В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Декабрь 10, 2014

Является ли антинорманизм диагнозом?

Автор 21:23. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Является ли антинорманизм диагнозом?

Чудинов В.А. 

Споры историков по поводу норманизма и антинорманизма не утихают. С моей точки зрения, они основаны на разном истолковании понятия «варяги» и на истолковании фразы летописей о том, что несколько этносов на территории современной России «призвали Рюрика на княжение». Эта фраза, как я показал в работе [1] была вписана в летописи позже.

До сих пор меня интересовали в основном аргументы антинорманистов. Теперь я хотел бы послушать точку зрения норманистов. Я прокомментирую статью [2], стараясь обращать больше внимания на суть возражений, чем на личность ее автора. Как обычно, названия подзаголовков идут от меня, как и текст без курсива.

Начало статьи Л. Клейна. «В Интернете появился большой опус профессора, д.ист.н. Вячеслава Васильевича Фомина «Клейн как диагноз или голый "конунг"». Это ответ на мою небольшую статью в «Троицком варианте» «Варяги, антинорманисты и час истины». Ответ пространнее самой газетной статьи более, чем в 10 раз - на 101 стр. книжного текста. Дело в том, что под видом интервью по поводу этой статьи содержится и рецензия на мою книгу «Спор о варягах» (2009) с экскурсами в другие мои сочинения («Диагноз», «Трудно быть Клейном»), а также в открытое письмо 19 ученых по поводу конференции «Начало русского мира».

Прежде всего, должен изъявить В.В. Фомину мою искреннюю признательность за список опечаток и других частных огрехов в книге «Спор о варягах». Я, безусловно, учту этот список в случае переиздания (возможного, поскольку весь тираж книги разошелся). Оправдывать огрехи в любом случае нельзя, а для объяснения сошлюсь на историю создания книги (повторять здесь не стану, она изложена в публиковавшемся на "Полит.ру" предисловии к книге). Фомин же склонен объяснять эти огрехи моей некомпетентностью в варяжском вопросе».

Я не буду обращать внимания, как обещал, на то, как один историк отвечает другому. Как я понял, для В.В. Фомина первая из перечисленных заметок Л.С. Клейна явилась не столько причиной, сколько поводом для большого анализа сочинений доктора исторических наук Льва Самуиловича Клейна. Понятно, что дело тут не в личностях, а в научной позиции.

Что касается опечаток, то чаще всего их природой является приборная доска компьютера, где некоторые нажатия пальцев оказываются для них слабыми, и нужная буква не пропечатывается, выпадая из слова, тогда как в других случаях, напротив, нажим пальце задевает соседнюю клавишу, и появляется лишняя буква. При проверке люди с большим научным стажем обычно угадывают слово по нескольким опорным буквам, не читая прочих, и потому неверно напечатанное слово может сохраниться в тексте. А поскольку при личной переписке никаких профессионалов-корректоров не бывает, у любых авторов опечатки непременно встречаются (а том числе и у меня).

Разные подходы. «Тут разница в нашем подходе. Я-то признаю его специалистом (даже писал об этом), он меня - нет. Что ж, это его право иметь свое мнение. В некотором противоречии с этим мнением является тот факт, что я был достаточно компетентен, чтобы много лет вести на кафедре археологии Ленинградского университета Славяно-Варяжский Семинар, выпустивший десятки специалистов по этой тематике, многие их которых ныне доктора наук и которые ныне гораздо компетентнее меня (кстати, я никогда не работал в Институте истории материальной культуры, куда меня определил В.В. Фомин,  местом моей основной работы был Ленинградский / Петербургский университет).

Фомин отказывает в компетентности также многим ученым, подписавшим письмо 19-ти (только 6 он снисходительно признает специалистами, и то не по теме, среди них ни одного из 10 археологов). Об А.Н. Кирпичникове он пишет, что тот, видимо, был принужден подписать это письмо. Должен разочаровать В.В. Фомина, Кирпичников не только подписал это письмо добровольно и охотно, но и участвовал в его составлении.

Написав эти обычные в ответе на критику замечания - благодарность критику и необходимые поправки, - останавливаюсь в недоумении. Дальше писать ответ, собственно, не о чем. Очень сумбурное сочинение В. В. Фомина всё время уводит спор в сторону и полно эмоциональных аргументов ad hominem. Оно подано как интервью, видимо, чтобы оправдать эту сумбурность, и чтобы создать впечатление восторженной аудитории. Сами анонимные вопросы сформулированы с заведомой поддержкой и симпатией к Фомину. Будто спрашивал и отвечал один человек.

Отвечать на каждый булавочный укол бессмысленно, хотя они и представлены как удары дубиной. Отвечу по основным вопросам спора».

Опять речь идёт о личностным взаимоотношениях. Мне в этом отношении легче, поскольку Фомин о моих исследованиях ничего не знает, а Клейн меня не признает, как учёного. Однако мне это в данном случае глубоко безразлично.

Понимание антинорманизма. «Всё выступление В.В. Фомина проникнуто идеей борьбы с враждебным учением - норманизмом, коего я для Фомина наглядный представитель. В свое время я тоже был вынужден писать о норманизмом, хотя понимал, что никакого норманизма нет. Сейчас мы можем это признать открыто. Антинорманисты провозглашают, что норманизм - это некое учение, «норманнская теория». На самом деле такой теории не существует. Есть гипотезы об этнической идентификации варягов, о той или иной степени участия скандинавов в древней истории нашей страны и т. п. Но не все гипотезы в случае подтверждения становятся теориями, многие становятся не теориями, а фактами. К этой последней категории гипотез принадлежат и гипотезы о варягах. Спор идет о фактах. Поэтому в случае подтверждения никакого -изма не образуется».

Здесь я, пожалуй, соглашусь с Л.С. Клейном. Слово «норманн» на германских языках означает просто «северный человек». Варяги для французов, итальянцев, испанцев, и южных славян, разумеется, «норманны».

«Что касается антинорманизма, то он существует в реальности уже два с половиной века. Но существует только в России и нигде больше в мире. Хотя нашествия скандинавов были по всей Европе и даже вне ее. Поэтому есть все основания считать, что антинорманизм - это не научное течение, а идеологическая тенденция, внедряемая в науку из соображений, которые представлены как патриотические. Это характерный именно для нашего народа комплекс национальной неполноценности, корни которого нужно искать в современной ситуации (но он был и в послепетровской России - по несколько иным причинам). Уберите из дискуссии термины «норманизм» и «антинорманизм» - и сразу споры потеряют свою горячность, а во многих случаях - и смысл. Именно этого В. В. Фомин и А.Н. Сахаров не хотят».

Помимо нашествия скандинавов на всю Европу существовало еще и нашествие варягов Рюрика, о чем историки знают хуже. И часто принимают варягов за скандинавов.

А спор идёт действительно о том, кем являются варяги - скандинавами (и, следовательно, германцами), или русскими (откуда и пошёл термин «русь» - высказывание летописи). Если германцами - налицо прогерманская позиция историка (но именно по данному вопросу), и, следовательно, прозападная. Если русскими - налицо прорусская позиция, и, следовательно, патриотическая.

«В связи с этим находится и хлесткий заушательский стиль, который до сих пор в исторической науке позволял себе только А. Н. Сахаров, а теперь освоил и В. В. Фомин, вероятно, нацеливаясь на место А. Н. Сахарова в управлении наукой. «Безответственная болтовня», «начальник Тайной розыскных дел варяжской канцелярии, ведающей научным сыском», «вселенский визг», «по правилу одного печально известного нацистского спеца по оболваниванию», «оппонентов ... по команде надо с визгом и с гоготом "втоптать в грязь" и "размазать по стенке"» и т. д. При этом Фомин заведомо отвергает возможные упреки в хамстве, уверяя, что он «не так воспитан».

Совершенно изменяет Фомину чувство меры и вкуса, когда, сравнивая меня с унтером Пришибеевым, он обильно цитирует рассказ Чехова, предполагая, что читатель с ним не знаком. А что касается смысла этого сравнения, то полноте, почтеннейший, я ведь как раз писал (в той же книге «Спор о варягах», стр. 204) о том, что и антинорманистские исследования не стоит подавлять, они нужны - хотя бы для поддержания остальных исследователей в бодром состоянии. Уж если и сравнивать кого с унтером Пришибеевым, то скорее этого заслуживает тот, кто своих оппонентов вытесняет из Института, поносит и объявляет вредными для науки («отпетые норманисты», «опасное единство, покрывающее душным туманом русскую науку»), а эта фигура находится очень близко к Фомину».

Личные выпады я комментировать не буду, они мне напоминают высказывания ЖЖ Чудинология. Уверен, что учёные так писать не должны.

«Фомин уверяет, что «Клейн продолжает лгать», инкриминируя Фомину попытки обвинять «норманистов» в том, что они подкуплены Западом. А как еще можно интерпретировать его слова в «Часе истины»: «...мы наступили на мозоль людям, которые ангажированы, которые фальсифицируют историю, всю жизнь на это положили. Все эти люди - члены Шведской и Норвежской академии. Они работают на них». Если кто и лжет, то не я.

Но можно согласиться и с аргументом Фомина о том, что в западные АН людей с русскими патриотическими взглядами не приглашают.

«Когда Фомин, родившийся в 1957 г., еще под стол ходил (60-е годы) и позже, мы спорили с его учителем А.Г. Кузьминым, не прибегая к подобному стилю. Да и в моем критическом разборе книги В.В. Фомина (целый раздел в «Споре о варягах» - стр. 216 - 220) нет ни одного абзаца, подобного фоминским «красотам стиля».

Замечу, что эллиптическая конструкция «под стол ходил» вместо полного выражения «под стол пешком ходил» имеет второй смысл, «ходил на горшок», однако, поскольку слово «горшок» отсутствует, возникает еще более грубый смысл, а такая двусмысленность фразы оскорбительна. Тем более, что имеется в виду не однократное действие, а целый период, 60-е годы ХХ века, «и позже», то есть, видимо, «еще и 70-е годы».

«Значительная часть многословного опуса Фомина посвящена защите священных фигур антинорманизма, а это и крупные фигуры отечественной науки вообще. Тут уж достается не только мне, но и многим другим ученым. Потому что Фомину для утверждения его идей требуется сакрализация этих крупных фигур, их неприкосновенность для критики. А народ чересчур осмелел и святых из своих героев не делает. Хочет разбираться трезво и здраво».

К сожалению, опять Л.С. Клейн вместо разбора ситуации, имеет аргументацию ad hominem, в которой он обвиняет В.В. Фомина. Поэтому я с радостью перехожу к следующему абзацу: «Во многих случаях наши историографические оценки расходятся по очень простой причине. Многих из тех, кого в историографии причисляли к антинорманистам, поскольку они уверяли, что норманнов на Руси было очень мало, или что не они принесли термин «русь» к восточным славянам и т. п., Фомин и Сахаров выбросили из этой почетной когорты, оставив в ней только тех, кто признает варягов славянами. А таких очень мало. Так моя дискуссия с И.П. Шаскольским, бывшая для нас столкновением норманизма с антинорманизмом, Фоминым рассматривается как междусобойчик норманистов: Шаскольский для него - норманист».

С моей точки зрения, которую я неоднократно доказывал чтением прямых эпиграфических древних источников, варяги - не просто славяне, но чистые этнические русские, ничуть не меньшие, чем основная часть современных русских.

«В своей книге «Спор о варягах» я структурировал спор, расчленив его на семь уровней и сопоставив все аргументы и контраргументы. В историографии спор постепенно смещался с первых уровней (кем были варяги, было ли призвание) на последующие (какую роль сыграли пришельцы, какие ими оставлены следы). В скандинавском происхождении варягов никто уже не сомневался. Путь из Варяг в Греки все вели из Скандинавии в Константинополь. Кузьмин, Фомин и Сахаров вернули спор на двести лет назад, восстановив риторику Ломоносова. Путь из Варяг в Греки, оказывается, начинался около Любека».

В моей статье [3, рис. 4] я показал возможный путь Рюрика из Рима, прочитав такие строки на медали, посвященной Рюрику: «На небе над городом вдали на уровне голов и туловища Рюрика с его людьми можно прочитать слова: ИЗ ВОЙСКА РИМА РУСИ ЯРА 8 АРКОНЫ - СЕ МОСКОВСКАЯ РУСЬ ЯРА. - Тут я усматриваю новые положения. Во-первых, что Рюрик пришел не непосредственно из основной Арконы Яра, что подразумевалось вписанными в Радзивилловскую летопись словами о его призвании на Русь, а из Рима. Во-вторых, что Московская Русь Яра (Москва Яра), является 8-й вторичной Арконой Яра. И, в-третьих, что Москва Яра была создана раньше, чем Москва Мары, поскольку Рюрик пришел из Москвы Яра к границам Руси Мары, где Столица еще не была создана. Рюрик начал ее создавать как 13-ю Аркону, но закончили его последователи только как 35-ю Аркону». Поэтому, с моей точки зрения, Рюрик вышел из Рима.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.14MB | MySQL:11 | 0.434sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.617 секунд