В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Ноябрь 6, 2008

Арктидная гипотеза Уоррена в свете науки

Автор 10:12. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Арктидная гипотеза Уоррена в свете науки

В.А. Чудинов

Обратиться к этой теме меня вынудила обскурантистская позиция некоторых моих читателей, которые, узнав из моей статьи о существовании циркумполярного континента, к настоящему времени погрузившегося в пучину океана, Арктиды, поторопились приписать гипотезу о его существовании мне, да еще предположили, что эта гипотеза идёт вразрез с геологией и другими естественными науками. И хотя я в своих ответах показал, что это не так, они, в силу незнания истории вопроса, по-прежнему остались при своём мнении. Поэтому осталось только просветить их, сообщив сведения примерно полуторавековой давности, разумеется, со своими комментариями.

Книга Уоррена. Она была написана в 1835 году. Статья об авторе в русской версии Википедии отсутствует. В английской версии сообщается, что Уильям Уоррен (William Fairfield Warren, 13 March 1833 - 7 December 1929) был первым президентом Бостонского университета. Родившись в Williamsburg, Massachusetts, он окончил Wesleyan University, Middletown, Conn. (1853), а затем стал членом организации Mystical Seven. Позже он посещал Теологический семинар и обучался в Берлине и Галле. Был профессором систематической теологии в Методистском Епископальном Миссионерском Институте в Бремене, Германия (1860-1866). Затем стал действующим Президентом Бостонской Университетской Теологической школы (1866-1873), Президентом Бостонского университета (1873-1903), позже став деканом на предыдущем месте работы (1903-1911). Его основные труды: The True Key of Ancient Cosmology (1882), Paradise Found-the Cradle of the Human Race at the North Pole (1885), The Quest of the Perfect Religion (1886), In the Footsteps of Arminius (1888), The Story of Gottlieb (1890), Religions of the World and the World Religion (1900), The Earliest Cosmologies (1909), The Universe as Pictured in Milton's Paradise Lost (1915). Нас интересует вторая книга (WAR).

В аннотации сообщается, что она выдержала десять изданий на Западе и теперь, в качестве одиннадцатого, издана на русском языке под другим названием (УОР). Отмечается, что издательство «Фаир-Пресс» выражает искреннюю благодарность научно-поисковой экспедиции «Гиперборея» и лично Валерию Никитичу Дёмину за предоставление редкой ксерокопии книги У.Ф. Уоррена на английском языке, полученной из библиотеки Дьюковского университета штата Северная Каролина.

Суть гипотезы. Она сформулирована в части второй книги под названием: «Новая гипотеза: изначальный Эдем на Северном полюсе». Самим Уорреном выделено такое положение: КОЛЫБЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ЭДЕМ ИЗНАЧАЛЬНОЙ ТРАДИЦИИ, НАХОДИЛСЯ НА СЕВЕРНОМ ПОЛЮСЕ В ОБЛАСТИ, ЗАТОПЛЕННОЙ ВО ВРЕМЯ ВСЕМИРНОГО ПОТОПА (УОР, с. 51).

В обоснование этой гипотезы приводится ряд доказательств, которые мы и рассмотрим в порядке их выдвижения.

Геогония. Так называется наука о происхождении Земли. Начинается эта глава с такого положения: «Если можно было бы сразу доказать, что Арктика как край земли была всегда областью, скованной льдами, какой она является и сейчас, как и многие тысячи лет, то, безусловно, было бы бесполезно поддерживать хотя бы в течение минуты гипотезу, утверждавшую, что там находилась колыбель человечества. Вероятно, одной из главных причин того, что наша гипотеза столь поздно начала привлекать к себе внимание, было распространение мнения, что с самого начала существования мира дальний север всегда был областью неодолимого холода. Однако в наше время, по мере преодоления этого затруднения, научные исследования подготовили широкий путь  для новой теории.

Вообще принятой доктриной теперь является утверждение, что Земля в целом подвергается постепенному охлаждению. Говоря так, мы не выступаем «за» или «против» небулярной космогонической гипотезы о происхождении мира, потому что и противники, и сторонники этой недоказанной гипотезы верят в непрерывно длящееся охлаждение или замерзание Земли. Все авторитеты в этой области считают и утверждают, что некогда лишь начинавшая остывать планета была столь горячей, что не могла бы нести на себе какую-либо форму жизни, и что лишь на определенном этапе ее охлаждения ее температура достигла уровня, необходимого для живых существ. Теперь спросим - в какой области земной поверхности впервые сложились такие температурные условия? Или они возникли единовременно и повсюду?...Мы задавали геологам вопрос: «Приемлема ли гипотеза об изначальности зарождения жизни на полюсе?» Ответ зависел только от рассмотрения проблемы медленного охлаждения Земли: «Условия для существования Эдема были обнаруживаемы в разное время то там, то здесь на земной поверхности. Рай мог находиться где угодно». Они, однако, добавляли, рассматривая космическое окружение: «Но если рай и мог быть где угодно, всё же первым местом на земной поверхности, достаточно охладившимся, чтобы возникли условия жизни в Эдеме, определенно были полюсы» (УОР, с. 61-63).

Ушла ли геология от картины постепенного остывания Земли? Нет, не ушла, и по-прежнему настаивает на этом тезисе. Когда-то средняя температура воздуха на Земле была около 400С (такова температура тела всех теплокровных животных, и она находилась в термодинамическом равновесии с окружающей средой), сейчас средняя температура воздуха Земли близка к 140С. Земля явно остывает, хотя на этот монотонный процесс накладываются периодические процессы потепления и охлаждения. Так что первичным оазисом умеренных температур на жаркой Земле были, конечно же, полюса. Правда, это было по геологическим меркам, очень давно, сотни миллионов лет назад.

Велика ли полярная ночь? По упрощённым прикидкам, ровно полгода, но если учитывать рефракцию атмосферы (благодаря которому Солнце вблизи горизонта кажется большим и красным), то Солнце даже находясь на 40 ниже горизонта, все-таки видно (что прибавляет по три дня полного освещения к полярному дню и при рассвете, и при закате), а также то, что сумерки еще не полная ночь (а они тоже длятся неделями), то получаются такие цифры:  194 дня мрака, по 48 дней заката и рассвета, и 75 дней ночи (УОР, с. 68).

Правда, высокие цивилизации людей добавляют в тёмные дни искусственное освещение, так что этот фактор не слишком существенен. Хотя, как мне думается, из-за него листья у растений переставали вырабатывать хлорофилл и потому высыхали естественным образом. Возможно так растения привыкли сбрасывать листву - не из-за холодов, а из-за уменьшения светового потока.

Каков был климат в недавнем прошлом? Здесь Уоррен цитирует других учёных. Грант Ален указывает: «По крайней мере, одно определенно - то, что до самого недавнего времени на нашей планете был тёплый и мягкий климат вплоть до самых полюсов, и что все растения всегда и повсюду были зелёными, во многом похожими на тип растительности современных тропиков» (УОР, с. 89). Маркиз де Надайак замечает: «При таких условиях жизнь распространялась вплоть до полюсов» (там же). Равным образом, по выражению Кроля: «Арктическая область, возможно, до точки полюса, была не только свободна ото льда, но и имела богатую и прекрасную растительность» (УОР, с. 89-90). Таким образом, Эдем там был вполне возможен.

Палеоботаника. «Изучение палеоботаники привело к новому и совершенно неожиданному результату. Саамы авторитетные представитель этой науки как в Европе, так и в Америке пришли к заключению, что все формы и типы растений, представленные в окаменелых видах на Земле, зародились в области северного полюса и оттуда распространились сначала по Северному, а затем и по Южному полушарию, продвигаясь с севера на юг. Эта концепция происхождения и развития растительности, о которой ни  один учёный не мог и мечтать несколько лет назад, станет совершенно новой для многих читателей данной книги. И тотчас выявится ее глубокий интерес в свете данной дискуссии» (УОР, с. 92-93). - Честно говоря, для меня это положение также стало новым. Жаль только, что возникновение растительности тоже было очень давно.

Но вот одно интереснейшее конкретное замечание: «Отто Кунце, специально изучавший культивируемые тропические растения, ...обращаясь к примеру банановых растений, которые выращивались в Америке еще до появления здесь европейцев в 1492 году,  говорит: «Каким путём это растение, не выдерживающее перехода через умеренные зоны, было принесено в Америку?» Трудность состоит в том, что бананы не имеют семян и могут быть перенесены в новые страны только в форме растений с корнями и затем посажены в подходящую почву. Вот эта «бессемянность» свидетельствует о том, что бананы культивировались человеком в течение огромного промежутка времени. Профессор указывает: «Бессемянное культивируемое растение должно было осваиваться чрезвычайно долго - в Европе нет ни одного полностью бессемянного плодоносного культивируемого растения. Поэтому, вероятно, было бы правильным думать, что такие растения были культивируемы с начала дилювия» (то есть, в четвертичный период до голоцена)... Обсудив все аспекты этого вопроса, он приходит к заключению двойственного характера: во-первых, цивилизованный человек должен был бы принести корни этого растения в любой новый район, где оно раньше не встречалось, и, во-вторых, появление этого растения в Америке можно отнести только на счёт предположения, что оно было принесено сюда из севернополярных стран - тогда, когда там, в области Северного полюса царил тропический климат» (УОР, с. 96-97). Иными словами, Америка - вовсе не родина банана.

Палеозоология. Профессор Ортон говорит: «Лишь вдоль берегов Арктического моря, при пересечении каждого меридиана, обнаруживаются одни и те же животные и растения, и лишь проходя южнее, через три главные линии Земли (то есть, тропики и экватор - В.Ч.), эти специфические сходства (то есть, сходства в пределах вида, перевод неточный - В.Ч.) уступают сходству в пределах рода. Затем это будет заменено на сходства в пределах семьи (семейства; переводчик не знаком с таксономической терминологией - В.Ч.), и, наконец, и представители семьи (семейств - В.Ч.) станут взаимно различны, причем не столько на пространстве одного континента, но и на островах, вплоть до того, что на каждой скале в океане обнаружится своё особое население» (УОР, с. 99). - Очень интересное положение. Иными словами дивергенция (расхождение) видов, родов и даже семейств усиливается по мере продвижения на юг, что означает выделенное направление миграции живых существ, с севера на юг. Следовательно, если придерживаться теории эволюции, то по мере миграции живых существ с севера на юг их отличие друг от друга всё усиливается. Это даёт возможность понять и пока малопонятный лингвистический факт, выявленные Миклухо-Маклаем: на Папуа-Новой Гвинее в каждом селении существовал немного свой диалект основного языка, так что чем дальше он уходил от своего селения, тем дальше его диалект отстоял от исходного. Ничего подобного в Европе не наблюдается. Скажем, датский, норвежский и исландский языки можно считать просто разными диалектами одного и того же северогерманского, равно как итальянский, испанский и португальский - диалектами единого романского (проверил месяц назад на себе: общался с итальянцами на испанском, и они меня прекрасно понимали). А на Новой Гвинее такая степень различия сохраняется только в пределах 1-2 км, а на расстоянии в 10 км Миклухо-Маклай попал как бы совсем в другую страну с иным языком. Так что лингвистические данные подтверждают эту зоологическую картину, хотя неверно трактуются современной филологией: как будто это свойство не южан, а «первобытных» или «отсталых» людей.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.04MB | MySQL:11 | 0.505sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.706 секунд