В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Декабрь 1, 2015

О книге «Дао Алтая»

Автор 21:21. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Глава 4. Рождение тюрок. «Собственно, тюрки к этому времени уже не помнили своих великих предков и ощущали себя новым, молодым этносом. «Когда было сотворено вверху голубое небо, а внизу - бурая земля, между ними обоими были сотворены сыны человеческие. Над сынами человеческими воссели на царство мои предки Бумын-каган и Истеми-каган. Сев на царство, они охраняли государство и устанавливали законы тюркского народа». Когда же зафиксировано это сотворение мира? В 732 году от Рождества Христова на орхонском памятнике видного тюркского полководца Культегина, расшифрованном датским ученым Вильгельмом Томсоном лишь в 1893 году» [1:186]. - Фамилия датского учёного была Томсен, и первое прочитанное им слово было не Культегин, а Тенгри (см Википедию). Однако из 7 типов тюркских рун пока дешифрованы только орхонские, причём дешифрованы не тюрками.

«Похоже, тюрки и не догадывались, что их прямые предки древнее всех. Вот к каким последствиям могут привести разрыв между поколениями и утрата культурно-исторической памяти» [1:186]. Иначе говоря, сами тюрки этого не знали, а автор, строя догадки мифологического типа, каким-то образом узнал.

dao8.jpg

Рис. 8. Портрет Аттилы на монете [1:187] и моё чтение надписей

На рис. 8 мы видим у автора репродукцию монеты с изображением Аттилы. На прическе я читаю подпись: ВОЛК В 55-56 ГОДУ ЯРА. Почему-то подпись сделана по-русски, а годы нашествия указаны по Рюрику, причём не VIII век н.э., а 911-912 ГОДЫ ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА.  Как обычно, автор попал пальцем в небо.

«Тюрки, считавшие, что появились на мировой арене поздновато (по их беспамятному мнению), стараются быстро наверстать упущенное, и динамика их военных успехов весьма впечатляет. В 542 году тюрки впервые упоминаются китайскими летописцами, в 545-м они налаживают связи с одним из северокитайских государств. Первым их послом стал согдиец, выходец из Бухары. В 551 году вождь тюрок Бумын создал государство и объявил себя каганом. В 554-м это уже империя. Муган-каган, как повествует китайская летопись, «привел в трепет все владения, лежащие за границей с востока от Корейского залива на запад до Западного моря (Каспия. -С. К.)» [1:190]. Все эти сведения подлежат проверке.

«Тюрки были неприхотливы в еде.Во время длительных походов, когда не было возможности найти свежее мясо и молочные продукты - главные в рационе своего питания, они брали вяленое мясо, клали под седло, оно размягчалось, и его можно было есть как в вареном, так и в сыром виде, а также разводили в воде высушенный творог (курт), и получался достаточно вкусный напиток. В крайних случаях они выпускали кровь из вен лошадей и пили ее» [1:191]. Эти подробности производят на русских ужасающее впечатление. Питаться сырым мясом, на котором потный всадник сидел своим мягким местом, или даже под седлом, будучи прописано лошадиным потом, - вряд ли кто из моих современников на это согласится.

Глава 5. Религия тюрок. «Религией тюрок было тенгрианство, оно основывалось на сохранившихся в памяти их племен сведениях о великой Изначальной Религии - Прототенгрианстве. Тенгрианство представляло как бы его несколько измененную и упрощенную модель. С учетом новых реалий они внесли свои добавления и изменения, которые, в частности, отражают усиление роли вождя и экспансионистские настроения народа» [1:191]. Не зная религии прототюрок, как можно говорить о каком-то сходстве или различии последующих религий?

«Тюрки иногда называют своего бога Кёк Тенгри (Көк Тəңір), и на основе этого некоторые историки, среди них даже очень известные, говорят о Голубом Тенгри. Но это ошибочно, слово «көк» имеет следующие значения: «голубой», «небо» и «(небесная) высь». Поэтому Кёк Тенгри - это Небесный Тенгри, так же как Кёк Бори (Көк Бөрі) - Небесный Волк, верховный тотем тюрок. Животворящая Мать-Земля - Этуген убирается с авансцены, и большая часть ее полномочий передается богине Жер-Су (Земля-Вода). Супругой Тенгри становится скромная Умай - богиня плодородия, брака и домашнего очага, полностью покорная Тенгри. Причем головной убор Умай напоминает «трехрогую» - ӰЧ СӱРӱ (Белуху), священную гору всех алтайцев. У бога подземного царства Эрклига появляется помощник - божок скорой смерти Бюрт» [1:192]. Автор кратко излагает доисламские воззрения тюрок, которые напоминают языческие верования многих народов после Рюрика.

Глава 6. Психологоя тюрок. «Арабский писатель Абу Усман аль-Джахиз так описывает жизнь тюрок: «Тюрки - народ, для которого оседлая жизнь, неподвижное состояние, длительность пребывания и нахождения в одном месте, малочисленность передвижений и перемен - невыносимы. Сущность их сложения основана на движении, и нет у них предназначения к покою... Они не занимаются ремеслами, торговлей, медициной, земледелием, посадкой деревьев, строительством, проведением каналов и сбором урожая. И нет у них помыслов, кроме набега, грабежа, охоты, верховой езды, сражений, витязей, поисков добычи и завоевания стран. Помыслы их направлены только на это, подчинены лишь этим целям и мотивам. Ограничены ими и связаны только с ними. Они овладели этими делами в совершенстве и достигли в них предела. Это стало их ремеслом, торговлей, наслаждением, гордостью, предметом их разговоров и ночных бесед» [1:194]. Странно, что автор показывает тюрок в таком негативном свете. Разбойники вряд ли имели предками отцов Истинного Знания.

«Тот же Абу Усман Джахиз придавал тюркам некоторые свойства «благородных дикарей», например, отсутствие лицемерия,нелюбовь к интригам, невосприимчивость к лести, хотя и вынужден был признать их ненасытную страсть к грабежу и насилию. Тюрк по своей природе - воин, разбойник, завоеватель» [1:195]. И опять - негатив.

«Письмом владели избранные тюрки, и в большинстве своем они, так же как и саки, не любили его, так как оно жестко фиксирует события и несет информацию о них в неизменном виде, не оставляя места для воодушевляющих фантазий о деяниях былинных богатырей. И в этом свете все становилось обыденным, серым и мелковатым» [1:196]. И опять у автора нет никакого уважения к тюркам.

Но далее автор восхищается тюркскими завоеваниями: «На стыке XIV и XV веков тюркское могущество достигло еще одного пика: Золотая Орда тюрок занимала почти всю территорию позднего Советского Союза, Османская империя огузов набирала силу. Ее армия 25 сентября 1396 года под Никополем одержала победу над польско-венгерско-французским объединенным войском и закрепила свое господство на Балканском  полуострове, а Византия стала фактическим протекторатом Османской империи!» [1: 198]. На мой взгляд, это явное преувеличение. Тем более, что до XIX века балканские полуостров назывался по-славянски Хелмским, то есть, Холмистым.

«Великий Мустафа Кемаль Ататюрк из остатков разваливавшейся Османской империи создал собственно Турецкую республику. И в 1923 году объявил о смене исторических ориентиров нации: «Те, кто воюет с мечом, в конце концов, терпят поражение от тех, кто воюет сохой. Соха - вот наше перо, которым мы будем писать национальную историю». К концу ХХ века Турция стала самым сильным государством в мусульманском мире и заявила претензии на роль регионального лидера. Примерно в это же время, в декабре 1991 года, развалился Советский Союз, и пять тюркских союзных республик в составе СССР: Азербайджан, Кыргызстан, Туркменистан, Узбекистан и Казахстан - получили политическую независимость. Но, увы, они не смогли в должной мере воспользоваться этим историческим шансом. Впрочем, все еще впереди, и, возможно, новое поколение политиков тюркских стран изменит все к лучшему» [1:199]. О том, что СССР был развален со стороны США путём подкупа предателей в руководстве, автор умалчивает. Замечу, что прилагательным «великий» автор награждает только тюрок. Сталина к этому числу автор не относит.

Глава 7. Тюркская миссия. «Мысль Льва Толстого о том, что существует не только периодическая система химических элементов, но и периодическая система философий, весьма интересна и намного шире. Думаю, можно составить своеобразные периодические системы цивилизаций, культур, религий, литератур, нравов, традиций и, возможно, даже этносов. Протоалтайцы создали Пракультуру, занимающую первое место в периодической системе человеческой цивилизации - место «водорода». Именно протоалтайцы из первичного Хаоса сотворили Изначальное Знание, по сути, ставшее божественным Словом» [1:200]. Опять предположение автора приводится как истина в последней инстанции.

«У тюрок сложилась непростая судьба, у них дважды прерывалась духовная связь с великими предками, вначале алтайцы сохранили о протоалтайцах лишь смутные воспоминания, а сами тюрки почти забыли об алтайцах. И эту прерванную духовную связь между мегапоколениями надо восстанавливать и поднимать себя» [1:200]. Здесь автор показывает цель создания своей книги -любыми методами поднят алтайцев в глазах международного общественного мнения. Как я уже писал выше, я не против этого, но это следует доказывать, а не выливать на тюрок негатив, а потом стараться обелить их своими фантазиями. «Похоже, первой этот призыв судьбы услышала Турция и начала свой быстрый подъем. При этом алтайский мир, и в его числе тюрки, поднимается с периферии в отношении своего исторически-духовного центра - Алтая. Очередь за туранскими тюрками. Если внимательно присмотреться, то нетрудно убедиться, что все алтайцы одиноки сами по себе, но взаимно дополняют друг друга и могут составить Великое Единство. Конечно, это сверхутопия, но если потенциал нынешних потомков алтайцев: японцев, корейцев, монголов и тюрок, - имеющих политическую независимость, объединить, то с великой задачей по выведению человечества из глубокого духовного кризиса они справились бы быстрее и эффективнее» [1:200]. Турция при Реджепе Тайипе Эрдогане оправдывает характеристику разбойника, завоевателя [1:195], и вполне может оказаться на обочине исторического развития. Насколько разбойники могут справиться с великой задачей по выведению человечества из глубокого духовного кризиса, полагаю, у любого читателя возникнут сомнения.

Часть VI. Стороны света и формы бытия. Глава 1. Юг и север. «Общеизвестно влияние различных условий местности на формирование народов и рас, и тем более велико макровлияние сторон света, совпадающих у нас с частями Старого Света, т. е. Африка - это Юг, Гиперборея (Алтаида) - Север, Азия - Восток и Европа - Запад. А континенты Нового Света - это продолжение той или иной части Старого Света» [1:203]. Гиперборея никакого отношения к алтайцам не имеет, это - Аркторусь [10].

«Юг выделил человека из мира животных, дал ему праязык и простые орудия труда и охоты, Север создал первые мифы и эпосы, первую религию единобожия, орудия земледелия, строительные навыки, доместикацию диких животных, прежде всего лошадей, и более совершенные виды военного оружия. И роли Юга и Севера фундаментальны, они основа всей земной цивилизации» [1:204]. В принципе, с этим можно согласиться, хотя автор очень примитивизирует ситуацию. То же можно сказать и о следующей фразе: «В сакрально-историческом значении Юг - Африка - матерь человечества, а Север - Гиперборея (Алтаида) - его Учитель» [1:204]. Только Гиперборея - это РУСЬ!

Глава 2. Восток и Запад. «Мы же под Востоком будем понимать (Большую Южную) Азию и Северную Африку и сопоставлять его с Западом в сакральном измерении. Восток создал литературу, философию, основы наук, космогонию, первые государства и империи, все мировые и региональные религии, архитектуру и древнюю медицину. Запад подарил миру современную науку, драму и роман, демократию, право, парламент, величайшие технические достижения, рациональную систему образования и здравоохранения» [1:207]. Автор преувеличивает завоевания Востока.

«Признано, что христианский Запад с определенной долей условности можно рассматривать как единый мир, а Восток состоит из нескольких самостоятельных миров с индивидуальной душой: брахманистской Индии, конфуцианского Китая, заблудшего Турана (правда, иранские историки несколько смущены тем, что «мифический Туран» из «Шах-наме» обрел вдруг плоть), исламского Ближнего и Среднего Востока» [1:208]. Сравнение неправомерно: христианский Запад насчитывает срок в последние несколько веков (не более 8) , тогда как Восток в представлении автора насчитывает хотя бы пару тысяч лет. Но пару тысяч лет назад единой Европы тоже не было. «Восток и Запад разделяет своеобычный конфликт поколений. Запад - эгоистичное и своевольное, самоуверенное и энергичное дитя Востока, которое считает свою мудрую мать отсталой и полной предрассудков. Отсюда восточная и западная мысли принципиально отличаются одна от другой» [1:208]. Да, на сегодня восточная и западная мысль весьма отличаются в наши дни. Но Запад вовсе не считает Восток своей матерью. «Отношения Востока и Запада всегда были непростыми. В Древнее время и Средние века культура и знания шли с Востока на Запад, в Новое время - с Запада на Восток. В первые две эпохи Восток не единожды вторгался на Запад в лице персов, арабов и турок. Но с XVIII по первую половину XX века Запад начал тотальное наступление на весь мир, в том числе и на Восток. Наиболее показательным было вторжение Великобритании в Индию, где столкнулись исконный Восток и истинный Запад» [1:210]. С первым положением можно было бы согласиться, если бы были приведены соответствующие примеры. А остальные положения вполне приемлемы.

Глава 3. Современный центр мира. «Исторически исконным Центром мира являлся Алтай, но за многие тысячелетия центральный район мира немного сместился на Запад и расширился, и в современном значении Центром мира следует считать прямую наследницу Алтая - Центральную Евразию, расположенную в центре Великого континента, ошибочно называемую Центральной Азией» [1:214]. Опять автор настойчиво проводит свою мысль о том, что исконным Центром мира являлся Алтай. «Центральная Евразия - чтобы не путаться, буду ее называть привычной Центральной Азией - это древнейшая, уникальная и особая цивилизация, не только сравнимая по своей древности и культурным достижениям с другими цивилизациями: Шумером, Хараппой, Египтом, Китаем, Индией, Ираном, Мезоамерикой и Древней Грецией, - но и являющаяся первичной по отношению к ним. Это я уже высказал в предыдущем повествовании» [1:215]. Насчет того, что цивилизация Центральной Азии своеобразна - сомнений нет. Насчёт ее первичности - сомнения огромные. «Но не только отвагой известен этот регион, Центральноазиатская цивилизация, духовным стержнем которой являлся Восточный Иран, породила в IХ-ХI вв. величайших ученых мирового масштаба: Мухаммеда аль-Хорезми (787-850), Абу Насрааль-Фараби (870-950), Абу Райхана аль-Бируни (973-1048), Абу Али ибн-Сину (980-1037), Юсуфа Баласагуни (XI век) и других» [1:216]. Этих мыслителей изучают, по крайней мере, в российских вузах. Но заметим, что по сравнению с Западом, их весьма немного.

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.31MB | MySQL:11 | 0.504sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.705 секунд