В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Февраль 1, 2007

Деревянные навершия посоха и ручки ковшей из Новгорода

Автор 10:20. Рубрика Этнография и мифология

Деревянные навершия посоха и ручки ковшей из Новгорода

В.А. Чудинов

Внешний вид славянских богов пока еще исследован недостаточно; еще менее мы знаем о жреческой атрибутике. Поэтому крайне интересно проследить те немногие изображения, которые мы получили в процессе археологических раскопок в Новгороде.

Навершие посоха из Новгорода и мое чтение надписей

Рис. 1. Навершие посоха из Новгорода и мое чтение надписей

Навершие из храма Мары. На рис. 1 показано навершие посоха из Новгорода [1, вклейка между с. 128-129]. Лик славянской богини весьма выразителен: брови и волосы отсутствуют, вместо глаз – пустые глазницы, нос почти без ноздрей, рот прямолинеен, с узкими губами, вокруг губ морщины, нижняя челюсть очень массивна. Вид лица довольно отталкивающий. Я читаю надписи, прежде всего, на лбу. Тут можно выявить слова ПОСОХ МАРЫ, а также слово МАСКА. Из чтения предыдущих надписей на сакральных предметах у меня возникло мнение, что слово МАСКА применялось для обозначения ЖРЕЦА, таким образом, три прочитанных слова я склонен интерпретировать как ПОСОХ ЖРЕЦА МАРЫ. Принадлежностью данного изображения к Маре и объясняется отсутствие волосяного покрова на лице, примитивность черт и их отталкивающий облик – ведь Мара считалась славянской богиней болезней и смерти.

Слова МАСКА МАРЫ читается еще раз на лбу, а слово МАРЫ – не носу и под нижней губой, подтверждая предшествующее чтение. Кроме того, на лбу можно встретить и слова ХРАМ МАРЫ. Теперь, после подтверждения, сомнений не остается: перед нами действительно посох жреца (маски) из храма Мары.

Интересно отметить, что посохи с человеческими головами Б.А. Рыбаков рассматривал в разделе «реквизит языческих русалий», говоря о них так: «Жезлы с человеческими головами и булавы разделены между собой интервалом в 200 лет; это требует специального рассмотрения. В исторической последовательности жезлы и булавы предстают в таком виде: к слою языческого Новгорода второй половины Х века относятся три жезла в виде мужской головы [2, табл. 34-1 и 2; табл. 35-1), с. 224, 225 и 227]. В глазницах головы (№ 224) «были вставлены, заменяя зрачки, горошины. Следы от гороха в глазницах были обнаружены во время расчистки находки» [2, с. 42]. Как это напоминает описание болгарской русальской тояги, сделанное Д Мариновым! В комлевый конец русальского жезла закладываются с заклинательной целью травы; здесь вправлены настоящие, живые горошины. Напомню, что горох был одним из архаичных продуктов далекой первобытности (может быть, даже доземледельческой). Это отразилось и в сказках, и в поговорках «при царе Горохе», и в древнем обычае «принесения первых плодов», когда происходило «разговление горохом» (6 августа), и в перечне плодов на первом месте стоял горох» [3, с. 683-684]. Как видим, данного исследователя в первую очередь интересует не личина, а вставки в нее.

Мое чтение надписей на посохе

Рис. 2. Мое чтение надписей на посохе

То, что перед нами посох, хорошо видно на рис. 2 [3, с. 685, рис. 123]. Здесь же я читаю надпись МАСТЕРСКАЯ МАРЫ. Таким образом, мнение Б.А. Рыбакова о том, что перед нами русальский жезл, неверно. Во-первых, вместо слова ПОСОХ было бы начертано слово ЖЕЗЛ, известное по сакральным надписям еще с палеолита. Во-вторых, неясно, что должен был делать жрец (или жрица) Мары на русальских игрищах.

Из скульптурных портретов Мары, найденных в Словении, мы знаем, что миксоморфный облик Мары был представлен в виде женщины с головой коровы, которая иногда держала на руках козленка. На данном навершии мы впервые наблюдаем антропоморфный лик Мары в виде безволосой скорбной женщины с большими глазницами. Именно по выражению лица этот лик можно сопоставить с ликом христианской Богоматери. Впрочем, тут нет ничего удивительного, ибо, как я показал в своей монографии [4], христианская дева Мария была жрицей языческого славянского храма Мары, то есть должна была воспроизводить основные черты иконографии Мары. Но если для языческой богини в облике животного, в данном случае коровы, было вполне естественно держать на руках другое животное, козленка, то для христианской девы Марии было естественным на руках держать ребенка, то есть Христа. На личине навершия посоха Мара впервые предстает женщиной без всякой косметики, украшений и даже естественного обрамления волос; для ее культа это понятно, ибо болезнь не красит никого, в том числе и женщин. Понятен и скорбный лик Мары. Более того, понятно и перенесение тех же черт на жрицу Мары Марию. Однако совершенно непонятно перенесение тех же черт на культ Богородицы, ибо она должна была бы радоваться, подарив миру Спасителя. Поэтому единственным возможным объяснением подобного отсутствия логики является просто сила традиций: культ девы Марии, в том числе и ее иконография вполне сложились уже в языческий период, и христианство, отойдя от язычества по сути, то есть по идеологии, все же сохранило с ним единство по форме, то есть по иконографии.

Мое чтение надписей на другом навершии посоха

Рис. 3. Мое чтение надписей на другом навершии посоха

Навершие из храма Перуна. Этот лик содержит весьма стилизованное изображение бровей, усов и бороды персонажа, рис. 3 [1, вклейка между с. 128-129; 3, с. 685, рис. 123]. На лбу я читаю слово МАСКА, которое понимаю как ЖРЕЦ. Чуть ниже находится весьма любопытная надпись руницей и кириллицей ПЪРУНЪ НА ВОЛХОВЕ, то есть ПЕРУН НА ВОЛХОВЕ. Вероятно, между прибалтийским Перуном и Перуном на Волхове имелись определенные различия.

Еще один посох Перуна. Весьма похож на данный другой посох, рис. 4-1 [3, с. 685], где мы видим клиновидную бороду, усы, которые не имеют разделительной линии от носа, глубокие глазницы и общий печальный облик. При обращении в цвете и повороте на 900 вправо можно прочитать слово МАСКА, то есть ЖРЕЦ, а также слово ВОЛХОВЕ, что сразу напоминает ХРАМ ПЕРУНА НА ВОЛХОВЕ. Под носом темным на светлом фоне написано слово ЛИК, а ниже можно прочитать слово ПОРУН, то есть ПЕРУН. Написание ПОРУН нам встречалось много раз, как руницей, так и кириллицей; я считаю его более архаичным по сравнению с написанием ПЕРУН. Из того, что данное изображение отличается от предыдущего, я делаю вывод о том, что в храме Перуна было несколько жрецов с некоторым различием в функциях, что отразилось в различии посохов. Возможно, что более детальное исследование данного изображения в будущем поможет понять тонкие различия между жрецами. Сейчас важно то, что жрецы непременно должны были иметь посох своего храма.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.18MB | MySQL:11 | 0.179sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апрель    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.320 секунд