В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 23, 2017

Этимология слов от Драгункина и от Руницы

Автор 20:18. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Этимология слов от Драгункина и от Руницы

Чудинов В.А.

Я давно не рассматривал этимологии русских и иностранных слов от своих коллег. Спешу восполнить этот пробел. Но сначала несколько слов об Александре Драгункине.

Википедия пишет: «Алекса́ндр Никола́евич Драгу́нкин (29 июля 1947, Санкт-Петербург, Россия) - автор учебников по английскому языку и псевдонаучных историко-лингвистических идей. Родился 29 июля 1947 года в Ленинграде в семье рабочего-механика. Окончил вечернюю школу, поступил на Восточный факультет ЛГУ. По окончании университета со специальностью «востоковед-филолог» преподавал иностранные языки, главным образом английский. С началом перестройки занялся бизнесом, не прекращая своей преподавательской деятельности. Является автором пособий по изучению английского языка, а также маргинальных историко-лингвистических исследований. В 2004 году учредил «Фонд восстановления исторической справедливости».

В 2012 году получил диплом «доктора философии в области лингвистики (английский язык)» в негосударственном образовательном учреждении «Международный Университет Фундаментального Обучения».

Хочу сделать перевод некоторых слов с «википедийского» на русский. «Маргинальными» называются исследования, которые признают русскую культуру более древней по отношению к западной, в том числе и русский язык наиболее древним по отношению к латыни и романо-германским языкам. «Псевдонаукой» называется всё, что выходит за рамки исследований НИИ РАН. Ибо признаётся приоритет академической науки над всякой другой, даже университетской. И тем более над наукой негосударственных вузов.

Предисловие и введение. В данной статье я хотел бы порассуждать, читая книгу двух авторов [1] которая вышла 12 лет назад. В предисловии А. Драгункин, поговорив об особенностях книг двух авторов, пишет такие строки: «За долгий период критиканствующего неприятия окружающими правды о России и о её подлинной истории, и даже просто агрессивного нежелания со стороны тех же окружающих услышать что-то новое на эту «тему нон грата» (мы с Образцовым!) сумели выработать у себя стойкий иммунитет к подобного рода тупости, но я чувствую, что - возможно - в очень скором времени этот иммунитет (к счастью) нам уже больше не будет нужен» [1:8]. Соглашаясь с автором по поводу агрессивного нежелания многих последователей академического направления принять правду о России, я, тем не менее, не думаю, что западная в основе академическая точка зрения будет изменена в скором времени. Предстоит еще долга борьба. Ибо прошло уже 12 лет после выхода этой книги, а воз и ныне там. Ситуация изменится только тогда, когда Россия перестанет быть колонией или полуколонией США, и когда древность российской культуры будет выгодно признавать по таким же политическим соображениям, по каким сейчас признаётся необычайная древность Западного мира.

Во вступительном слове А. Образцова говорится о том, что А Драгункина следовало бы наградить двумя нобелевскими премиями 1) за создание безупречной теории праязыка и 2) за блестящую попытку реконструкции первых букв, цифр и корней слов [1:11]. Эти слова я хотел бы проверить в ходе изложения данной книги.

Уже из этого заявления следует неравноправие соавторов: один постулирует себя как гения, приобретшего иммунитет от критики (читай: как лицо, невосприимчивое к критике), а другой - как лицо, восторженно воспринимающее гения во всех его проявлениях. Такая пара мне уже однажды встретилась: Геннадий Станиславович Гриневич и его издатель В.Г. Родионов. Последний вскружил голову Гриневичу, признав его первые удачные опыты по исследованию руницы гениальными, что остановило как сами исследования, так и препятствовало дальнейшему профессиональному росту этого талантливого человека.

«Почему Россия любит своих хулителей? Почему истинные её друзья и дети отторгаются ею? Почему она высмеивает свои таланты и боготворит пошлость?.. - Дело в том, что индивидуализм - основа русской жизни. Здесь коллектив возникает всегда по принуждению. На западе коллективизм - естественное состояние, там согласие почти во всём. А о правах человека там говорят, как о недостижимой мечте. Нет там прав, а только обязанности перед цивилизационной моделью. Это у нас у каждого реализуется право думать и делать всё по-своему. Потому и жизни нет для окружающих» [1:12].

На мой взгляд социологический анализ автора - совершенно неверный. «Окно в Европу» нам прорубил двойник Петра Великого Анатолий. Он же и учредил петербургскую АН, куда его последователи пригласили в основном немецких учёных, «хулителей» (по выражению автора) всего самобытно русского. Мы их не любили и не любим, однако они были поставлены над нами властью, наполовину немецкой по происхождению. Так что наши хулители представляли раньше и представляют по сей день НЕ НАШУ культуру, восславляя своих учителей вплоть до XVIII века. А образцовым этимологическим трудом является трёхтомник начала ХХ века Макса Фасмера, дополненный до 4-томника при его издании академиком О.Н. Трубачёвым (Где же монографии Петровых, Ивановых и Сидоровых на эту тему?)

Русские - гораздо большие коллективисты, чем учёные Запада. Но на Западе больше согласия, поскольку очень многое решают деньги. Хочешь хорошо зарабатывать, получать сверх зарплаты еще и гранты, ездить по приглашению в другие страны с лекциями - придерживайся «генеральной линии» науки, так называемой «парадигмы». У нас пока таких возможностей для основной массы интеллектуалов нет. Отсюда и отсутствие единомыслия.

Драгункин: «Именно русский язык представляет собою громадное поле пра/корней. Все основные человеческие понятия и ценности заложены в этих корнях в замечательной и целесообразной последовательности. Я утверждаю, что ни в каком другом языке нет даже слабого подобия корням прарусским, поскольку большинство этих корней «прасоздавалось» в рамках языка именно русского» [1:14]. - Разделяя гордость за русский язык, и одобряя данный пассаж в целом, я не совсем понимаю не только понятие «пракорня», которое не определено, но которым автор пользуется, но и фразу о «прасоздании» этих корней в рамках современного русского языка. Мне было бы гораздо понятнее, если бы автор говорил о «пракорнях русского праязыка».

«Все индоевропейские языки питались с этого «русского поля». Более того, и многие другие - типа японского, монгольского и даже китайского - также брали оттуда» [1:14]. А эта фраза академического лингвиста ничуть не удивит: он скажет, что явление лексического заимствования характерно для всех языков мира. Что-то заимствуется и из русского, например, французское название кафе быстрого питания «бистро».

«Если, например, английское слово начинается с «S+согласная», то, убрав это начальное «S-», мы во многих случаях тут же получаем явный русский корень! Примеры: «s-krew» - «кру-тить/крив-ить», «s-kate» - «кат-аться», «s-mall» - «мал-ый/мал-енький», «s-pare» - «бере-чь, экономить», «s-plash» - «плеск», «s-tare» - «тар-ащиться», «s-trap» - «тряп-ка», «s-wear» - «клясться/за -вер-ять» и т.д. и т.д. Примерам нет числа» [1:14].

Примеры, действительно, интересные, однако опытный лингвист скажет, что поскольку и русский, и английский языки произошли из общеиндоевропейского языка бореального и более позднего периодов, то и корни у них одинаковые. А с моей точки зрения перед нами находится некий полуфабрикат: объяснены корни, но не объяснены суффиксы, а также этот передний звук «S». Пока можно сказать, что равным образом могли появиться и русские корни из английских путем отбрасывания этого «S». Иначе говоря, я могу здесь видеть только демонстрацию СХОДСТВА КОРНЕЙ русского и английского языков, но не их этимологию. Во всяком случае, я пошел значительно дальше, предложив эволюционный принцип, где при переходе из языка в язык рассматривается каждая ступень словоизменения [2]. Так что результат автора явно отстаёт от его замысла.

В принципе, от «Вступительного слова А. Образцова» и нельзя ожидать многого - вводная глава даёт только приблизительный очерк того, что будет показано в книге. Но, как я полагаю, если бы у книги существовал научный редактор, таких помарок можно было бы избежать. Именно поэтому я перешел к рассмотрению аннотации.

Аннотация. «Эта удивительная книга посвящена миссии России в этом мире, её языку, культуре и истории. Авторами предлагается сенсационная версия российской и мировой истории, подкреплённая значительным фактическим материалом, предоставленным известным петербургским лингвистом А. Драгункиным. Значительную часть книги составляют блестящие эссе драматурга А. Образцова, также посвященные теме вечно России. Книга предназначена для всех, интересующихся российской историей, настоящим и будущим России.

Издание печатается в авторской редакции». - Из последней строчки следует то, о чём я догадался, прочитав предисловие и вступление: не было не только научного, но и обычного редактора. Только авторская архитектоника книги, и их же название глав.

И никакой привычной аннотации. Вместо нее - реклама: удивительная, сенсационная, известный, блестящее. Вот бы иметь такой отзыв от лингвиста-профессионала!

Кстати: каких лингвистов два автора уважают или хотя бы на чьи работы они ссылаются? Иными словами - каков их научный кругозор? - Ответ оказывается поразительным: никаких, ни на кого! Список литературы отсутствует, вместо него помещена пьеса Александра Образцова «Просинец».

Ну что ж, пролистаем удивительную книгу, приготовившись удивляться. Опять вернусь к нетленным строкам введения, части, озаглавленной: «Влияние Бориса Годунова на истребительную авиацию». Любой нормальный человек скажет, что такого влияние не было вовсе. Следовательно, рассуждения этой части введения, мягко говоря, являются пустыми. Но тогда никакого удивления не будет. А оно должно быть.

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.22MB | MySQL:11 | 0.237sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.399 секунд