В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Февраль 14, 2007

Древнейший храм и музей истории славянских богов Бог-горы

Автор 23:44. Рубрика Пещерные храмы и монументы

На наш взгляд, рассматриваемый персонаж, рис. 21, не похож ни на человека, ни на птицу, ни на копытное животное, а очень напоминает рысь. Хотя его изображают обычно в вертикальном положении [12, с. 76, рис. 27], его штрихи могут быть прочитаны как знаки слоговой славянской письменности в горизонтальном положении. Согласно В.Н. Даниленко, здесь можно различить фигуру забитого мамонта (морда Колдуна) и фигуру охотника (нижняя часть спины). Действительно, их здесь различить можно. Однако каждая из них может быть разложена на еще более мелкие слоговые знаки, так что «мамонт» читается как СЕТЪКИ БЕРУТЪ, а «человек» как МУЖЬ. Полный же текст гласит: СЕТЪКИ БЕРУТЪ. ВЪ НИХЪ – ДИЧЬ БОГИНИ. МУЖЬ СЕЧЕТЬ ЗЬВЕРЯ. Следовательно, то, что В.Н. Даниленко принимал за изображение «Колдуна», на самом деле есть изображение охоты с силками, посвященными богине (возможно, Рыси), где в конце охоты «мужь» должен был убить пойманное животное. Никакого описания сцены колдовства, одевания масок и т.п. мы здесь не видим; напротив, зверь на рисунке (возможно, и мамонтенок) должен пройти сквозь прямоугольные сети, находящиеся перед охотником; а последний вооружен дротиками и копьями. Следовательно, перед нами – одна из охотничьих сцен, и вся так называемая пещера Колдуна Каменной Могилы посвящена промысловой магии, но не обычному чародейству.

Чтение надписи на изображении малого Колдуна

Рис. 21. Чтение надписи на изображении малого Колдуна

Более сложным является изображение Большого Колдуна, рис. 22. Эту фигуру мы оставляем вертикальной, как она помещена у Даниленко [12, с. 137, рис. 91], и производим чтение, начиная с морды зверя, рис. 22-2. Здесь уже читается совершенно другой текст: ВЫЛОЖИ НА НЕРЕСЪТЕ ТОЩИЙ ЛОТЪ! ЛОВИ ЩУКОВИНЪ НА ЖИВЬЦА! И КЪ СЕТИ ХОДИ! ЛОВИ РАКОВЪ! РАСЬТЯНИ ЗЕЛО И ЛЕСЪКИ! ЛЕЖИ! МУЖИЧИНА, ХОДИ ЛОВЪКО ВЪ ВОДЫ! – Перед нами целая программа лова, но не зверя, а рыбы и раков.

Животные из пещеры Колдуна. В пещере Колдуна можно видеть изображения различных животных на стенах. Остановимся пока на одном из них — на рисунках, «выполненных в “размашистом” стиле тонкими гравировками, явно относящихся к иному историко-хронологическому периоду, скорее к эпохе энеолита-бронзы. В пользу этого мнения свидетельствует изображение человека в скорченном положении, как бы иллюстрируя трупоположение в могиле, характерное для ямно-катакомбного времени», рис. 23 [1, с. 79-80]. Здесь, как видим, совершенно иной сюжет. Сопровождающих подписей как будто бы нет, однако изгибы оленя представляют собой слоговые знаки. Текст гласит: МАРАЛ (вид оленя) – БОГЪ ЖИВОЙ. ПОДИ, БОГЪ, ВЪ БЕГЕ!, рис. 23 (Последовательность чтения участков изображения оленя от 1 до 9 показана справа). Тем самым изображение служит одновременно обращением к богу-Маралу, который должен появиться в беге и, вероятно, способствовать охотничьей удаче. О существовании бога-оленя мы прежде ничего не слышали. Такой бог для нас выглядит весьма новым и неожиданным. К тому же это не просто ОЛЕНЬ ВООБЩЕ, а именно Марал. Изображение оленя не одиноко. Его сопровождают надписи, находящиеся на стене справа и слева ( на рис. 23 я их все поместил слева, равно как и свое их чтение в пронумерованной последовательности). Попробуем прочитать сначала надписи, находящиеся справа. Первая из них в виде стопы означает слово БЕЧАДЬНЕ, то есть ПЕЧАТНЫЙ, второе – СОБОРЪ или СЪБОРЪ; вместе, как нам кажется, отражена идея коллекции изображений, удостоверенных печатью, то есть подлинных. Прежде нам неоднократно встречалось слово БЕЧАТА в смысле ПЕЧАТЬ, в том числе и на средневековых текстах, и это не озвончение первого слога, а его подлинное звучание, ибо слово БЕЧАТЬ происходит от глагола БИТЬ, БИЧЕВАТЬ, то есть ВЫСЕКАТЬ; тем самым слово БЕЧАТЬ означает ВЫБИТОЕ, ВЫСЕЧЕННОЕ.

Чтение надписи на изображении большого Колдуна

Рис. 22. Чтение надписи на изображении большого Колдуна

Изображение слева напоминает падающего человека с подогнутыми коленями. Изображение человека в палеолитических сюжетах вообще весьма редко, а в сочетании с изображением оленя-бога становится еще более интересным. Руки не показаны, зато ноги широко раздвинуты, как у рожающей женщины. Тем самым семантика рисунка отражает два принципиально важных для мифологии момента: наличие рожаницы и ее связь с оленем. Невольно приходит на ум гипотеза Б.А. Рыбакова о том, что некогда рожаницы были лосихами. То, что рисунок оленя символизирует марала, не должно удивлять. Марал входит в род оленей и относится к промысловым животным; однако его численность в настоящее время невелика; род лосей содержит всего один вид, который успешно сохранился до наших дней; поэтому небольшой семантический сдвиг с несохранившегося марала на уцелевшего лося вполне допустим. Так что рожаницы-маралы со временем стали пониматься как рожаницы-лосихи.

Общий вид изображений с оленем пещеры Колдуна и их чтение

Рис. 23. Общий вид изображений с оленем пещеры Колдуна и их чтение

Еще более интересно чтение составных частей рожаницы. Текст таков: ДЬВА БОГА: ВЬ ЛАДЕ, ЛЕЛИ. Таким образом, рожаницы действительно являются богинями Ладой и Лелей. Поражает искусство, с которым слоговые знаки человек делал составными частями изображения, в данном случае рожаницы. То, что их две, следует из текста. Но и из рисунка: одна богиня в антропоморфном облике рожает, другая, в зооморфном, бежит. Тем самым мы сталкиваемся с интересным объединением двух различных ипостасей божства: зооморфной и антропоморфной. Об этой дешифровке я уже сообщал в одной из публикаций [3, с. 10], относя их к палеолиту. Сейчас у меня такой уверенности в столь древней атрибуции именно этого сюжета нет, но понимание человека как роженицы сохраняется, ибо трупы не хоронят в странной позе с широко разведенными ногами.

Изображений на стенах множество; они реалистичны и многофигурны; часть из них является, видимо, изображениями-надписями, типа уже рассмотренных. В подтверждение можно привести еще одно, которое Михайлов интерпретирует как фигуру «благородного оленя с большими ветвистыми рогами имеющую следы разрушения позднейшими посетителями пещеры» [1, с. 79], рис. 24-1. И верно, на олене [1, с. 78, рис. 45-2] читаются рога как надпись БОГЪ МОЙ, а также читаются части фигуры как слова СЬЛАВЪНОЙ ВОЛЕНЬ, то есть, СЛАВНЫЙ ОЛЕНЬ, рис. 24-6. Уже из двух последних изображений следует, что пещера посвящена не “колдунам”, которые, вероятно, отражают изобразительные и текстовые заклятья на поимку сетями дичи, щук и раков, а зооморфным богам, прежде всего оленям, и их антропоморфным ипостасям, богиням Ладе и Леле. Так что эта пещера больше напоминает пантеон, хотя и содержит элементы охотничьей магии.

Естественными дополнениями настенных гравировок служат гравированные камни, “чуринги”, которых описано весьма много в монографии В.Н. Даниленко; часть из них репродуцирована и Б.Д. Михайловым. Я помещаю тут только те, которые содержат минимальное число линий, ибо они наиболее доказательны как надписи-рисунки. Первый из них, рис. 24-2 [1, с. 86, рис. 52-3] напоминает кабана, однако правая его половина состоит как бы из букв Н и Т, которые, естественно, могут быть и слоговыми знаками НЪ и ТЪ. А это — окончание слова МАМОНЪТЪ, так что первые два слога должны присутствовать на рисунке тоже.

Рисунки-надписи на “чурингах” пещеры Колдуна и их чтение

Рис. 24. Рисунки-надписи на “чурингах” пещеры Колдуна и их чтение

Их выделение не составляет труда, ибо первый слог МА содержится в общем контуре спины, хобота и задней части животного, а второй слог МО, несколько усиленный справа, является левой частью изображения, рис. 24-7. Так что перед нами не кабан, а МАМОНЪТЪ. Сложность второго слога МО объясняется наличием еще одного знака, слитого с ним, знака БО, тогда как штрих бивней и часть хобота читается как ГЪ, что образует слово БОГЪ. Итак, перед нами МАМОНЪТЪ-БОГЪ, рис. 24-7. Это до предела стилизованное изображение Мамонта-бога отличается от другого рисунка, тоже мамонта, рис. 24-3 [1, с. 86, рис. 52-7], на котором можно прочитать МАМОНЪТА ВЪ НОЗИ ПОРАЗИ ВЬЖИВЕ, рис. 24-8. Тут мы имеем дело с промысловой магией, где мамонта оказывается не покровителем людей, а объектом охоты. И еще один мамонт или, скорее, судя по большой голове и малым ножкам, мамонтенок, изображен на плитке-”чуринге”, рис. 24-4 [1, с. 86, рис. 52-5]. Здесь можно прочитать СЬЛОНИКИ ВЬ ПЕЩЕРЕ, рис. 24-9. Это — скорее бирка с тематикой плиток, чем предмет поклонения или текст заговора. Тем самым, мы наблюдаем разнообразие плиток-”чуринг” по их назначению. Наконец, нельзя пройти и мимо абстрактной плитки, не содержащей никакого изображения, рис. 24-5 (лишь с очень богатым воображением можно представить себе здесь мамонта на вершине горы) [1, с. 85, рис. 51-13], на которой можно прочитать ВЪ НОВОЛУНО, то есть В НОВОЛУНИЕ, рис. 24-10. С этого короткого текста, прочитанного в июне 1994 года, я понял, что Бог-гора содержит огромное количество славянских текстов, написанных слоговыми знаками. Правда, Б.Д. Михайлов публикует в своей книге лишь одну сторону данной плитки; на второй содержится продолжение текста, которое поясняет, что же произошло в новолуние: речь идет о крови мамонта, вытекавшей в это время. Об этом тексте я уже писал [13, с. 138]. К сожалению, Б.Д. Михайлов и на ряде других изображений опускает часть надписей, оставляя только рисунки животных, что заставляет читателя по данной пещере отдавать предпочтение публикациям В.Н. Даниленко.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.37MB | MySQL:11 | 0.493sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

управление:

. ..



20 запросов. 0.684 секунд