В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Апрель 6, 2014

Мим Всея Руси Яра Альбрехт Дюрер

Автор 13:28. Рубрика Чтения новых текстов

Таким образом, Альбрехт Дюрер показывает здесь: не рождение то ли еврея, то ли арамея Иисуса Христа от девы Марии, но рождение славянина Исы Кресеня от жрицы Мары, славянки. И действие произошло не в Палестине, но в Вагрии. А даты его жизни полностью совпадают с теми, что были начертаны на Крабовидной туманности как остатках Сверхновой звезды 1054 года. Таким образом, внешне - это картина на христианский сюжет, но по надписям и датировкам - на ведический.

Продолжаю цитирование биографии из Википедии. «В 1502 году умер Дюрер-старший и Альбрехт взял на себя заботы о матери и двух своих младших братьях - Эндресе и Хансе. В 1505 году Дюрер уехал в Италию. Причина поездки неизвестна. Возможно, Дюрер хотел не только заработать, но и собирался решить дело с копированием его гравюр художником Маркантонио Раймонди. Подробности его пребывания в Венеции известны из писем (их сохранилось десять) Дюрера Виллибальду Пиркгеймеру. В Венеции художник выполнил по заказу немецких купцов «Праздник венков из роз» (или «Праздник чёток», Прага, Национальная галерея) для церкви Сан-Бартоломео, располагавшейся у немецкого торгового дома Фондако деи Тедески. Знакомство с венецианской школой оказало сильное влияние на живописную манеру художника, несмотря на то, что картина «Праздник венков из роз» испорчена неумелыми реставрациями, она ясно демонстрирует это. По словам самого Дюрера, эта работа заставила признать тех художников, кто считал его лишь успешным гравёром, что он также настоящий живописец.

В то время в Венеции работали такие знаменитые мастера эпохи Возрождения, как Тициан, Джорджоне (однако нет данных, что Дюрер встречался с ними), Пальма Веккио и другие. Но «наилучшим в живописи» (pest in gemell) немецкий художник считал Джованни Беллини, картины которого произвели на него впечатление невероятными силой и глубиной колорита и с которым, в отличие от других венецианских мастеров, у него установились дружеские отношения. Возможно, что «Мадонна с чижиком» (картины, где рядом с Марией и младенцем представлен Иоанн Креститель, нехарактерны для германского изобразительного искусства), была выполнена Дюрером по просьбе Беллини. Есть вероятность, что и ещё одна венецианская работа Дюрера «Христос среди учителей» также предназначалась Беллини. Творчество Дюрера было высоко оценено в Венеции, а её совет предлагал художнику годовое содержание в размере 200 дукатов с тем, чтобы он задержался.

Дюрер побывал в Болонье, городе, знаменитом своим университетом, где надеялся раскрыть в общении с местными учёными секреты перспективы. Предположительно он собирался встретиться либо с математиком Лукой Пачоли, либо с архитектором Донато Браманте, либо со Сципионом Дель Ферро. Потом он намеревался посетить Падую, чтобы встретиться с Мантеньей, но получил известие о его смерти, и свидание не состоялось, о чём Дюрер впоследствии очень сожалел. Исследователи, основываясь на анализе картин Дюрера, считают, что художник ездил в Рим: в то время предполагалась, что туда прибудет император Максимилиан. С апреля по август 1506 года переписка с Пиркгеймером не велась, возможно, что тогда Дюрер находился в Тироле.

Италию Дюрер покинул в 1507 году, и, видимо, неохотно: в одном из последних венецианских писем Пиркгеймеру он замечает: «Здесь [в Венеции] я - господин, в то время как дома - всего лишь паразит». Биографы Дюрера дают разные объяснения этим словам: одни считают, что так он обозначил разницу в отношении к художнику в Италии и в его родном Нюрнберге, другие видят в них отражение его сложных семейных отношений».

durer13.jpg

Рис. 13. Гравюра А. Дюрера «Адам и Ева» 1504 года

Гравюра «Адам и Ева». Википедия так комментирует замысел Дюрера: «В 1504 году Альбрехт Дюрер создает первую работу на данную тему - гравюру на меди «Адам и Ева». В этой работе художник впервые попытался воплотить классический идеал красоты, пытаясь найти идеальные пропорции мужчины и женщины. В 1507 году художник пишет диптих «Адам и Ева», предназначенный первоначально для алтаря (алтарь так и не был дописан).

Сюжет гравюры - классическое представление библейской истории о Адаме и Еве в саду Эдема. Считается что прототипом для фигур Адама и Евы послужили рисунки с античных статуй Аполлона Бельведерского и Венеры Медицейской. Художник оставил на гравюре полную подпись в отличие от своих других гравюр, отмеченных только монограммой».

Итак, данная работа, видимо, была заказной, и теперь вместо дерева в качестве матрицы была использована медь.

durer14.jpg

Рис. 14. Моё чтение надписей на гравюре

Моё чтение надписей. Здесь неявных надписей немного. На голове Адама в центре волос головы имеется несколько менее прокрашенный участок, который образует надпись ЯРА. При этом последняя буква А, напротив, сделана темнее. Справа от этой буквы читается слово ЛИК, а строкой ниже - слово МИМА. Таким образом, Дюрер трактует Адама как лик мима Яра.

На волнах прядей волос Евы справа от уха можно прочитать слово РУСЬ, а правее - слово ЯРА. А на среднем промежутке между прядями - слово АРКОНА. Кроме того, на щеке Адама можно прочитать еще раз слова МИМ ЯРА, а на теле Евы правее и выше фигового листка - слова МАРА ЯРА.

Над кольцами змеи я читаю слова ХРАМ ЯРА. За ухом кошки можно прочитать написанные мелкими буквами слова МАРА ЯРА. Перед лбом кошки читается цифра 548, а вправо от основания ухе - слова ГОД ЯРА, что в привычном для нас летоисчислении образует датировку 1504 ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА, то есть, дату создания гравюры.

Таким образом, женой Адама (как и матерью Христа) является русская богиня Мара, а сам Адам трактуется Дюрером как мим Яра.

Теперь можно продолжить биографию Дюрера. «В 1509 году Дюрер был избран названным членом Большого совета Нюрнберга, возможно, что в этом качестве он принимал участие в художественных проектах города. В этом же году он купил дом в Циссельгассе (ныне Дом-музей Дюрера).

В 1511 году Дюрер по заказу нюрнбергского купца Маттиаса Ландауэра написал алтарь «Поклонение Святой Троице» («Алтарь Ландауэра», Музей истории искусств, Вена). Иконографическую программу алтаря, состоявшего из картины и деревянной резной рамы, выполненной неизвестным нюрнбергским мастером, в верхней части которой была вырезана сцена Страшного суда, разработал Дюрер. В её основу был положен трактат Августина «О граде Божьем». Несмотря на свой успех и упрочившуюся славу, художник тем не менее осознаёт, что не в состоянии изменить отношение своих заказчиков, считавших, по укоренившейся в Германии традиции, живописца всего лишь ремесленником. Так, судя по письмам к Якобу Геллеру, для которого Дюрер писал алтарный образ «Вознесение Марии», этот франкфуртский купец был недоволен увеличением сроков работы, и художнику пришлось объяснять, что произведение высокого качества, в отличие от рядовых картин, требует бо́льшего времени для исполнения. Геллер в итоге остался доволен работой, но вознаграждение, полученное за неё Дюрером, едва покрыло стоимость затраченных материалов.

Дюрер сосредоточил свои усилия на достижении высочайшего мастерства в гравировании, видя в этом более надёжный путь к признанию и материальному благополучию. Ещё до поездки в Венецию основной доход Дюрера составляли средства, вырученные от продажи гравюр. Реализацией занимались мать и жена художника на ярмарках в Нюрнберге, Аугсбурге и Франкфурте-на-Майне. В другие города и страны гравюры Дюрера отправлялись вместе с товарами купцов Имгофов и Тухеров.

С 1507 по 1512 год Дюрер выполняет множество гравюр на заказ, а также серии религиозных гравюр («Жизнь Марии», «Большие страсти», «Малые страсти», «Страсти на меди»), предназначенные для продажи. В 1515-1518 годах Дюрер пробует работать в новой на то время технике - офорте (сохранились шесть). Так как в то время ещё не были известны кислоты для травления меди, Дюрер выполнял офорты на железных досках. Несколько ранее, в 1512 году, Дюрер выполнил «сухой иглой» три гравюры, но более не обращался к этому виду графики.

Летом 1518 года Дюрер представлял город Нюрнберг на рейхстаге в Аугсбурге, где выполнил графические портреты Максимилиана I, Альбрехта Бранденбургского, живописный - Якоба Фуггера и других знаменитых участников съезда».

Далее я опускаю определенную часть биографии.

Дюрер и Реформация. «В 1517 году Дюрер примкнул к кружку нюрнбергских реформаторов, во главе которых стояли викарий августинцев Иоганн Штаупитц и его соратник Венцеслав Линк. Знакомство с сочинениями Мартина Лютера, которые, по словам художника, «очень ему помогли» (der mir aus großen engsten geholfen hat), вероятно, произошло около 1518 года. Художник поддерживал отношения с видными деятелями Реформации: Цвингли (учением которого на некоторое время увлёкся), Карлштадтом, Меланхтоном, Корнелиусом Графеусом (Cornelius Grapheus), Николасом Кратцером. Уже после смерти Дюрера Пиркгеймер, вспоминая своего друга, отзывался о нём как о «добром лютеранине». В начале 1518 года Дюрер послал Лютеру свои гравюры, художник надеялся выгравировать его портрет, однако их личная встреча так и не состоялась. В 1521 году, когда распространился ложный слух о том, что Лютер после Вормского рейхстага был схвачен, Дюрер записал в своём «Дневнике путешествия в Нидерланды»: «О боже, если Лютер мёртв, кто отныне будет так ясно излагать нам святое евангелие?»

То, что Дюрер не был правомерным христианином (а точнее, был настоящим ведистом), видно из его художественных произведений. Поэтому становится вполне понятно, почему он примкнул к противникам католицизма.

Википедия отмечает: «Религиозные и политические потрясения коснулись ближайших сотрудников художника. В начале 1525 года три его ученика - братья Ганс Себальд и Бартель Бехамы и Георг Пенц - были обвинены в безбожии и изгнаны из Нюрнберга. А один из лучших резчиков, работавших с Дюрером, Иероним Андреа, за связь с восставшими крестьянами был заключён в тюрьму. До настоящего времени неизвестно, как воспринял Дюрер процесс «трёх безбожных художников» и арест Андреа. В поздних работах Дюрера некоторые исследователи находят сочувствие протестантизму. Например, в гравюре «Тайная вечеря» (1523) включение в композицию Евхаристической чаши считается выражением солидарности с каликстинцами, хотя эта интерпретация была подвергнута сомнению.

Дюрер разделял взгляды «иконоборцев», выступавших против обожествления «чудотворных» изображений, однако, как явствует из «Посвящения Пиркгеймеру» в трактате «Руководство к измерению...», не настаивал на том, чтобы произведения искусства были удалены из церквей. Задержка выпуска гравюры «Святой Филипп», законченной в 1523 году, но отпечатанной только в 1526 году, возможно, произошла из-за сомнений, испытываемых Дюрером в отношении изображений святых; даже если Дюрер не был иконоборцем, роль искусства в религии в последние годы жизни он подверг переоценке».

Иконоборчество в его классическом виде было представлено в Византии. Википедия так и пишет: «Иконоборчество  - религиозно-политическое движение в Византии в VIII-начале IX веков, направленное против почитания идолов. Иконоборцы считали священные изображения идолами, а культ почитания икон - идолопоклонством, ссылаясь на ветхозаветные заповеди («не сотвори себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху... не поклоняйся им и не служи им»  (Исх. 20:4-5)).

В 730 году император Лев III Исавр запретил почитание икон. Итогом иконоборчества стало уничтожение тысяч икон, а также мозаик, фресок, изваяний святых и расписных алтарей во многих храмах. Иконоборчество было официально признано на Иконоборческом соборе в 754 году при поддержке императора Константина V Копронима, сурово ополчившегося против иконопочитателей, особенно монахов». - Однако, судя по тому, что Дюреру были близки эти взгляды, они существовали не в VIII, а в XVI веке н.э.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.12MB | MySQL:11 | 0.259sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

управление:

. ..



20 запросов. 0.401 секунд