В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Февраль 2, 2015

О фоносиллабике

Автор 06:54. Рубрика Исследования по русскому языку

О фоносиллабике

 Чудинов В.А.

В этой статье мне хотелось бы уточнить ряд положений, до сих пор либо выраженных в фонетике как разделе языкознания неявно, либо совсем не выявленных. Кроме того, исходным положением для меня становится слог как минимальная единица не только звука, но и смысла. Ибо если самым ранним способом записи речи была слоговая письменность, то ей подстать должна существовать и слоговая фонетика. А тогда можно будет говорить об истории развития звуков внутри слогов, то есть, дать общий абрис изменения звучания слогов в процессе эволюции речи.

Идею проследить эволюцию звуков речи, начиная от слогов и заканчивая отдельными звуками мне подсказала стадиально и хронологически самая древняя письменность - руница. Он зафиксировала в своей организации определенную стадию понимания звуков грамматистами (в качестве которых выступали жрецы).

Общая структура лингвистики. На сегодня в лингвистике существует как бы два разных подхода к языку. Первый из них полагает, что основная единица языка - это слово, то есть, такой комплекс звуков, который связан со смыслом. Слово делится на меньшие единицы - морфемы, которые существуют только в составе слова, хотя имеют сходные с ними слова, например, приставки являются морфемами, а такие же по звучанию предлоги оказываются полноценными словами. Но в наречиях они же сливаются в новые полноценные слова. Слово также соединяется с другими словами в словосочетания, а если имеется глагол, то словосочетания образуют предложения, которые могут соединяться и далее, образуя сложные предложения, сочиненные и подчиненные. Получается, что слова очень недалеко членятся, всего как бы на один этаж (до морфем), но зато имеют несколько ступеней (или этажей) объединения: словосочетания, простые предложения, сложные предложения, то есть, как минимум, еще три этажа над собой. А еще выше проглядывает пятый этаж - фраза. Тогда как морфемы - это как бы подвал.

Второй подход - это понимание речи как набора звуков без какого-либо смысла, просто как звуков того или иного языка, ибо по сравнению с другими языками некоторые звуки произносятся так же, другие - иначе, а третьи вовсе отсутствуют. Тут части звуков выделяются редко, либо при сдвоенных согласных (кк, тт, нн, щ), либо при аффрикатах (ц = тс, ч = тш, дж, дз), либо при дифтонгах (ау, оу). Так что вместо крупного подвала тут имеется небольшой подвальчик. Зато имеется второй этаж - слоги, третий этаж - слова, и где-то выше проглядывают словосочетания и предложения, до которых, впрочем, дело почти никогда не доходит.

Получается, что речь, как звучащий поток слов, лингвистикой как бы разрывается на два аспекта: либо слова осмыслены, но не совсем ясно, как они звучат; либо понятно, как звучат отдельные звуки, но они лишены смысла. Так получилось потому, что европейцы стали изучать свои языки тогда, когда они уже несколько веков пользовались передачей слов с помощью букв. И каждая буква передавала некий абстрактный звук. И в XVIII веке европейцы знали только буквенное письмо. Позже они узнали, что у китайцев и японцев, а также у древних египтян существовало письмо иероглифическое, то есть каждому слову соответствовал один знак - иероглиф. А еще позже они узнали, что многие восточные языки обладают слоговой письменностью, то есть письменный знак передаёт целый слог.

Однако и иероглифы, и слоговые знаки относились к восточным языкам, тогда как для Европы они были совершенно чужды. Только в середине ХХ века Майкл Вентрис расшифровал критское линейное письмо Б, которое оказалось слоговым. То есть, формально, если Крит считать европейским островом, то только на нём, да и то - в древности, существовало слоговое письмо. Но оно смотрелось как некоторая экзотика.

Однако для меня первые шаги в эпиграфике были связаны с изучением древнейшего не только русского, но и общечеловеческого письма - руницы или рун Макоши. А это письмо было чисто слоговым. И выяснилось, что оно не только успешно передавало звуки русской речи, но и давало пищу для многих размышлений. И прежде всего - выяснилось, что слог когда-то и был словом - полноценным, осмысленным.

И тут снималось противопоставление двух подходов. Ибо, с одной стороны, слог членился на отдельные звуки. Но если слог был осмысленным [1], то и составляющие его звуки также должны быть осмысленными. Другое дело, что слово имело достаточно конкретный смысл, а также грамматическое значение, например, слово «стол» означало не просто некий предмет мебели, но такой, который служил или для размещения посуды для приёма пищи (обеденный стол), или для поддержания зеркала для производства макияжа (туалетный стол), или для разделки пищи (кухонный стол), или для того, чтобы на нём читать и писать, то есть, класть на него книги и тетради (письменный стол).

Однако, если мы понимаем, что слово «стол» происходит от слова «стелить», от которого происходит и другое слово - «постель», то мы уже имеем некую более общую конструкцию, отличающуюся не просто чередованием звуков О и Е, но и более общим смыслом: «нечто, покрытое тканью». В случае стола это будет скатерть, в случае постели - простыня. А сама комбинация звуков СТЛ с гласным Е/О между Т и Л в наши дни называется «лексическим гнездом». И у лексического гнезда оказывается более общий смысл, чем у конкретного слова.

Слово «стол» с фонетической точки зрения является одним слогом. Но одна ли это морфема? В наши дни разложить его на более мелкие единицы не представляется возможным. Но первый звук «с» вполне мог быть древней приставкой с тем же смыслом, что и в наши дни, а корень «тел» - быть тем же самым, что и в слове «тело». И тогда смысл слова становится понятным «стелить» означает «соединять С ТЕЛом». В самом деле, любая ткань (скатерть, простыня) как бы обволакивает деревянное тело стола или кровати, сливаясь с ним воедино. Но смысл слова «тело» уже намного более общий, чем у слова «стол» или у лексического гнезда «СТЛ», и почти приближается к философской категории (подлинно философской категорией является еще более общее понятие «вещи»). Что же касается приставки «с», то ее смысл уже не лексический (это не предмет, не действие и не состояние, а свойство), а грамматический: приставка «с» означает некую «совместность», «объединение» с чем-то. Иначе говоря, даже отдельный звук обладает смыслом.

Но и корень «тел» тоже можно разбить на отдельные звуки, которые можно назвать «инициаль» (начальный), «медиаль» (средний) и «финаль» (конечный). А затем проследить, какой из них несёт максимальный смысл (вероятнее всего, инициаль), какой - меньший смысл (финаль), и какой - наименьший (медиаль). Такой закрытый слог (а одновременно и морфему (а именно, корень) «тел» можно представить себе, как совокупность двух открытых слогов: «те» и «лъ». Это слоги можно считать протоморфемами. Понятно, что смысл каждого из них будет гораздо более общим, чем смысл корня «тел». Однако выяснение их смысла составит предмет другой дисциплины - силлабосемантики.

Получается, как в голографии, когда кусок голограммы передаёт то же самое изображение, но более расплывчато. И чем меньше фрагмент исходной голограммы, тем размытее оказывается создаваемая ею картина.

Понятно, что если когда-то слово было одним слогом, то с него следует начинать изучение не только семантики (науки о смысле), но и изучение фонетики. Ибо даже при наличии в языке определенных звуков, далеко не любые из них образуют приемлемые слоги, то есть слоги, которые используются довольно часто. Например, звук «к» образует весьма удобные для произношения и для аудирования (прослушивания) слоги: КА, КО, КУ, КИ, но другие слоги звучат не вполне приятно, и русский язык их употребляет крайне редко, например, КЯ, КЁ, КЮ и, с некоторой оговоркой, КЫ.

Но если фонетику начинать со слогов, то ее название следует изменить. Здесь уже главным будет не столько звук (фон), сколько слог (силлаб). И я предлагаю назвать эту науку фоносиллабикой, то есть «звучащим слогом».

Двойственности понятия фонематики.  «Фоне́ма (др.-греч. φώνημα - «звук») - минимальная смыслоразличительная единица языка. Фонема не имеет самостоятельного лексического или грамматического значения, но служит для различения и отождествления значимых единиц языка (морфем и слов): при замене одной фонемы на другую получится другое слово (< д>ом - < т>ом); при изменении порядка следования фонем также получится другое слово (< сон> - < нос>); при удалении фонемы также получится другое слово (т< р>он - тон).

Термин «фонема» в близком к современному смыслу ввели работавшие в Казани польско-российские лингвисты Н. В. Крушевский и И. А. Бодуэн де Куртенэ (после ранней смерти Крушевского Бодуэн де Куртенэ указывал на его приоритет)» (Википедия).

Итак, получается, что с одной стороны, фонема НЕ ИМЕЕТ, лексического и грамматического смысла, но, с другой стороны, служит ДЛЯ РАЗЛИЧЕНИЯ морфем и слов, которые такой смысл ИМЕЮТ. Возникает вопрос: можно ли различать то, что не существует? - Ответ будет один - нельзя!

Получается, что, лишив звуки смысла, приходится вводить такие звуки, которые этот смысл различают. Именно они и должны обозначаться на письме. А то, как реально произносятся фонемы, различает лишь диалекты или социолекты языка. Например, слово «где» можно произнести с взрывным звуком Г, а можно - с фрикативным Гх (так произносят в Тульской и более южных областях России и на Украине), а можно заменить согласный Г на полугласный Й и спросить: «йде?», как можно слышать в некоторых диалектах или в просторечии. Но такие тонкости интересуют лингвистов, изучающих именно варианты языка, диалекты и социолекты. Для грамотного письма и чтения эти тонкости не очень существенны.

Кроме того, было замечено, что одна и та же фонема, например, Г, на конце слова оглушается, превращается в К. Например, слово «слог» произносится как «слок». Но это происходит потому, что звук Г лишился гласного звука. В родительном падеже он этот гласный звук сохраняет, и потому никакого оглушения не происходит, звучит именно «слога», а не «слока». Получается, что внутри слога качество звука сохраняется, а вне его теряется. Или, иными словами, слог и есть исходная ячейка речи, и если он разрушается, то согласный сам по себе меняется. Вот и получается, что слог состоит из фонем, а фонема - из звуков.

Определение фоносиллабики. Начну с определения фонетики. Википедия пишет: «Фоне́тика (от греч. φωνή - «звук», φωνηεντικός - «звуковой») - раздел лингвистики, изучающий звуки речи и звуковое строение языка (слоги, звукосочетания, закономерности соединения звуков в речевую цепочку). Изучением влияния звуков на субъекты и объекты занимается звуковедение.

К предмету фонетики относится тесная связь между устной, внутренней и письменной речью. В отличие от других языковедческих дисциплин, фонетика исследует не только языковую функцию, но и материальную сторону своего объекта: работу произносительного аппарата, а также акустическую характеристику звуковых явлений и восприятие их носителями языка. В отличие от нелингвистических дисциплин фонетика рассматривает звуковые явления как элементы языковой системы, служащие для воплощения слов и предложений в материальную звуковую форму, без чего общение невозможно. В соответствии с тем, что звуковую сторону языка можно рассматривать в акустико-артикуляторном и функционально-языковом аспектах, в фонетике различают собственно фонетику и фонологию».

В принципе с этим можно согласиться. Хотя сразу можно отметить, что минимальной единицей с позиций нынешней лингвистики является звук, который по современным представлениям, лишен смыслового значения; но, вместе с тем, оказывается строительным материалом устной речи. А тем самым получается, что речь строится из бессмысленных кирпичиков, которые каким-то чудом потом оказываются осмысленными. Но так получилось потому, что древнейшие сочинения русских лингвистов до нас не дошли, а европейская лингвистика строилась на базе буквенной, а не слоговой письменности.

4 аспекта фонетических исследований. Википедия выделяет: «1) анатомо-физиологический (артикуляционный) - исследует звук речи с точки зрения его создания: Какие органы речи участвуют в его произношении; активны или пассивны голосовые связки; и т.д., 2) акустический (физический) - рассматривает звук как колебание воздуха и фиксирует его физические характеристики: частоту (высоту), силу (амплитуду), длительность. 3) функциональный аспект (фонологический) - изучает функции звуков в языке, оперирует фонемами. 4) перцептивный - изучает восприятие речи слушающим, устанавливает соотношения между произнесёнными звуками и услышанными».

К сожалению, в первом аспекте здесь не выявлена интонация, которая в тоновых языках существенно влияет на смысл и звука, и, соответственно, слова, а в языках агглютинативного и флектирующего строя может передавать эмоции и обозначать смысл, прямо противоположный высказанному. Но это вполне понятно, поскольку основой существующей фонетики является звук, а согласных звуков больше, чем звуков гласных. Но согласный звук чаще всего не протяжен во времени и, следовательно, у него нет тона.

Второй аспект больше относится к такому разделу физики, как акустика. Хотя какие-то положения могут относиться и к фонетике: например, малое количество обертонов в голосе говорящего делает звуки слабо различимыми.

Третий аспект, достаточно молодой (сформировавшийся в начале ХХ века), ограничивается только различением разных звуков, но не их смыслом, и потому также не вливается в лингвистику, как науку о языке, то есть, об осмысленной речи. Иными словами, фонология лежит как бы между чисто акустической современной фонетикой (для которой смысла звуков нет) и чисто речевым учением о морфемах как о смысловых кирпичиках слова. Но фонологией осмысленных слогов пока никто не занимался.

Четвёртый аспект возник в связи с так называемым аудированием. Викисловарь даёт такое понимание: «вид речевой деятельности, заключающийся в понимании, восприятии звучащей речи; слушание (в методике обучения языку или изучения языка)». И это понятно: выяснилось, что слова чужого языка не только сложно произносить (нужны иные произносительные навыки), но и их сложно воспринимать на слух.

Пятый аспект, который звучал в определении, не выявлен при перечислении аспектов: это фонетика внутренней речи. Полагаю, что это - вообще раздел психологии, а не фонетики. У лингвистов нет никаких объективных методов понять, как звучит речь внутри человека, кроме собственного опыта и ответов респондентов.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.14MB | MySQL:11 | 0.188sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.339 секунд