В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Июнь 1, 2009

Предисловие Антича к книге Ячимовича

Автор 16:45. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Foreword of D. Antich to the M. Yachomovich's book

Предисловие Антича к книге Ячимовича

В.А. Чудинов

Одним из кулуарных достижений Второго международного конгресса по докирилловской славянской письменности и дохристианской славянской культуре явился обмен книгами. Так, со стороны сербской делегации свою книгу подарил ряду участников Милутин Ячимович (ЯЧИ). Книга оказалась настолько интересной, что я решил опубликовать о ней несколько статей. На рис. 1 Милутин Ячимович является крайним слева, а Драголюб Антич - крайним справа. Я рассматриваю его книгу (ЯЧИ).

iachimovich.jpg

Рис. 1. Автор книги и автор предисловия на Втором конгрессе

Биография автора. Милутин Ячимович родился 10 января 1962 года в Горни Милановаце, Сербия. Основное образование получил в деревнях Драголе и Балановица, среднее экономическое - в Аранджеловаце. В 1991 году получил диплом Юридического факультета им. Светозара Марковича в Крагуеваце. Интенсивно изучал общественные науки - историю, политологию, социологию. Является автором порядка 150 стихотворений и поэм, а также нескольких эссе.

Основные труды: «Троjа и Словени (Срби)», ЕЕКЦ «Сфера», Нови Сад, 2007 (в сборнике трудов Конференции о славянском наследии, состоявшейся 8-9 сентября в  Союзе писателей Сербии в Белграде), «Срби и Албанци на српскоj земљи» (в сборнике трудов Круглого стола под названием «Методологические проблемы исследования корней албанцев», состоявшейся 21 июня 2007 года в САНУ - «Албанцы - ложные иллирийцы», Пешич и сыновья, 2007 г.).  В 2008 году издательством «Пешич и сыновья» было выпущено первое издание его книги «Троја - српска престоница Скадар». С 1990 года в журналах «Комунистичка искра», «Новости», «Експрес», «Глас Сербоне» и т.д. печатаются его статьи, посвященные проблеме локализации античной Трои, а также другим открытым вопросам истории.

Предисловие Драголюба Антича. Оно называется: «Сербские взгляды на загадку Трои». В нем говорится: «В течение XIX века в Европе происходит окончательное оформление политических и национальных интересов больших колониальных стран. Берлинский конгресс 1878 года приобретает характер окончательного суждения относительно списка признанных стран и народов, исходя из заранее сконструированной схемы, базирующейся на интересах сильнейших. На протяжении предыдущих двух столетий пробудился интерес к античному миру, на основе восстановленных подлинных рукописей сформировалась его во многих отношениях искаженная картина, отвечавшая преимущественно интересам новых стран и наций. Античная Греция получила роль духовного светила, чьи мерцания были модулированы искаженными понятиями и целенаправленно проведенными неверными реконструкциями.

В 1873 году, в период всеобщей поддержки европейской интеллигенцией процесса возрождения свободной современной Греции, было обнародовано открытие археологических остатков древней Трои, сделанное Генрихом Шлиманом. Объявленное открытие, имеющее сильную маркетинговую поддержку, поставило точку на романтическую картину, созданную на основе поэм Гомера - Илиады и Одиссеи. Новость сразу же была встречена всеобщей и безоговорочной поддержкой, лишенной какого-либо критического обзора. Позднейшие открытия, однако, указали на многочисленные контрверзы сформированного таким образом суждения, но раз сформированное заключение продержалось вплоть до сегодняшнего дня, причем все возражения толковались бесчисленными способами и подгонялись под уже сконструированную концепцию» (ЯЧИ, с. 5).

Полностью соглашаясь с общим описанием Античем политической ситуации XIX века, хотел бы добавить несколько слов. В XVII-XVIII веках Запад одержал огромную победу в информационной и политической борьбе над Русью, заменив правящую династию, искоренив двоеверие к господствующей религии и объявив приверженцев русского ведизма и раннего христианства «староверами и старообрядцами», и привив русскому дворянству французский язык. А XIX век только закрепил достигнутое. И на место Яровой Руси в сочинявшуюся в ту пору историографию пришли иные народы: римляне взамен этрусков, эллины вместо греков, египтяне без каких-либо русских. И для ложной истории как нельзя лучше подходили ложные отождествления древних городов с древними названиями. Ибо подлинные города, например, Иерусалим (ЯР-РУСИ-лим) несли слишком много русских следов, и потому никак не могли служить опорой для новых историографических усилий. Именно поэтому ложные трактовки Генриха Шлимана были встречены с большим энтузиазмом (с подобным же энтузиазмом встречены любые «дешифровки» этрусского языка на основе албанского у Майяни или чеченского у Старостина, все, кроме русского). А противоречия или «контраверзы» шлимановской версии отбрасываются именно потому, что подлинная Троя непременно была и русской и славянской. А вот этого Запад терпеть не может - даром он, что ли, тысячу лет уничтожал подлинную русскую историю?

Загадка начинается с Гомера. «Эпическую поэзию невозможно представить без величайшего поэта эпохи античности - Гомера. Величественные поэмы Илиада и Одиссея являются краеугольным камнем здания современной европейской духовности. Вопрос, был ли Гомер реально существовавшим лицом, автором данных поэм, или же речь идёт о компиляции эпического материала различного происхождения, воплощенного в дошедшей до нас форме поэм, не имеет существенного значения. Однако, для более точного понимания некоторых фактов поэм этот вопрос небезынтересен.

Проблема истинной роли Гомера в создании Илиады и Одиссеи волновала многих авторов, включая сербов, еще со времен средневековья (НЕВ). Многие из них пришли к мысли, что данные поэмы являются результатом компиляции нескольких народных эпических песен, другие же пытались приписать Гомеру создание Илиады, продолжая одновременно поиски автора Одиссеи.

Одним из авторов XVIII века, пытавшихся рассмотреть проблему Гомера в ином ракурсе, был уроженец Дубровника Игнят Джурджевич (или Джорджич), который оставил после себя произведение Antiquitatum Illyricarum pars tertia Hyeronomiana, включающее в себя три трактата о Гомере. В одном из них - Homerum nunquam fuisse suspicio он приводит доказательство того, что Гомер никогда не существовал. Джурджевич считает, что настоящим автором этих поэм был Пифагор в VI веке до н.э., подкрепляя это рядом аргументов. Он утверждает, что ни один автор, проводивший анализ Гомера, не был старше Пифагора и высказывает смелую гипотезу о том, что Троянской войны в действительности не было, она является выдумкой певца Илиады.

Анализируя творчество Гомера с точки зрения эпической техники, сербский лингвист Милан Будимир присоединяется к мнению Джурджевича о том, что Илиада и Одиссея были сложены в  VI веке до н.э. и представляют собой творческую переработку существующего эпического материала. Взгляд Будимира был подкреплен серьёзной лингвистической и исторической методологией (до сих пор не опровергнутой) при использовании результатов других наук. В отличие от Джурджевича, считающего имя Гомера аппелятивом омирос - заложник, Будимир с помощью лингвистического анализа приходит к выводу, что имя Гомера следует писать со строчной буквы (в противоположность 25-вековой практике), исходя из того, что слово омирос означает составителя. Согласно Будимиру, данное имя служит для обозначения профессии: гомеры - древние авторы песен, которые пелись в сопровождении форминги, инструмента, подобного лире (БУД, с. 61-63).

В представленных здесь исследованиях, базирующихся на точных описаниях пространств в Илиаде и Одиссее, Милутин Ячимович излагает аргументы в пользу мнения, что данные поэмы всё же являются не результатом синтеза нескольких отдельных поэм и песен, а творением индивидуума. Это мнение Ячимовича не находится в противоречии с ранее выдвинутыми теориями о том, что Гомер является не настоящим именем автора поэм, а названием для составителя» (ЯЧИ, с. 5-7).

Точка зрения сербских исследователей вполне соответствует позиции русской неакадемической школы, которая, к сожалению, не известна сербам. Прежде всего, речь идёт о трудах академика Фоменко. «Академик Фоменко насчитывает в традиционной истории 13 фантомных отражений этой троянской войны VI века н.э. (обращаю внимание читателя: НАШЕЙ ЭРЫ, а не ДО нашей эры, как у Джурджевича, то есть на 1200 лет позже) за возвращение Ромейской империи Италийского полуострова. Наиболее известными фантомами являются Троянская война по Гомеру и готско-тарквинийская война по Титу Ливию», - пишут Валянский и Калюжный (ВАЛ, с. 217)

И продолжают: «Традиционно считается, что первым эту войну описал великий Гомер, да только известными его поэмы стали только в конце XIV века н.э. Между тем уже в VI веке н.э. имелся латинский (а не греческий) текст, повествующий о происходившей в это время «древнегреческой» войне. В сборнике «История французской литературы» (СПб, 1887) говорится: «Какой-то невежественный писака, живший, вероятно, в VI веке, составил сухое и монотонное изложение фактов; в средние века он очень нравился». Ещё бы ему не нравиться, если о поэмах Гомера - ни гу-гу, а война только что окончилась!

Ветераны войн во все времена любили предаваться воспоминаниям о своих подвигах. Двое свидетелей троянской войны, Дарес и Диктис, вполне живые, несмотря на 1800 лет, прошедших после «гомеровской» троянской войны, опубликовали свои воспоминания в VI веке. Кстати, Дарес упоминается Гомером в Илиаде (песнь пятая, подвиги Диомеда): «Был в Илионе Дарес, непорочный священник Гефеста, / Муж и богатый, и славный, и было у старца два сына. / Храбрый Фегес и Идей, в разнородных искусные битвах». Воспоминание славного Дареса были в средние века первыми среди громадного количества произведений, посвященных этой войне. Дарес стал одним из самых известных писателей, и только после установления «официальной» хронологии его тексты были признаны фальсификацией» (ВАЛ, с. 217-218). «Гомеровский Ахиллес списан с полководца Велизария, Гектор - с короля готов Витигеса, Агамемнон с Юстиниана, Улисс с военачальника Нарзеса. Остров Тендерос, упоминаемый в поэме, - это Сицилия. И «Троянский конь» имел место! В Неаполе до сих пор сохранились старые акведуки, водопроводы. Громадных размеров труба, с ногами-опорами, «входящая» в город» (ВАЛ, с. 218-220).

«А что же за город открыл археолог Шлиман на Малоазийском полуострове? - спросите вы. Мы не сможем вам ответить. Потому что он открыл ГОРОД (и даже не один), а вот как назывался этот город никому не ведомо» (ВАЛ, с. 220).

Я попытался тут кратко процитировать основные претензии к Гомеру и Шлиману. На деле у русских исследователей их гораздо больше, однако сейчас это не столь важно.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.09MB | MySQL:11 | 0.494sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.674 секунд