В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Декабрь 22, 2008

История волгоградского камня в районной прессе

Автор 15:09. Рубрика Xроника научной жизни

Вторая статья. Она появилась как продолжение первой в той же газете «Победа» № 146 от 2 декабря 2008 года. Здесь мы читаем следующее.

Разумеется, находка подобного рода заинтересовала учёных-специалистов опять, вот почему в одном из писем (от 27.07.08) Л.Я. Литовский так и написал: «Всё, что Чудинов сделал по фотографии камня - сделано за сутки и далеко не в полном объёме. С камнем еще надо работать. Видеть всё это нужно  компьютере. Надеюсь, что работа над ним будет продолжена. Пока просьба. Скопируйте текст (имеется в виду вышеупомянутая статья В.А. Чудинова - В.А.). Попробуйте поработать безотлагательно над историей нахождения камня, займитесь поиском очевидцев и т.п. В тексте упоминается, что это - культовый камень храма, который следует искать. Всё - очень значимо, и не требует суеты никакой. Литовский».

Мой комментарий. Дочитав статью Апраксина до этого места, возношу благодарности Л.Я. Литовскому, который оказался не только прекрасным организатором Волгоградского музея истории письменности, но и мобилизовал поисковика-краеведа Апраксина на сбор дополнительного материала по происхождению камня. Этим, например, сотрудники Алексеевского ЭФКО, которые бережно хранят две скульптуры Мары (малую и большую), не отличились, они своевременно не поинтересовались происхождением скульптур, и теперь можно только предполагать, что их, скорее всего, завезли из Бердянска. Но точных данных на них нет. А теперь продолжу цитирование.

Действия Апраксина по сбору информации. Конечно, я не менее Леонида Яковлевича заинтересовался камнем, и об этой письменной просьбе рассказал известному кумылженскому собирателю казачьей старины, любителю путешествий - Евгению Валентиновичу Агапову. Тот живо откликнулся, н разного рода проблемы позволили нам выехать на его «Жигулях» с прицепом (на случай находок) только через два месяца, а точнее 22 сентября. Занимался солнечный, немного ветреный день, и мы довольно быстро по асфальтному грейдеру доехали до хутора Остроухова. По-казачьи вольно раскинулся хутор на косогорах и низинах, среди яров и балок - местность чем-то напоминала станицу Слащевскую, но обзор был шире, и мы, завороженные захватывающим видом, не отказали себе в удовольствии полюбоваться громадным Кривским бараком, займищной поймой и теряющимся за ней степным раздольем.

Красивая двухэтажная школа, стоящая на взгорке, окруженная садом, видна издалека - к ней мы и спешим. Нам повезло: от библиотекаря Ольги Васильевны Антиповой, учителя истории и немецкого языка Людмилы Георгиевны Сукочевой и других узнаем, что один из «первооткрывателей» камня - Андрей Овчинников, служит в армии, а другой - Сергей Косов - живет в хуторе. Людмила Георгиевна помогла нам найти последнего. Сергей охотно согласился показать место находки знаменитой каменной плиты.

Я хорошо запомнил этот путь. От хутора, мимо остатков церковного фундамента, мы спустились в пойму Хопра и правобережьем реки, по довольно сносной грунтовой дороге взяли курс вверх по течению, на север. Справа, среди перемежающихся полянами речных рощиц, то и дело мелькали воды реки, за ней тёмной стеной стоял займищный лес; картину дополнял мирно пасущийся у дороги табун. Слева, с самого начала пути, потянулась череда крутосклонных, изрезанных балочками, бугров. Склоны их были обрывисты и круты, достигали двадцатиметровой высоты. Местами они поросли древесной и травяной растительностью, но, по мере нашего продвижения, зеленый покров всё чаще уступал место обнаженным голызинам. По желто-серым глинам и суглинкам нетрудно было определить их третичное (от морских отложений) ли четвертичное (возможно, от ледниковых отложений) происхождение.

Желто-серые отложения внезапно кончились, и откосы склона забелели на солнце от обнажающихся белых глин. Цвет породы говорил о принадлежности их к более ранним морским отложениям мелового периода мезозойской эры, то есть более 60 миллионов лет давности.

События на месте.  У первого белого склона, метрах в семидесяти от Хопра, среди вязового, тополевого и вербного редколесья,  перед раскинувшейся большой поляной наш проводник велел остановиться и первым полез по щебеночно-глинистому откосу вверх, мы за ним. Примерно посередине откоса из грунта немного выпячивался горизонтально лежащий пласт мела, толщиною где-то сантиметров 30-40 - такие пласты мела, знаю, есть и в наших приедовлинских ярах. Однако до пласта Сергей не долез - чуть пониже его остановился и, показывая рукой себе под ноги, пояснил:

- Меловой камень с рисунками лежал вот на этом месте.

Мы с Евгением присоединились, перевели дух, и первым делом я решил сориентироваться на местности.

- Сколько отсюда до хутора Остроухова?

- Километра полтора - два, - ответил  Сергей.

- А выше по течению Хопра какой хутор?

- Километрах в десяти отсюда был хутор Дондуков, теперь его нет, а еще выше - хутор Косо-Ключанский, в нём ныне база отдыха. Оба хутора на берегах Хопра, за ним напротив - хутора Остроухова был хутор Терсинцев.

- А как называется у населения бугор , на котором мы стоим?

- Никак, бугор и всё.

- Понятно. А теперь расскажи, как вы с Андреем обнаружили камень с рисунками, - продолжаю допытываться я.

- Мы тут стерегли хуторской табун коз, лазили по буграм, вот и наткнулись на него.

- Как он лежал?

- Прямо на склоне, рисунками вниз.

- А как же вы их заметили? - поинтересовался Евгений.

- Рисунки немного виднелись и уходили вниз, а когда мы глыбу перевернули, то увидели, что их больше. Мы не скалывали ничего, а скатили камень вниз, сказали всем в хуторе, учителям в школе, куда его и перевезли. Потом глава администрации Алексей Иванович Антипов сообщил в район.

Пользуясь случаем, стараюсь не упустить ни одной детали.

- А пробовали искать рисунки на других камнях?

- Пробовали, но ничего не нашли.

- Значит, камень был один?

- Один.

- Больше никто ничего подобного тут не встречал?

- Нет, не слышал, чтоб тут до нас или после нас кто-то что-то находил.

- И последнее. Не валялись ли тут или где-то поблизости какие-либо странные камни, кости, глиняные черепки - короче такое, что обращало бы на себя внимание?

- Нет, ничего такого не видали, - я понял, что ко всему сказанному наш проводник ничего нового добавить не может, и переключился на меловые обломки, которые валялись по склону. Их было не очень много - десятка три - от кулака до глыбы объёмом с трёхведерную кастрюлю. Разумеется, все обломки мы тщательно осмотрели со всех сторон, одну большую глыбу я даже сумел вывернуть из пласта, но ничего, никаких намёков на рисунки, надписи, следы обработки - абсолютно ничего не обнаружили. Единственное, что обращало на себя внимание: на соседних буграх - склонах мелового пласта - выпадающих из него обломков не было видно. Получается, что меловой выступ был только в одном месте - тут, это подтверждает, что происхождение плиты с рисунками и надписями - отсюда.  Я невольно задумался, вспомнил музейную меловую глыбу и опять, уже в который раз сам собой возник вопрос, который до этого задавал себе десятки раз: как камень с рисунками, тремя десятками выцарапанных слов мог сохраниться почти полторы тысячи лет? Ведь известно, мел - рыхлая порода, сильно подвержен действию природных сил и за небольшой отрезок времени превращается в щебенку и сыпучий грунт. Правда, от долгого пребывания в сухом месте (допустим, под крышей, в стене строения) мел приобретает желтоватую окраску, отвердевает и как бы покрывается защитной плёнкой - в таком виде он, даже валяясь на земле, может сохраняться значительно дольше, но всё равно рано или поздно любой меловой камень растрескается и раскрошится. Однако на музейном экспонате никакого намёка на желтизну, отвердевание и плёнку нет - самый обыкновенный белый, мажущий руки писчий мел, и впечатление такое, будто камень только что выломали из пласта или, по крайней мере, достали из сухого места.

Поиски храма. Шаря взглядом по бугру, белому откосу, выступающему меловому пласту, по подножию, откуда до недалеко текущего Хопра расстилалась ровная площадка с одиноким развесистым вязом и кулишкой тополей и верб, я пытался понять другое: если тут найден «культовый камень храма», то где этот «храм» мог находиться и что собою представлял? Но тщетно - абсолютно нигде никаких следов, ни даже намека на строение - не было. Оставалось только предположить, что храма как такового и не было, а было что-то вроде часовни, культового места, мольбища,  находиться оно могло: или наверху, с краю бугра, или на самом склоне, точнее - на самом меловом уступе, откуда мог вытекать священный родник и могло расти священное дерево, или в пещере, под пластом. Во времена язычества такое вполне могло быть. И не надо забывать, что обычаи язычества со временем переняло и христианское православие. На память пришла станица Федосеевская, где на довольно высоком склоне мелового бугра (заметим, тоже недалеко от Хопра) сохранился священный колодец на роднике с освященной толстой вербой, и люди это место продолжают чтить до сих пор.

Не исключено, что строения тут вообще отсутствовали, а просто под примитивной крышей находился один камень, в силу каких-то причин окрещенный.  По этому поводу В.А. Чудинов так и пишет: «Данный камень был окрещен, чтобы быть принятым, как наследие ведизма (язычества - А.В.) ранним христианством. Крещение культовых камней нам известно: такие преобразованные предметы культа назывались Борисовыми камнями».

О надписях и следах пребывания славян. Не будем оспаривать мнение учёного, а переключимся на сами надписи. Не странно ли: с кем мне приходилось беседовать, никто про них и не обмолвился. Да я и сам их не разглядел - рисунки видны, а слова - нет. В связи с этим возникает недоумение: как и чем писали славянские волхвы, если «творение» их рук видно ныне в компьютере? И, наконец, не менее важен такой вопрос: если камень с русскими словами присутствует в данном месте, то, скорее всего, его «летописцы» поблизости и жили. А где? Где следы славянского жительства? Следы таких поселений на берегу Хопра (да и во всём районе) на сегодня нам неизвестны.

Вопросы роились в голове один за другим, но ответить на них не могли ни я, ни мои спутники. Нам ничего не оставалось, как поблагодарить Сергея Косова за уделенное нам время, информацию и отвезти его домой. Трудно было смириться с мыслью: осмотр местности ничего не дал, более того - хоперский посланец далёкой старины не убавил, а, наоборот, прибавил вопросов, и появятся ли на них когда-нибудь ответы? Тогда мы еще не знали, что в ученых кругах уже велись разговоры о доскональном изучении камня., что ему готовят новое «путешествие», причём на этот раз к его дальнейшей судьбе и «биографии», к его изучению приложат силы и умы многие люди.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.07MB | MySQL:11 | 0.355sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апрель    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.554 секунд