В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Май 13, 2016

Как меня пытаются опровергнуть

Автор 13:26. Рубрика Рецензии на чужие публикации

«Все его высказывания и бредовые идеи в одной статье не перечислить». - С чего он взял, что мои идеи - бредовые? Потому что он прочитал какие-то иные статьи, которые приводили примеры без пояснений? Но тогда, если он принципиальный человек, он должен был бы на них сослаться, а этого нет.

«В его коллекции уже не один "научный" труд, книги, десятки выступлений и семинаров, телевизионных передач и многое другое». - Опять возникает вопрос: Денис Блинцов является специалистом по методологии науки, и имеет список критериев отличия науки от лженауки? - Нет, он в этой области никто, и звать его никак.

«Напоследок хотелось бы посоветовать вам никогда не брать в руки писанину Чудинова и не слушать его выступлений даже для того, чтобы от души повеселиться. Это не стоит ни одной потраченной секунды». - Если это так, то зачем же он занимает читателя своими «размышлизмами» (как сказал бы Михаил Николаевич Задорнов) по моему поводу? Если на меня не стоит тратить не секунды, то зачем же меня обсуждать? Логичнее было бы просто проигнорировать мои книги, статьи и видеоролики.

Но эти слова сказаны вовсе не «напоследок» (тут опять автор данного опуса обманывает читателя). Далее он пишет: «Многих вводят в заблуждение занимаемые им посты. Однако, стоит сказать, что большую часть этих постов и заслуг, Валерий Чудинов приписывает себе сам. Так, например, была наглядная ситуация с РАН (Российская Академия Наук), где он якобы занимал высокопоставленную должность по культуре древней и средневековой Руси до 2011 года, однако согласно самому РАН, Чудинов был давно отстранён от занимаемой должности, видимо вследствие всё тех же причин». - Трогательно, что Денис разъясняет читателю, что означает аббревиатура РАН. Еще забавнее нестыковка между утверждением, что Чудинов «занимал должность» и другим утверждением, что он «был отстранен». Возникает вопрос: может ли кто-либо быть отстранённым от должности, если он эту должность не занимал? А если занимал, то в чём же состоит «введение в заблуждение читателя» упоминание этого поста? К тому же это была не должность, а название некоторого общественного поручения согласно приказу тогдашнего Президента РАН Осипова, и тот приказ до сих пор не отменён. Поэтому утверждение о моём «отстранении» - это еще одна ложь Дениса Блинцова. Причем смехотворной выглядит мотивировка «отстранения» за приписывание себе некого вымышленного поста. Допустим человек приписал себе пост премьер-министра РФ, а через несколько лет выходит постановление о его «отстранении», чем подтверждается, что до отстранения он занимал этот выдуманный им пост. И это - единственный придуманный Денисом фантастический и несуразный пример, а утверждение о большей части этих постов и заслуг опять является примером поспешного обобщения. - Нет, Денису явно не везёт с логикой!

«Защитники Чудинова говорят, что нельзя не доверять такому уважаемому и умному человеку, который является доцентом, профессором, доктором и так далее». - Далее за профессором и доцентом, как я показал выше, следуют такие звания и роли, как старший преподаватель, ассистент, аспирант, студент, абитуриент, школьник, ребенок из детского сада и яслей, грудничок. «Однако, если чуть копнуть, то выясняется, что против его лжеучений выступает огромное количество таких людей науки, чей авторитет в мировом сообществе и научных кругах вряд ли вообще возможно поставить под сомнение». - Смешно, но из этого огромного количества таких людей науки, чей авторитет в мировом сообществе и научных кругах вряд ли вообще возможно поставить под сомнение» не указано ни одного, а посему число моих противников составляет пустое множество, говоря языком математики.

«Так что, Чудинов - это обычный выскочка, который искусственно подогревает интерес к своей персоне и своим лживым сенсациям». - Опять странно, что «обычному выскочке» уделяется так много внимания.

И вот заключение: «Чудинов в какой-то мере делает полезное дело, хоть и довольно отвратное. Подогревая интерес славян к своей истории, истории и традициям своих предков, он вызывает определённое направление мысли у человека. Дело самих же славян, которые заинтересовались речами Чудинова - распознать в его словах ложь, но не оставлять своего интереса к верованиям, жизни и быту Древней Руси, а обратиться к другим - правдивым - источникам». Перед нами - оксюморон: полезное, но отвратительное дело. Это звенящая тишина, чёрный снег, умный дурак.

Честно говоря, такой вид критики моей деятельности чрезвычайно удобен для анализа: конкретных фактов нет, налицо нарушение почти всех законов логики, ложь и отсутствие понимания. Перед нами - просто негативное мнение обо мне, ничем не обоснованное.

Претензии бывшего аспиранта. Когда-то в Государственном университете управления (Москва) у заведующего кафедрой культурологии профессора В.Д. Диденко обучался аспирант Алексей Сергеевич Нилогов. Мы с ним практически не общались. Каково же было моё удивление, когда я в его статье в «Философских науках» увидел фрагменты, посвященные мне в критическом ключе [2]. Правда, теперь он предстаёт как «кандидат философских наук, доцент, кафедра гуманитарных дисциплин, Хакасский технический институт - филиал, ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет», Россия, Республика Хакасия».

Статья начинается с пояснения: «Беседа с В. Н. Базылевым записана в рамках издательского проекта «Кто сегодня делает философию в России» и посвящена современным проблемам отечественной лингвистики и философии языка. Речь в ней идёт о работах В. Н. Базылева в таких лингвистических направлениях, как криптолингвистика (криптофилология) и сублогический анализ языка. Отдельное внимание в беседе уделяется взаимоотношению отечественного лингвистического и философского знания в начале XXI века. Проясняется русская традиция философии языка, продолжением которой может стать разрабатываемая А. С. Нилоговым философия антиязыка».

Что такое антиязык - не знаю, признаюсь в этом откровенно. В физике античастица - это такая частица, которая при соединении с обычной частицей меняет свою структуру и превращается в два фотона. По аналогии можно предположить, что антиязык - это такой вид языка, который при соединении с обычными словами приводит к некой абракадабре или зауми.

Определение я нашел в английской версии Википедии: «An anti-language or cant is the language of a social group which develops as a means of preventing people from outside the group understanding it. It may use the same vocabulary and grammar, but in an unorthodox fashion». Это означает: «Антиязык или кант есть язык социальной группы, которая разрабатывает его для того, чтобы предохранить группу от понимания ее посторонними. Он может иметь тот же самый лексикон и грамматику, но необычное условное (модное) значение». Иначе говоря, это новое определение такого известного в лингвистике явления, как арго. Типичным примером является криминальный язык русских заключенных, так называемая «феня», где может быть такой диалог: «По фене боташь? - Да. - Рвёшь платок? - Рву. - А где кимаришь? - На бане». Что означает: «Разговариваешь на криминальном арго? - Да. Дружить будешь? - Буду. - А где ночуешь? - На вокзале». - Однако замена слова «арго» пока еще неизвестным английским неологизмом «антиязык» ставит читателя в тупик, тем более, что в данном интервью данное слово не поясняется.

Я опускаю то, что меня не касается и начинаю с вопроса Нилогова и ответа Базылева.

Н: «Применим ли феномен «лингвистической корректности» по отношению к текстам фолк-лингвистики?

Б. Это зависит от того, что вы понимаете под «лингвистической корректностью». Если по П. Бицилли («Язык в отношении своего построения, своей лексики есть одна из важнейших сторон культуры, быть может, самая важная»), то эти тексты корректны, так как овнешняют духовно-практическое знание общества о самом себе (иначе, стремление к такому знанию).

Если понимать под этим языковую корректность, корректность речевую, лингвистическую и социокультурную, то они, безусловно, корректны. Обращу внимание на то, что многие тексты, созданные в названной парадигме, принадлежат людям с педагогическим образованием, журналистам и гуманитариям различного рода (конечно, не только, но и...). Например, В. А. Чудинов имеет не только естественнонаучную подготовку, но и филологическую. А надо признать, что филология в 1960-х гг. в МГУ была.

С моей точки зрения, эти тексты с позиции языковой культуры и языкового вкуса эпохи лучше, нежели то, что выходит «из-под пера» большинства «лингвистов-профессионалов» [2].

Вот уж не ожидал найти высокой оценки моего творчества со стороны Базылева. - Продолжаю цитирование: «Н: В книге «Криптолингвистика» вы несколько раз цитируете профессора В. А. Чудинова, выделяя его фигуру на фоне других творцов-криптофилологов. Я был лично знаком с ним, так как он работал на кафедре культурологии в Государственном университете управления, на которой я числился аспирантом. Профессионального общения с ним не получилось, но мне всегда был интересен сам его феномен. Хотелось подглядеть, когда и на чём учёный (доктор философских наук) сломался («свихнулся»). Благодаря этому личному знакомству «чудинология» как часть криптофилологии пополнилась новыми языковыми артефактами. Во время конференции по рунице, проводимой В. А. Чудиновым в ГУУ, я ненароком развернул перед «мэтром» «Независимую газету», на первой странице которой была напечатана фотография поверхности Марса с изображением подобий кладбищенских надгробий. Помню, как Валерий Алексеевич эмоционально заинтересовался этим номером, буквально выхватив его из моих рук. Через некоторое время я узнал о существовании такого феномена, как ареоглифы. Далее по списку - селеноглифы, гелиоглифы и т. п. Обратите внимание, что с точки зрения антиязыковой методологии - все эти «чудинологизмы» имеют статус антислов, поэтому я бы хотел подумать над совместной работой по классификации подобного рода словесных артефактов псевдодешифровок для их последующего установления их лингво-онтологического статуса».

Здесь собрано в кучу несколько положений, каждое из которых весьма любопытно. Так, Нилогов совершенно точно констатирует факт: в Государственном университете управления я числился аспирантом. Именно числился, а не обучался, ибо мы его видели на кафедре крайне редко, отчего общение было физически невозможно. Так что тут он и правдив, и искренен.

Абсолютно точно он характеризует и своё поведение: «Хотелось подглядеть, когда и на чём учёный (доктор философских наук) сломался («свихнулся»)». Именно так: его интересовало не исследование поведения личности, в данном случае меня, а желание подглядеть. Причём он заранее был уверен, что я «свихнулся». На каком основании он так решил - бог весть. Как видим, он себя характеризует весьма негативно: прогульщиком и сборщиком компромата на членов кафедры.

Надписи на Марсе я исследовал за много лет до того, как Нилогов был зачислен аспирантом на нашу кафедру. О том, что он узнал о существовании ареоглифов только после конференции, могу лишь порадоваться: лучше поздно, чем никогда.

По поводу неологизма «антислово»: я нашел его определение в работе [3]: ««Антислова» - это слова, не только в силу форсированного и исключительно идеологически мотивированного их употребления потерявшие свои исходные значения, но и в ряде случаев поменявшие свои значения на противоположные. А потому эти слова стали не только бесполезными, но и общественно вредными. Это такие слова, как «патриотизм», «родина», «враги», «духовность» и многие другие из этого стилистического ряда». Мои терминологические неологизмы, входящие в лексическое гнездо слов «петроглифы, геоглифы, дендроглифы, ороглифы, вегетоглифы» не являются идеологически мотивированными, и вовсе не потеряли исходного значения (напротив, они только входят в научный обиход).

Иначе говоря, предложенная мною терминология никак не походит под определение антислов, так что Нилогов здесь применяет логическую ошибку «подмена тезиса». Неудачно сконструирован им и неологизм «чудинологизм»: филологи отмечают массу неологизмов у поэта В.В. Маяковского, однако термина «маяковскилогизм» не существует. Если следовать Нилогову, то ни один исследователь не имеет права вводить собственный термин. Давайте запретим Норберту Винеру его термин «кибернетика» или Илье Пригожину термин «синергетика», или Аристотелю термины «энергия» и «анэргия». - Мы понимаем, что такое предложение абсурдно!

Из этого следует, что Нилогов является дилетантом как в лингвистике, так и в методологии науки.

Наконец, Нилогов мне приписывает создание псевдодешифровок. Для того, чтобы придти к такой констатации, необходимо произвести анализ моей методики и полученных результатов, чего он не делает. Кроме того, как мне известно, он никогда эпиграфикой не занимался. Откуда в таком случае он уверен, что мои результаты не являются настоящими дешифровками? Каким критериям успешности эпиграфических чтений он следует? - А никаким! Ему просто так кажется, поскольку он данной проблемой не занимался никогда. И он удивлён как Журден, который вдруг обнаружил, что говорит прозой. Нилогов не в курсе, что тысячу лет назад существовали летательные космические аппараты, которые отражены в виде картин, каменных и металлических макетов, некоторых сохранившихся деталей, и массы надписей, их описывающих, и не в курсе того, что наши предки были на Марсе и Луне и оставили там массу надписей. Как говорится в юриспруденции, незнание законов не освобождает от ответственности, а незнание тех научных положений, которые тот или иной автор берется обсуждать, не освобождает его от обязательного стыда за высказанное невежество.

Н: «Не знаю, как искупить перед академической лингвистикой и такой малый «грех», когда я был вынужден таскать коробки с канцелярскими принадлежностями для конференции Чудинова по рунице (по пролоббированному моим научным руководителем - завкафедрой культурологии В. Д. Диденко; первоначально грант полагался для издания второго тома книги «Кто сегодня делает философию в России», но члены кафедры встали в позу: мол, как может аспирант кафедры вместо них подавать заявку на грант; в результате воспользовались запасным вариантом с Чудиновым, а меня как аспиранта привлекли проформы ради к заполнению документации и даже заплатили за это)».

Вот тут видна обида Нилогова: его попросили помочь мне поднести тяжелые коробки с канцелярскими принадлежностями для конференции. То есть мне, пожилому профессору, академику РАЕН, таскать коробки в самый раз, а ему, молодому и сильному аспиранту - унизительно. Что ж, и тут Нилогов честно признается, что совершил малый грех, только не перед лингвистикой, а перед уважаемым членом кафедры.  Но это своё якобы унижение он запомнил на много лет, и даже будучи доцентом в Хакассии мне его припомнил! - Мстительная натура!

Так что если своё нетактичное поведение он изложил достаточно правдоподобно, то мотивацию его отстранения от участия в конкурсе на получение гранта он объяснил совершенно ложно. Его отстранили вовсе не потому, что он аспирант, и даже не по формальному признаку, что кафедра культурологии отбивает хлеб у кафедры философии, занимаясь не культурологической, а философской проблематикой. Основой причиной стало то, что Нилогов собрал материал по теме «кто делает философию в современной России», не анализируя труды сотрудников Института философии РАН, Института социологии РАН, Института истории естествознания и техники, философского факультета МГУ, СпГУ или других ведущих вузов, а опрашивая своих случайных знакомых, чей вклад в отечественную философию или ничтожен, или равен нулю. Ибо указанные лица вовсе не «делали философию России». Однако, заметим, хотя грантодержателем оказался я, а не Диденко, Нилогов всё-таки получил некоторую сумму денег. Вряд ли он заработал бы больше, если бы грант получил его научный руководитель. Так что и эта его обида совершенно беспочвенна.

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.15MB | MySQL:11 | 0.181sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

управление:

. ..



20 запросов. 0.335 секунд