В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 29, 2011

Тетрадь и картотека

Автор 12:54. Рубрика Cлавянская и неславянская письменность

Тетрадь и картотека

В.А. Чудинов

Для проверки правильности дешифровки Г.С. Гриневича мне понадобились самостоятельно прочитанные примеры руницы. И чем больше, тем лучше. Вначале я обратился к имевшимся у меня книгам по археологии, и стал читать надписи там, однако они скорее не читались, чем читались. Хотя ряд надписей, неизвестных Гриневичу, я там обнаружил и прочитал. Но нужно было читать надписи систематически и в большом количестве. Поэтому в следующем 1992/93 учебном году я смог в первом полугодии организовать свой учебный процесс так, чтобы освободить время для посещения городской Исторической библиотеки Москвы, куда я приезжал после работы. Первую пробу дешифровки я датировал пятым февраля 1993, когда я шел по стопам Гриневича и брал без разбора как образцы надписей руницей, так и тексты на германских или тюркских рунах. Получалось не очень хорошо. А 20 февраля я выписал из каталога Исторической библиотеки ряд книг, которые потом заказал в читальный зал, но это были книги по минойским текстам линейного письма А и Б. И я убедился собственными глазами, что это - вовсе не руница.

kartoteka1.jpg
Рис. 1. Первые три примера удачной дешифровки

Начало дешифровки. Первый успех пришел ко мне сразу после праздника 23 февраля, а именно 24 февраля 1993 года, когда я стал разглядывать предметы Черняховской и Трипольской культуры. Там я обнаружил изображение светильника (1:27, рис. 8) . Дно артефакта (я его зарисовал) мне показалось лигатурой из знаков руницы, которые я разложил и прочитал, рис. 1-1: СЬВЕТИЛО. Это меня окрылило.

Затем я обратился к памятнику ранней Трипольской культуры, который назывался «Миска на полой подставке с боковым отверстием» (2:60, рис. 3). Я его тоже зарисовал, ибо на нём внутри сквозь отверстие хорошо были видны буквы. Однако тогда я не понимал ни назначения предмета, ни смысла надписи, которую я читал то МОКА, РОШЕ, однако никакой смысл при этом не улавливался. Тогда я еще ничего не знал о богине Маре. А позже, когда узнал, ничего не стоило прочитать так тщательно выполненную надпись как слово МАРА. А всю конструкцию понять как некий термостат того времени, где в отверстие вставлялась свеча или другой источник огня, а миска постоянно сохраняла горячую еду или воду. Однако, поскольку это чтение запоздало всего на несколько месяцев, я датирую его тем же годом.

Третье изделие было представлено на рисунке как «Кухонная керамика и пластика из Александровки» (3:22, рис. 8-11). Там я обнаружил надпись в две строки, которую посчитал написанной руницей. Дешифровка не заняла много времени. Первую строку я прочитал как ПОИЛКЪ, а внутри последнего знака - слово ДЬЛЯ, вторую - как слова ВОЯ ДИЛОВЪ, рис. 1-2.  Это означает: ПОИЛКА ДЛЯ БОЕВЫХ (ВОИНА) КОНЕЙ. Здесь мне встретилось впервые слово ДИЛ во множественном числе, которое я тогда не знал. Это стало для меня препятствием для последующей публикации.

Вообще говоря, я перерисовывал изображения, а не копировал их на ксероксе по двум соображениям. Во-первых, поскольку я не предполагал дальнейшую публикацию этих дешифровок, меня больше волновала сама надпись, чем точный абрис предмета, и потому возиться с ксерокопированием не хотелось. Во-вторых, напомню, что в те годы фотоаппараты проносить в библиотеку запрещалось, а ксерокс стоял всего один, совсем в другом помещении, и на него скапливалась большая очередь читателей. Да и не дешевое это было удовольствие.

kartoteka2.jpg

Рис. 2. Еще два примера дешифровок

На той же странице тетради у меня приведены иные примеры. Так, например, из 15 глиняных льячек я обратил внимание только на две (4:163, рис. 4-6 и 4-7). На них я прочитал надписи ЛИТЬ, рис. 2-4. Поселение Крутик существовало с 778 по 930 гг. н.э.

Здесь на одном из сосудов, найденных в кургане у села Пуркары, я прочитал надпись ДЬЛЯ ЛЕЧЕНИЯ (5:46, рис. 19-4) Итак, надписи начали читаться.

В дальнейшем, однако, я перешел на другие тетради, а картотеку стал делать в том же году и примерно через год. Копировать с карточек картотеки намного удобнее. И потому я далее перехожу к рассмотрению карточек.

kartoteka3.jpg

Рис. 3. Дешифровка аналогичных примеров с карточек

Продолжение дешифровок надписей на сосудах. Здесь я показываю фрагмент керамики из поселения Новые Русешты I, урочища Ла Градина (6:108, рис. 29). На нём я читаю надпись: МОЛЕМЪ ЖИВУ, ЛЕЛЮ, рис. 3-6. На позднем трипольском поселении Райки было найдено биконическое пряслице (7:170, рис. 86), на котором были наколоты линии и вырезаны знаки. Я читаю эту наколотую  надпись, как ИДИ, ЛЕКЪ, а вырезанную, как НИЖИСЬ, рис. 3-7. Это означает, ИДИ, ЛЕГКО НИЖИСЬ (о нити). Далее я рассматриваю глиняный сосуд позднего Триполья из поселения Брынзены IV (8:17, рис. 7-4). Здесь я читаю надпись: ИДИ, ЛАДО, ВИНО, рис. 3-8. Теперь я понимаю, что слово ЛАДО означает, видимо, ГОСПОДИН. Таким образом могли приглашать знатных людей к тому, чтобы вкусить храмового вина. А на фрагменте позднетрипольского сосуда из Фолтешты (9:21), мы видим лигатуру, которая после разложения на отдельные знаки может быть прочитана как БЕЛЕ ПИВО, то есть, СВЕТЛОЕ ПИВО, рис. 3-9.  Наконец, на глиняном позднетрипольском пряслице из Городка (8:167, рис. 84-7) я читаю текст ТЕ В СИЛЕ, КЪТО ХОДИТЬ, рис. 3-10. Вероятно, эту надпись сделала пожилая женщина, у которой ноги престали ходить.

kartoteka4.jpg

Рис. 4. Продолжение дешифровки надписей на сосудах и пряслицах

Еще один сосуд позднего Триполья был найден на раскопках в Усатово (10:65, рис. 5-8). Вначале я прочитал надпись, как КЪ ЛУНЕ, но затем понял, что ошибся в последнем слоговом знаке, и прочитал текст иначе: КЪЛУЧЬ, то есть, КЛЮЧ, рис. 4-11. Иными словами, в сосуд была налита ключевая вода. Надпись видна идеально, выполнена двойным контуром. На другом сосуде точками и линиями двойного контура (11:14, рис. 1) выложен такой текст: ИДИ КО ВОДЕ СЬ БЕБЕЙ, рис. 4-12, то есть, ИДИ К ВОДЕ С МАЛЫШКОЙ. Следующий сосуд (8:17, рис. 7-7) подписан: СЬ ВОДОЙ, рис. 4-13, то есть, С ВОДОЙ. Еще один сосуд (12:49, рис. 15-8) содержит затейливую надпись: ПОПОИ ВОДИЦЕЙ, рис. 4-14. Далее на сосуде изображены четыре надписи (10:57, рис. 3-3), которые можно прочитать как ЧЕЛИ И БЕБИ, ЖЕНЫ - ПЕЙТЕ, рис. 4-15, что означает МУЖЧИНЫ И ДЕТИ, ЖЕНЩИНЫ - ПЕЙТЕ. На последнем сосуде (8) читается текст: ВЬ НОВОЙ ЧАРЕ, рис. 4-16. Наконец, на глиняном пряслице из Волыни (13, 31, табл. 6-4) можно прочитать текст: НЕ НОЧЬ, рис. 4-17. Это означает то, что мы обычно выражаем фразой ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР - о своём возрасте.

kartoteka5.jpg

Рис. 5. Продолжение дешифровки надписей на тех же предметах

Далее я именую артефакты по номерам сквозной нумерации. № 18. Это надпись на сосуде из Тувы эпохи бронзы (14:53, рис. 1-1). Я ее читаю: ВЫЛЕЙ КЪЛЕЙ, то есть  ВЫЛЕЙ КЛЕЙ, рис. 5-18. Отсюда становится ясно, что данная ёмкость использовалась как ведро для разведения клея. Два черепка относятся к эпохи неолита на северском Донце (15:168, рис. 4-1 и 4-2). Их граффити я читаю: ЗАНОВО ПОЮ (речь идёт от имени сосуда, который поит заново) а также: И В Я ВОДЫ ЗАЛИТЬ, то есть: И В НЕЕ ВОДЫ ЗАЛИТЬ, рис. 5-19 и 5-20. Еще один черепок найден в месте Лука-Врублевецкая и относится к предтрипольской культуре (16:15, рис. 5-23). Я читаю на нём текст: ИДИТЕ ВЪ БЕБИНЪ ПОИЛЪКУ ТОЩУ, то есть, ИДИТЕ В ДЕТСКУЮ ТОЩУЮ ПОИЛКУ, рис. 5-21. Глиняный сосуд № 22 из Карбуна, Молдавия раннего Триполья (17:89, рис. 20-1). Тут я читаю: ВЪ НЕЙ (НЕЕ) ВОЛОГИ ВЪЛЕЙ, то есть, ВЛЕЙ В НЕЕ ВЛАГУ, рис. 5-22. На сосуде срубной культуры из Кондратовки Воронежской области (18:85, рис. 16) я читаю слова: ЛЕЙ В И ЧАВО, то есть, ЛЕЙ В НЕГО ЧТО-НИБУДЬ, рис. 5-23. На сосуде из Александрии Донецкой энеолита периода Предтриполья (16:51, рис. 6-9) можно прочитать основную надпись ВЬ ЗОЛЕ ДЬВА, то есть, В ЗОЛЕ ДВА (СОСУДА), и слово МАСЛО, написанное протокириллицей, рис. 5-24. Вероятно, сосуд был термостатом, в котором хранилось горячее топлёное масло. Черепок сосуда № 25 из Моравии периода неолита (19:34, рис. 9-5) имеет надпись: ЧАСЬКЪ ВЪ РУНАХЪ КАМОРА, рис. 5-25, то есть, ЧАШКА В НАДПИСЯХ, КАМЕРА. Наконец, на сосуде срубной культуры из Поорелья (20:96, рис. 2.3) читается текст: ЛЕЙ ВЪ ТУЛОВО, рис. 5-26.

kartoteka6.jpg

Рис. 6. Еще одно продолжение дешифровки надписей на тех же предметах

Срубная и другие культуры. На черепке из поселения срубной культуры села Рубцов на реке Осколе (21:88, табл. 1-1) можно прочитать слова ПОЙЛО ЛИПОВЬЕ, то есть ПОЙЛО (для скота), НАСТОЕННОЕ НА ЛИПЕ, рис. 6-27. На дне чаши из раннетрипольского поселения Ленковцы (22,табл. VI-12), читается распоряжение: ВЫСЫПАТЬ, рис. 6-28. На сосуде из трипольского поселения Березовка видна лигатура (23:172), которая при разложении образует слово: СОСИ, рис. 6-29. На раннетрипольском сосуде из Александровки (3:14, рис. 4-15) читаются слова: ЛЕДЯНОЙ СЬБОРЪ, то есть, ЛЕДЯНОЙ СБОР, рис. 6-30. Вероятно, в нём хранился сбор трав, замороженный до ледяного состояния. На глиняном пряслице раннего Триполья (17:90, рис. 21-8) я читаю слово: ДЕЛАЙ, рис. 6-31, как приказ ему от хозяйки. На черепке из раннетрипольского поселения Тимково (3:18, рис. 7-19) можно прочитать текст СЬЛЕЙ РУКАМИ, рис. 6-32, то есть СЛЕЙ ВЫЧЕРПЫВАЯ, а не НАКЛОНЯЯ СОСУД. Наконец, на дне сосуда из села Жвана позднего Триполья (24:91, рис. 28-2) можно обнаружить две надписи: декоративную КУЛЕБЯКА, и граффити в виде двух лигатур: ДЬЛЯ ПЪРАЗЪДЬНИКА ЗАПЕКИ, рис. 6-33.

kartoteka7.jpg

Рис. 7. Окончание дешифровок надписей на тех же предметах

Теперь мы рассматриваем надпись на керамическом сосуде из села Кайбел эпохи бронзы (25:81, рис. 24). Надпись я читаю так: ПЕПЕЛЪ ВЕЯНЪ, рис. 7-34.  Следовательно, перед нами - погребальная урна, пепел которой уже развеян. На следующем сосуде ямной культуры (2300-2000 до н.э.) из Приазовья (26, с. 123, рис. 1-2) я читаю более пространный текст: КЪЛАДИ, ПОИ, ЦЕПЬЛЯЙ, НИ ЛИЖИ, рис. 7-35. Это - инструкция о том, чтобы из сосуда не пили на ходу, чтобы его придерживали во время питья (цепляли), и чтобы не облизывали его края. На сосуде раннего трипольского времени из Александровки (3:14, рис. 4-2) можно прочитать текст: ДЬЛЯ ВОДЫ, рис. 7-36. Так что это - сосуд именно для воды. Следующий сосуд был найден под Новочеркасском и относился к древнеямной культуре эпохи бронзы (27:95, рис. 41-9). На нём я читаю надпись: ВЪНОСИ ЗАНОВО ЖИВО, рис. 7-37. Сосуд, видимо, подвешивался над огнём, и его следовало очень быстро переносить на то место, где использовалась жидкость. Поскольку он был найден рядом с костяком умершего человека, не исключено, что там содержалось бальзамирующее вещество, причем одного объема жидкости было явно недостаточно, и  сосуд использовался многократно. На черепке керамики Предтриполья из Луки Врублёвецкой (16) я читаю слова: ВОДЫ ВЪЛЕЙ, рис. 7-38. На Трипольском сосуде, изображение которого Ю.А. Шилов сделал в Москве (28) читаются слова: ВЪЛЕЙ САМЪ ВОДЫ ЖИВО, СОСАЛИ ВЪВОЛЮ МАЛО, рис. 7-39. Наконец, на дне сосуда из Александровки (29) читается слово: СОСИ, рис. 7-40.

kartoteka8.jpg

Рис. 8. Изображения Дрогичинских пломб и мои чтения надписей

Пометки в календарях. Далее я перехожу к чтению всего одного источника: книг Карла Болсуновского (25 и 26). Первая книга касается пометок в календаре, и я полагаю, что какие-то из них представляют собой лигатуры знаков руницы. Первые 15 надписей передают имена или родственные связи: № 41 - КИДИНОЙ (фамилия женщины в родительном падеже), № 42 - РЕЧА (прозвище мужчины - РЕЧЬ), № 43 - ТЁТЬКИ,  № 44 - ЧУЧЕЛА (прозвище мужчины), № 45 - ЧЕТЫРЕ (если так отмечались дни рождения, то в этот день их имели сразу четверо знакомых), № 46 - КОВАЛЕВЫ, № 47 - ЗАТОРА (вероятно, слово ЗАТОР является прозвищем знакомого). Затем можно прочитать такие слова: № 48 - ЕМЕЛЯ ЩЕНИЙ, № 49 - ИЛЬИНЪ (вероятно, ИЛЬИН день), № 50 - ЛИПАТА (возможно, напоминание, чтобы поздравить Липата), № 51 - ЖИРА (прозвище мужчины), № 52 - КОТОРАЙ (скорее всего, просто НЕКОТОРЫЙ, известный человеку знакомый), № 53 - СЬТОЛЪ (то есть, на этот день нужно заказывать застолье), № 54 - ЧЬТО ЧАВО (то есть, НЕЧТО, что известно автору заметки), № 55 - ВЪ БЕСЕ (это был, вероятно, день застолья с большим количеством горячительного). Как видим, помечаются весьма разные поводы для особого проведения данного дня.

Дрогичинские пломбы. Вторая книга имеет отношение к Дрогичинским пломбам, которые были найдены в польском городе Дрогичине - их вымывала река из затопленного рынка. Они датируются XII-XIV веками. Я их читаю так: № 56 - ВОЗЪ ВИКЪТОРА, № 57 - ТЕЛЯТА, № 58 - ВОЗА ТРИШЪКИ, № 59 - ВОЗА ЛОМОВА. Здесь выступают наименования товара. № 60 - ЖЕГЪЛОВЪ, № 61 - ИМЕЙ (один знак в виде вертикальной палочки я читаю в качестве как первого И, так и последнего; это слово обозначает девиз торговца), № 62 - ВЕЛИКА ДЕТИНА (вероятно, так владелец товара называл сам себя, чтобы отпугнуть конкурентов), № 63 - ИЛЬИ ТЕЛЕГИ (владельческая надпись, где И опять читается до и после слога ЛИ), №  64 - ТЕЛЕГИ, ВОЗА (множественное число, ВОЗЫ).  Так что здесь даны имена, фамилии и названия товара.

Пломба № 65 - НА ОЗЕРУ (вероятно, товар предназначался для хранения на озере), № 66 - ТОЛЯ НОСЬ, (то есть, АНАТОЛИЙ НОС), № 67 - ОКУЛОВЪ, № 68 - ТРИФОНА, № 69 - СЬТО ОКОВЪ, № 70 - ДЕНЬГИ.

kartoteka9.jpg

Рис. 9. Продолжение чтения надписей на Дрогичинских пломбах

Продолжение чтения. Дрогичинских пломб оказалось довольно много, и в данном исследовании я публикую только начало моих дешифровок надписей на них. На пломбе № 71 я читаю имя: ЛЁВА, на пломбе № 72 - слова ТО ЛОЗА, на пломбе № 73 - целое предложение: ЛАПОТЪНЕ ТЕ, то есть, ЛАПОТНИКИ ТЕ. Над надписью на пломбе № 74 я долго размышлял, и после нескольких неудачных предположений о фамилиях остановился на такой дешифровке: ЛЕНА, ТО ПУТИНА. Иными словами, РЫБА ОТ ПУТИНЫ НА РЕКЕ ЛЕНЕ. На пломбе № 75 я читаю надпись РЪЖА ВИНА, причем я сначала подумал, что написана фамилия РЖАВИНА, а потом понял, что надпись гласит иное: КРАСНЫЕ ВИНА. На пломбе № 76 я читаю слова ЕВЪСЕЙ СЬВОЙ, то есть, имеется в виду знакомый всем Евсей. Пломба № 77, надпись БОЧЬКА МЕЛА, пломба № 78 - БОЧЬКА ИЛИИ, № 79 - БОЧЬКА ВАНИ. На пломбе № 80 я читаю слово ИВИНЪ, на  пломбе № 81 - слово ТЕЛЕГИНЪ, на пломбе № 82 - словосочетание 14 ЧЬЛОВЕКЪ. На пломбе № 83 имеется надпись: ТЕ ГОТОВЫ, что означает наличие рядом изделий, еще не готовых к использованию. На пломбе № 84 я читаю надпись СИТЪСА ОСЬТАТОКЪ, что означает СИТЦА ОСТАТОК, то есть, неполный рулон ткани. На пломбе № 85 можно прочитать надпись: ВОТЪ КЪЛЕЙ, то есть, ВОТ КЛЕЙ.

На пломбе № 86 я читаю надпись ТЁЛЪКИ, на пломбе № 87 - БОЧЬКИ ИВАНЪ, то есть, БОЧКИ ИВАНА (слоговой знак НЪ слова ИВАНА помещен на первой пломбе, хотя относится ко второй), на пломбе № 88 - СЕТИ ИВАНЪ, то есть, СЕТИ ИВАНА. На пломбе № 89 я читаю надпись ПОЛОКЪ ИВАНА (знак НА находится на первой половине пломбы), на пломбе № 90 - слова 8 ЛИКОВЪ (вероятно, имеются в виду иконы, но еще дохристианские). На пломбе № 91 можно прочитать слова ВЪДОВА ЗАЙТЪСИНА, то есть, ВДОВА ЗАЙЦИНА,  а на пломбе № 92 - слова ДЬЛЯ КОНЯ, причем на первой половине пломбы как раз изображен конь. На пломбе № 93 я читаю надпись БЫЧОКЪ ЦЕЗАРЬ, на пломбе № 94 - СЬБОРЪ СЕЙ, то есть, ПОСЕЙ ЭТОТ СБОР ТРАВ. Как видим, помимо владельческих надписей тут имеются указания и названия предметов.

kartoteka10.jpg

Рис. 10. Окончание чтения Дрогичинских пломб

Окончание чтения. Я заканчиваю чтение надписей на Дрогичинских пломбах не потому, что мне больше нечего читать (на самом деле непрочитанных пломб еще более сотни), а потому, что я не хотел бы перегружать данный раздел исследования. Итак, я продолжаю чтение: на пломбе № 95 я читаю надпись ВАСИЛИЙ ГОТОВЪ, что, вероятно, означает ВАСИЛИЙ, ГОТОВАЯ ПРОДУКЦИЯ, а на пломбе № 96 - надпись ЗЪЛАТА УДА, что, возможно, означает ЗОЛОТОЕ УДИЛО в уздечке лошади. На пломбе № 97 я читаю слова: ВЪСЕ ВЪЛЕВО, что означает охрану пломбой товаров, расположенных влево от пломбы. Довольно своеобразной является надпись на пломбе № 98: ЧИКЪ-ЧИКЪ ОБА, что, вероятно, означает наличие двух домашних животных, предназначенных к забою. На пломбе № 99 я читаю: ГОЛУБЯ (надпись пришлось повернуть на 180 градусов, иначе она не читалась) СЕНО, то есть, вероятно,  ПОДСТИЛКА ДЛЯ ГОЛУБЕЙ. И на пломбе № 100 я читаю надпись ИЗЪБЫ ТРИ (цифра дана тремя кружками).

Вторую сотню надписей я начинаю с такого чтения: пломба № 101 - ЖЕСТИ ТОЛИ, то есть, УКРАШЕНИЯ ТОЛИ (Анатолий являлся торговцем украшений), № 102 - ТРИ ТЕ ВОЛОДИ (то есть, ТРИ ПРЕДМЕТА, ПРИНАДЛЕЖАЩИХ ВЛАДИМИРУ), № 103 - СЕ БОЧАТЪКИ, то есть, ЭТИ БОЧОНКИ. На пломбе № 104 можно прочитать слова ВОЗА КУБЫ, на пломбе № 105 - НАВОЗЪ, на пломбе № 106 - ВОЗА РЕКИ (то есть, видимо, с речной продукцией - рыбой и раками), на пломбе № 107 - ГОРЬНИЯ (то есть, ВЕРХНИЕ, но что именно, неясно), на пломбе № 108 - слово НАЛИКУ, то есть, видимо, НАЛИЧНОСТЬ. Затем я читаю слово на пломбе № 109 - ЛОЗА (ВИНОГРАДНЫЙ КУСТ), и два слова на пломбе № 110 - ВЪ ЛОЗЕ (то есть, возможно, В ВИНОГРАДНЫХ ЛИСТЬЯХЪ). На пломбе № 111 я читаю слово ЦЕЛОВА, что возможно, означает некий товар ЦЕЛОВАЛЬНИКА, то есть, ТРАКТИРЩИКА, ПРОДАВЕЦ СПИРТНОГО (который «целовал крест», то есть, давал присягу). Но, возможно, что речь идёт об охране пломбой некоторого ЦЕЛОГО комплекта.

Далее идут имена. На пломбе № 112 я читаю слово ЖОРА, на пломбе № 113 - слово ЮРА, причем впервые в этом случае прочитана смешанная надпись из буквы кириллицы и силлабографа руницы. Г.С. Гриневич, мой предшественник, о такой возможности ничего не писал и, скорее всего, и не подозревал о ней. На пломбе № 114 я читаю слово СЬНЯТО, то есть, возможно, СНЯТО С ТОРГОВ. На пломбе № 115 я читаю слова ЛИЧИКИ БОГА, что я понимаю как ИКОНКИ БОГА. Скорее всего, речь идёт об иконках ведических богов. Пломба № 116 - я читаю на ней фамилию владельца, ИЖЕВАТОВА. На следующей пломбе я читаю название товара - ЧАСЬТИ ПОЛЫЯ. На пломбе № 118 сначала видится странная свастика, однако если ее принять за лигатуру слоговых знаков, то можно прочитать слова ТЕ ТОЖЕ НЕ ПО КОНЯМЬ. Вероятно, речь идёт о какой-то продукции для животных, но не для коней. Рядом, на пломбе № 119 - похожая надпись: ТЕ ТОЖЕ НЕ ПО ЯРМУ, где буквы Я и Р - кирилловские.

Пломба № 120 имеет надпись КОЗАКИ ЗА ПОЛЯМИ. Не совсем ясно, какой именно товар могла оберегать такая пломба, так что скорее всего - эта надпись владельческая. На пломбе № 121 я читаю слово ИЛЬИНЪ, на пломбе № 122 - 7 ЧАНОВЪ, на пломбе № 123 - МОЯ ЧАРЕ, то есть, МОИ ЧАРЫ (большие сосуды). На пломбе № 124 товар характеризуется так: ТЕ ЧАНЕ ПАЯНЫ, то есть, ТЕ ЧАНЫ ЗАПАЯНЫ. На пломбе № 125 мы с интересом узнаём, что 2 ИЗЬ КУСЬТА - ИНА, то есть, ДВА ИЗ КУСТОВ - ИНЫЕ. На пломбе № 126 можно узнать, кусты какого вида продавались - КУСЬТЪ ЛИПЪ. Вероятно, речь идёт о саженцах деревьев. Пломба № 127 содержит пространную надпись: ТЕ ТОЖЕ НЕ ПОЛОЖЕНЫ. На пломбе № 128 написан странный совет: КОПИ СИЛУ! Что могла бы охранять такой свинцовый  предохранитель? На пломбе № 129 я читаю слова: ПОКАЛЕЧЕНЕ БОЧАТА. Это означает: ПОКАЛЕЧЕННЫЕ БОЧЁНКИ. Пломба № 130 охраняет живность, на ней написано ВОЛЫ, КОЗЫ. На пломбе №  131 я читаю: ТЕ ТОЖЕ НЕ ПОЛОЖЬ! И, наконец, на последней пломбе № 132 я читаю слова ПЕНЬКА ТО ЛОЗЫ.

Обсуждение. Я продемонстрировал только часть своей картотеки и своих записей в тетради. Если говорить конкретно, то я рассмотрел 2,5 страницы тетради, 36 карточек с изображением керамики и пряслиц и 13 карточек с изображением пломб, то есть, всего 49 карточек. Тем не менее, количества рассмотренных надписей (132) хватило бы на целую монографию! Замечу, что в монографии Г.С. Гриневича было рассмотрено всего 18 восточнославянских надписей (хотя на поверку 3 относились к Дьяковской культуре, 2 начертаны тюркскими рунами, 1 - германскими рунами, 1 - кириллицей и еще 1 - скорее всего, просто орнамент из зигзагов, наконец, еще 1 - видимо, вообще не надпись, так что реально он рассмотрел 10 примеров). Так что на проверку выводов Гриневича даже в этом исследовании я привлёк к рассмотрению в 13 раз больше примеров.

Из данного обзора ясно, что жители города Дрогичин в XII-XIV веках помечали на пломбах с помощью руницы или свои деньги и товары, или свои имена, или давали некоторые рекомендации. Тем самым, опровергается первоначальное предположение Г.С. Гриневича о том, что данным типом письма русские писали только в Х- XII веках. Как видим, они писали и позже. И, что оказалось неожиданным, они могла комбинировать слоговые знаки руницы с буквами кириллицы. Использовались знаки руницы и для производства заметок на бытовых календарях, чтобы отметить, например, день рождения или именин тёти, знакомых, чтобы организовать застолье или ЧТО-ЧЕГО, то есть, НЕЧТО. Словом, слоговая письменность в этот период была явно популярнее в народе, чем письменность кириллическая. Возможно, что при начертании надписей руницей люди полагали, что само это сакральное письмо одновременно станет и оберегом от несчастий или лихих людей.

Кроме того, оказалось, что руницей на территории нашей страны писали люди и прежде. На целых сосудах или их фрагментах от раннего до позднего Триполья можно найти также ряд надписей, обозначающих название предмета (светильник, поилка, белое пиво, вино и т.д.), или распоряжения для читателя (лить, иди, пейте, попои водицей и т.д.). Полагаю, что речь идёт о храмовой утвари и о распоряжениях в отношении прихожан, для чего и использовались сакральные начертания. Имелись надписи и на пряслицах. Кроме того, выяснилось, что надписи относились к разным археологическим культурам, относящимся к разным эпохам: и к неолиту, и к эпохе бронзы, и к поздней античности. Что касается эпохи бронзы и более поздних эпох, то особых сложностей в том, чтобы признать в них существование русской слоговой письменности не было. Однако энеолит Триполья явно выбивался из остальных эпох тем, что, согласно эпиграфической традиции, в нём вроде бы никакого продуманного и систематизированного письма не было и не могло быть. Хотя памятники этой письменности на мой взгляд, абсолютно ничем не отличались от памятников более поздних эпох ни по графике, ни по содержанию, ни по способу нанесения знаков. Если говорить точнее, то Википедия очерчивает возраст этой культуры так: «энеолитическая археологическая культура, распространенная в VI-III тыс. до н. э. в Дунайско-Днепровском междуречье. На смену трипольцам пришли индоевропейские народы Ямной культуры». Иными словами, эта культура уже исчезла к тому периоду, когда египтяне создавали свои первые надписи и, следовательно, русская письменность, как выяснилось, оказалась намного старше.

Данное исследование явилось весьма важным во многих аспектах. Во-первых, оно показало, что руница как русское слоговое письмо существовало за много тысяч лет до того, как возникло собственно русское государство, то есть русский язык, по меньшей мере, на 7 тысяч лет старше той его разновидности, которая использовалась в надписях Х века н.э. (а последние тексты эпиграфисты считают самыми древними памятниками русской письменности). Во-вторых, оно было представлено не единичной надписью, а весьма многочисленными текстами. В-третьих, обнаружить эти тексты не представляло большого труда, поскольку массив найденного археологами подъёмного материала весьма велик. Единственная сложность состоит в том, что нужно было просмотреть большое количество археологических источников. В-четвертых, археологи не обнаружили ни в узорах на сосудах Триполья, ни в надписях на пломбах никаких признаков существования какой-либо системы письма, хотя в ряде случаев письменный характер знаков буквально бросается в глаза. Следовательно, у них имелись веские резоны не признавать существование очевидного, причину чего мне еще предстояло выяснить. В-пятых, в ходе исследования выявились многие знаки и особенности орфографии руницы, которые не были известны Г.С. Гриневичу.

Заключение. Так что уже на базе приведенных здесь чтений можно было уверенно браться за прочтения как новых текстов, так и небольшого количества надписей, приведённых Гриневичем, а затем за написание монографий и официальную дешифровку руницы научно-доказательным способом. Хотя я всё-таки решил расширить массив прочитанных текстов, доведя его до нескольких сотен.

Литература

1.      Рикман Э.А. О влиянии позднеантичной культуры на Черняховскую в Днепровско-Прутском Междуречье // Краткие сообщения ИА, вып. 124. - М.: Наука, 1970

2.      Маркевич В.И. Многослойные поселения Новые Русешты // // Краткие сообщения ИА, вып. 123. Памятники эпохи энеолита и бронзы. - М.: Наука, 1970

3.      Патокова Э.Ф. и др. Памятники Трипольской культуры в Северо-Западном Причерноморье. - Киев, Наукова думка, 1989

4.      Голубева Л.А. Литейное дело на поселении Крутик в Белозёрье // Материалы по средневековой археологии Северо-Восточной Руси. - М.: Наука, 1991.

5.      Яровой Е.В. Курганы энеолита-эпохи бронзы Нижнего Поднестровья. - Кишинев, Штиинца, 1990

6.      Маркевич В.И. Памятники эпох неолита и энеолита // Археологическая карта Молдавской ССР, вып. 2. Кишинев, 1973

7.      Пасек Т.С. Периодизация трипольских поселений (III-II тысячелетия до н.э.). М.-Л., 1949, МИА № 50

8.      Маркевич В.И. Позднетрипольские племена Северной Молдавии. - Кишинев, 1981

9.      Збенович В.Г. Позднетрипольские поселения Северного Причерноморья. - Киев, 1974

10.  Збенович В.Г. Керамiка усатiвського типу // Археологiя, 1968, № XXI

11.  ЦибесковВ.П. Обряд «поiння Землi» та культ мiсяця в iдеологчних уявленнях трипiльскiх племен // Археологiя, 1984, № 47

12.  Черныш Е. К. Раннетрипольское поселение у села Ленковцы // КСИИМК XLII, 1952

13.  Шмаглiй М.М. Городсько-Волинськiй вариант пiзньо-трипiльской культури // Археологiя, 1966, т. ХХ

14.  Семенов В.А. Памятники эпохи бронзы в Туве // КСИА № 196. - М.:1989

15.  Телегин Д.Я. Неолитические памятники Северского Донца // Советская археология, № XIX-XX. - М.:, 1959

16.  Даниленко В.Н. Энеолит Украины. Этноисторическое исследование. - Киев, 1974

17.  Авдусин Д.А. Основы археологии. - М.:, 1989

18.  Кривцова-Гракова О.А. Степное Поволжье и Причерноморье в эпоху поздней бронзы // МИА № 46. - М.:, 1955

19.  Тихий Р. Неолитические селища в Моравии // Archeologickí rozhledy, 1956, №1

20.  Телегiн Д.Я. Речi говорять. - Киïв, 1978

21.  Березовская С.С. Поселения срубной культуры на реке Осколе // КСИАУ, вып. 8. - Киев, 1959

22.  Черниш К.К. Ранньотрипiльстке поселiння Ленкiвцi на Середньому Днiстрi. - Киïв, 1959

23.  Цибесков В.П. Обряд акротиния в культуре трипольских племен // МАСП, 1976, № 8

24.  Мовша Т.Г. Позднетрипольское поселение в селе Жвана // КСИА, вып. 122, 1970

25.  Мерперт Н.Я, Смирнов А.П. Куйбышевская археологическая экспедиция 1954 года // КСИИМК № 15, 1956

26.  Братченко С.Н. Матерiали до виявлення ямниï культури Пiвднiчного Приазов'я // Археологiя, 1973, № 11

27.  Мелентьев А.Н. Раскопки курганов эпохи бронзы под Новочеркасском в 1962 году // КСИА, вып. 106, 1966

28.  Шилов Ю.А. Выступление в Москве 18.05.1994

29.  Цыбесков В.П. Обряд акротинии в культуре трипольских племен // МАСП, 1976, № 8

30.  Болсуновский К.В. Свинцовые пластинки (пломбы) с условными знаками церковных праздников. - М.: 1899. - 12 с.

31.  Болсуновский К.В. Дрогичинские пломбы, часть 1. Киев, 1894.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.06MB | MySQL:11 | 0.242sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.393 секунд