В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 15, 2007

KNO как факт или Новгородский семинар с оргвыводами

Автор 14:40. Рубрика Воспоминания и некрологи


Мое чтение западноевропейских знаков.
Рис. 7. Мое чтение западноевропейских знаков.

Теперь рассмотрим, как читаются западноевропейские знаки. Прежде всего отметим, что они не образуют слово MARKE ни на латинице (в приведенных лигатурах отсутствуют такие легко обнаружимые буквы как M, A, R, K и E), ни на рунице (отсутствуют знаки М и на очень многих - знаки К). Но, возможно, они образуют русское слово ЗНАК? Такое предположение подтверждается во всех без исключения случаях. Таким образом, данные знаки можно прочитать как слова 1 - ЗЪНАКЪ, то есть ЗНАК, 2 - ЗЪНАКЪ НИКА, 3 - ЗЪНАКЪ СИЛЬВАНА, 4 - СЕ ЗЪНАКЪ, то есть ЭТО ЗНАК, 5 - ЗЪНАКЪ РЕВЕЛЯ, 6 - ЗЬНАКЪ РЕВЕЛЯ, 7 - ЗЪНАКЪ РЕВЕЛЯ, 8 - ЗЬНАКЪ РЕВЕЛЯ, 9 - ЗЪНАКЪ РЕВЕЛЯ, 10 - ЗЬНАКЪ РЕВЕЛЯ, 11 - ЗЬНАКЪ РЕВЕЛЯ, 12 - ЗЪНАКЪ РЕВЕЛЯ, 13 - ЗЪНАКЪ ВИКИНЪГА, 14 - СЪНАКЪ ВИКИНЪГА, 15 - СЕ ЗЪНАКЪ, знак на бочке - ЗЪНАКЪ. При этом знаки 6, 8, 10, 11 выполнены через силлабографы, обозначающие мягкие варианты звука З, то есть ЗЬ, а знак 14 - через оглушенное произношение звука З как С. Все это можно рассматривать как иностранные варианты произношения русского слова ЗНАК, фиксируемое на письме.

Таким образом, мы видим различные варианты начертания и оформления одного и того же русского слова ЗЪНАКЪ, соответствующие немецкому слову MARKE, но не написание самого слова MARKE. Из этого следует, что именно славянские купцы города Любека ввели в употребление торговую (или, если угодно, "купеческую") марку, которая представляла собой лигатуру из слоговых знаков руницы, читаемую словом ЗЪНАКЪ, а уж затем немецкие купцы, осознав выгоду от такого нововведения, стали использовать подобное начертание с некоторыми отличиями, причем отличия представляли собой либо иной вариант начертания слова ЗНАКЪ, либо присоединение дополнительных слов с именами купцов или названием города, либо то название немцев, которое нравилось им самим, либо (если речь шла о браться) торговая марка происходила от основного знака с добавлением, устранением или перестановкой одной черточки (мы это видим на знаках 13, 14 и 15).

С другой стороны, на торговой марке не присутствовала фамилия собственника и очень редко встречалось его имя. Это давало возможность для совершения ряда коммерческих операций с торговой маркой, как с любого вида товаром, то есть ее продажа, сдача в залог и завещание любому лицу, не обладающему данным именем и фамилией. Именно таким условиям анонимности и удовлетворяло славянское слово ЗНАК, которое вначале, несомненно, читалось, причем именно по-русски, затем стало читаться с особенностями фонетики данной местности (где происходит либо палатализация, либо оглушение звука З), и, наконец, по мере забывания славянского языка в Германии, перестало пониматься вовсе, став чисто графическим логотипом. Так что "западноевропейское заимствование новгородцев", о котором пишет Е.А. Рыбина, оказывается на поверку германским заимствованием у славян. Новгородцам же незачем было заимствовать у немцев слово ЗЪНАКЪ, поскольку они его прекрасно читали и, как слово родного языка, не могли забыть. Однако они им не пользовались, ибо каждое начертание слова ЗНАКЪ было зарегистрировано в определенных немецких городах в качестве торговой марки, и его использование в любом другом городе иным пользователем каралось бы штрафом.

Теперь вернемся к основному выводу Е.А. Рыбиной: «Новгородские геометрические знаки совершенно аналогичны рассмотренной западноевропейской системе знаков собственности, и в частности купеческим маркам. Они составлены по тому же принципу, многие из знаков находят прямые аналогии в западноевропейском и прибалтийском материале. Большое сходство обнаруживают они с марками ревельских купцов. Все геометрические знаки, обнаруженные на днищах бочек и других предметах, несомненно, относятся к западноевропейской системе знаков собственности и принадлежат к разряду купеческих марок»9. Этот вывод в свете полученных данных, можно оценить как ложный. Несмотря на внешнее сходство, которое относится не к содержанию надписей, а лишь к виду письменных знаков и способам их соединения в лигатуры, новгородские надписи представляют собой либо маркировку товаров, либо указания по их обработке при перегрузках, но не торговые марки. Что же касается внешнего сходства, то более десяти букв кириллицы полностью тождественны буквам латиницы, однако из этого вовсе не следует, будто кирилловские надписи входят, например, в "систему знаков западноевропейской литературы". Судить только по внешнему сходству не понимая сути дела - это первый и самый существенный признак дилетантизма.

Парадокс, однако, заключается не в том, что доктор исторических наук, профессор Е.А. Рыбина в силу незнания эпиграфики пришла к ложным выводам, которые она стала повторять из одной своей работы в другую и передавать новым поколениям студентов, что весьма печально, но в том, что этот в корне неверный взгляд выдается за истинную науку. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что принятие провозглашаемой в данной статье концепции о древней славянской культуре в противовес современному германофильскому взгляду заставит пересмотреть весьма многие положения в ранее высказанных взглядах ряда археологов и эпиграфистов, что, разумеется, весьма болезненно для профессионального самолюбия.

Общие итоги. В результате проведенного исследования выяснилось, что декларируемые от лица "истинной науки" положения некоторых историков, археологов и эпиграфистов не только ложны по своей сути, но и демонстрируют низкий уровень профессиональной подготовки этих исследователей. Прежде всего, они не принимают существование одного из видов славянской письменности, руницы, а отсюда не желают читать совершенно явные тексты на ней, объявляя их "знаками собственности" славян, хотя при ближайшем рассмотрении они таковыми не являются. Не могут они прочитать и элементарных бытовых надписей, выполненных руницей.

Таким образом, под "дилетантами" данные историки в духе германской исторической школы понимают все противоположные парадигмы, независимо от их доказательного уровня, превосходящего доказательный уровень их парадигмы. В результате современная русская историческая наука трактует место славян в историческом процессе не только неверно, но и сугубо непрофессионально.

Литература

1. Рыбина Е.А. Западноевропейская система знаков собственности // Вспомогательные исторические дисциплины, 1981, с. 12

2. Колчин Б.А. Новгородские древности. Деревянные изделия // САИ Е1-55, М., 1968, с. 31

3. Рыбина Е.А. Готский раскоп // Археологическое изучение Новгорода. М., 1978

4. Hansische Urkundebuch, T. 1-11, Munchen, 1870

5. Hanserecesse, T. 1-8, Munchen,1870, 1, 4, № 187, § 3,4

6. Рыбина Е.А. Торговля средневекового Новгорода. Историко-археологические очерки. Великий Новгород, 2001, с. 246, 248, 250 и 252

7. Чудинов В.А. Руница и тайны археологии Руси. М. "Вече", 2003, 432 с.

8. Колчин Б.А. Новгородские древности..., с. 36, рис. 17

9. Рыбина Е.А. Западноевропейская система знаков собственности // Вспомогательные исторические дисциплины, 1981, с. 252

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.09MB | MySQL:11 | 0.210sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

управление:

. ..



20 запросов. 0.346 секунд