В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Январь 6, 2013

Памяти академика Круглякова

Автор 10:56. Рубрика Научная полемика с оппонентами

Определение лженауки. В книге [1] мы такого определения не находим. Зато оно имеется в книге [3, c. 151]: «Лженаука - явление, связанное с преднамеренным обманом, фальсификацией научных результатов с целью обогащения. Это определение, конечно, не охватывает все аспекты лженауки, но основные ее черты отражает правильно».

Получается, что все творцы новых концепций - это жадные до денег авантюристы, которые заведомо дурачат других людей. С точки зрения юриспруденции, умысел на одурачивание людей доказать сложнее всего. Да и стремление к обогащению в тех случаях, когда авторы некоторых концепций едва сводят концы с концами, доказать также крайне сложно. Таким образом, данный критерий характерен только для лиц, не имеющих к науке никакого отношения. И абсолютно неприменим к людям с докторской степенью, а тем более - к академикам. Так что академик А.Е. Фоменко заведомо выпадает из списка.

Опасность лженауки. Здесь Э.П. Кругляков цитирует Л.Лескова: «В сущности, лженаука становится по-настоящему опасной в двух случаях. Во-первых, когда ее пытаются продвинуть на уровень проектов государственного масштаба или, во-вторых, когда без должных на то оснований пытаются перестраивать каркас существующего позитивного знания» [1, c. 237].

Каркас существующего позитивного знания был разрушен или расшатан, или перестроен за счёт мнимых чисел, мнимой геометрии, учения о тахионах, учения об отрицательных абсолютных температурах  и т.д., однако ни Джироламо Иероним Кардано (1545), ни Николай Иванович Лобачевский (1792-1856), ни Георг Фридрих Бертран Риман (1826-1866), ни Арнольд Иоганнес Вильгельм Зоммерфельд (1868-1951), ни Эннакал Чанди Джордж Сударшан (1931) и т.д. никогда не считались лжеучёными.

Поэтому второе основание лженауки по Круглякову основывается только на наличии перестройки без должных на то оснований. Но какие основания следует считать должными или достаточными, сказать трудно. Напомню, что закон достаточного основания был сформулирован Лейбницем в работе «Монадология» в такой трактовке: «...ни одно явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение справедливым, - без достаточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе, хотя эти основания в большинстве случаев вовсе не могут быть нам известны». И многие логики сетуют на то, что каковы критерии достаточности, до сих пор неясно. - Судя по тому, что академик Э.П. Кругляков не ссылается на это положение Лейбница, а формулирует его для понимания лженауки заново, он с ним не знаком. Что прискорбно. Академик не был знаком с элементарной логикой?

Возникает вопрос, какая из наук была продвинута на уровень государственного масштаба? Узнав это, мы сможем понять, какая из наук действительно оказалась ложной. Вероятно, поэтому необходимо обратиться к данным о стоимости исследований в разных областях знания.

Такой материал у Э.П. Круглякова имеется. Он пишет: «Околонаучная деятельность А. Акимова началась отнюдь не сегодня. В 80-х годах он промышлял торсионными полями, «решая» грандиозные задачи воздействия на войска и население противника торсионными излучениями и защищая собственные войска и население от этих воздействий. «Серьёзные структуры» вложили в программу 500 миллионов полновесных рублей. Результат строго равен нулю» [1, c. 94]. В самом деле: 500 миллионов рублей выглядят крупной суммой. И эта цифра как ущерб нашему государству фигурирует во многих местах книги Эдуарда Павловича. Что ж, попробуем разобраться.

Стоимость исследований. (Статья Википедии «Управляемый термоядерный синтез): «Отдельно стоит вопрос стоимости исследований. Страны Евросоюза тратят около 200 млн. евро ежегодно на исследования, и прогнозируется, что нужно еще несколько десятилетий, пока промышленное использование ядерного синтеза станет возможным. Сторонники альтернативных неядерных источников электроэнергии считают, что было бы целесообразнее направить эти средства на внедрение возобновляемых источников электроэнергии».

Даже если предположить, что в СССР и нынешней России мы тратим вдвое меньше, ежегодные затраты на исследования составляют 4 млрд. рублей. «Впервые задачу по управляемому термоядерному синтезу в Советском Союзе сформулировал и предложил для неё некоторое конструктивное решение советский физик Лаврентьев О. А.. Кроме него важный вклад в решение проблемы внесли такие выдающиеся физики, как А. Д. Сахаров и И. Е. Тамм, а также Л. А. Арцимович, возглавлявший советскую программу по управляемому термоядерному синтезу с 1951 года» (там же).

Если предположить, что исследования стоили ежегодно примерно одну и ту же величину, то за 60 лет, прошедших с 1951 года, эта сумма составила порядка 240 млрд. рублей. «Несколько десятилетий», которые требуются для решения этой проблемы, могут составить еще не менее 60 лет. Иными словами, решение только этой проблемы (вовсе не гарантированное) требует затраты не менее половины триллиона рублей.

А теперь я процитирую работу Эдуарда Павловича [1, c.226]. «Письмо подписано директором института А.Е. Акимовым. Могу добавить, что и из Министерства обороны Анатолий Евгеньевич получал средства. К примеру, в 1996 году на разработку торсионных линий связи.

Л. Лесков категорически отрицает факт выделения 500 млн. рублей на программу Акимова». Допустим, однако, что прав Э.П. Кругляков, и А.Е. Акимов все-таки получил 500 миллионов неденоминированных рублей (а в 1996 году они были именно такими) на протяжении всех исследований, начиная с 1988 года. В нынешнем исчислении (то есть, после обмена в 1988 году денег 1000 рублей к одному) это составляет 500 тысяч рублей. По сравнению с программой управляемого термоядерного синтеза это составляет одну МИЛЛИОННУЮ долю. Это - цена ОДНОГО автомобиля среднего класса. Насколько я знаком со стоимостью физических исследований - меньше на поисковые исследования потратить нельзя ни в одной области физики. А если разделить эту сумму на 8 лет или на 96 месяцев, мы получим около 5 тысяч рублей в месяц (на всё предприятие из нескольких сотрудников и действующих установок!). Таким образом, сумма для организации даже в 5 сотрудников, получающих ежемесячно по тысячи рублей в месяц - это сумма нищенская, обрекающая исследователей на голодное существование. С некоторыми сотрудниками Акимова я был знаком. И они утверждали, что денег на исследования категорически не хватало, и потому свои замыслы они не смогли завершить из-за смехотворного финансирования.

Таково соотношение «большой науки» управляемого термоядерного синтеза (которая пока ничего не дала и вряд ли что-либо даст в ближайшее время, по мнению самих учёных) и «лженауки» о торсионных полях (которая так же ничего не дала, но оказалась в миллион раз дешевле). Так что, к сожалению, рассуждение о финансировании «лженауки» при подробном рассмотрении выглядит явно не в пользу «большой науки».

А многие другие исследования, например, того же Г.К. Гуртового, вообще не стоили государству ни копейки. Они осуществлялись на личные сбережения.

Оценка со стороны физиков. Процитирую другое место из книги Э.П. Круглякова: «Предвижу вопрос: «А что если автор данной статьи просто предвзято настроен против А. Акимова, а заодно и против Г. Шипова, что если в торсионных полях что-то есть? Ведь может же автор просто ошибаться?». Конечно, может» [1, c.95].

Полагаю, что здесь Эдуард Павлович находится на высоте. Допущение возможности собственных ошибок - это признак настоящего учёного. Я тоже почти всегда пишу: «по моему мнению», допуская и существование других мнений, и собственных ошибок. Только тот, кто ничего не делает, не ошибается.

Кругляков продолжает: «Попытаюсь сформулировать своё видение пути к правде. Существует немало физических журналов (как российских, так и зарубежных) с высокой репутацией. Любая рукопись, поступающая в редакцию таких журналов, независимо рецензируется двумя (иногда тремя) экспертами. Независимая экспертиза и рассмотрение рукописей редколлегиями, состоящими из авторитетных учёных, позволяет объективно селектировать рукописи и не пропускать в журналы заведомо ошибочные работы. Так вот, количество публикаций в таких журналах в значительной степени определяет уровень учёного»  [1, c. 95].

С этим можно согласиться в период стабильного развития науки. Однако любое новое направление выходит за рамки известных положений для других коллег, в том числе и экспертов, поэтому, скорее всего, принципиально новые положения будут отметены как ненаучные. В лучшем случае новатора попросят представить независимые подтверждения его выводов, чего он, вероятно, получить не сможет, ибо все физики в рамках сложившейся парадигмы дорожат своей репутацией.

«Наука не может развиваться без постоянного общения учёных. С этой целью во многих институтах существуют регулярные научные семинары. Организуются национальные конференции по различным разделам науки. Наконец, существуют международные конференции, на которых учёные могут ознакомиться с новейшими достижениями переднего края науки. Разумеется, мы ведем речь о традиционной науке, той самой, которая уже дала человечеству современные виды транспорта, радио и телевидение, космонавтику, различные электроприборы, множество других полезных вещей. (Приверженцы паранаук, не давших людям ничего, кроме обещаний, организуют свои встречи)» [1, c. 95].

Весьма интересный пассаж. Традиционную науку Томас Кун, методолог и историк науки, назвал «нормальной наукой» и сравнил с «решением головоломок». Он показал, что в рамках нормальной науки научное сообщество тщательно избегает даже упоминания о разного рода аномалиях, которые постепенно накапливаются и ломают парадигму традиционной науки. Однако реальное обсуждение таких аномалий в рамках предшествующей парадигмы объяснить невозможно. Именно поэтому приверженцы новой парадигмы вынуждены устраивать свои конференции, о чём совершенно правильно заметил Эдуард Павлович.

Но в последнем предложении он даёт неявное определение паранауки как направления, не давшего людям ничего, кроме обещаний. В таком случае под него вполне подходит и направление «управляемого термоядерного синтеза». На сегодня за 6 десятков лет (а реально первые исследования начинались еще в 30-годы ХХ века) ничего, кроме обещаний эта отрасль физики не дала. Следовательно, особенно если вспомнить, что лженаука становится по-настоящему опасной, когда ее пытаются продвинуть на уровень проектов государственного масштаба, данное направление и есть лженаука или паранаука. Иными словами, борьба академика Э.П. Круглякова с неакадемиком и даже не кандидатом физико-математических наук А.Е. Акимовым является просто борьбой между разными направлениями лженауки. Иначе говоря, борьбой конкурентов за государственное финансирование, где более удачливая сторона, уже получившая миллиардное финансирование, пытается оттереть от него менее удачливого конкурента, который получил жалкие подачки. А они могли бы достаться более удачливому. Так что, опираясь на положения самого Эдуарда Павловича, его направление исследований в миллион раз опаснее направлений Акимова.

Во всяком случае, такой вывод следует из критерия опасности лженауки Эдуарда Павловича. Забавно.  При этом современные виды транспорта, радио и телевидение, космонавтику, различные электроприборы, множество других полезных вещей никоим образом не являются следствием работ по управляемому термоядерному синтезу и приплетены для красного словца. С тем же успехом на них мог бы сослаться и Акимов, ибо эти успехи также никак не вытекают из исследования торсионных полей.

Данный поразительный вывод напрямую вытекает из отсутствия явного и четкого определения лженауки (паранауки). Но неспособность дать критерий означает то, что автор книг [1, 3] не является методологом науки, хотя берется решать ее проблемы. Иными словами, перед нами - рассуждения не специалиста!

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.13MB | MySQL:11 | 0.178sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.320 секунд