В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Ноябрь 30, 2019

Древняя шахматная ладья из Иордании и другие новости

Автор 02:13. Рубрика Чтения новых текстов

Итак, в этом сообщении находится три утверждения: 1) что тело принадлежит древнему богатому египтянину, 2) что он жил 2600 лет назад, и 3) что металлическое сочленение было не протезом, а формой сохранения трупа целиком, без отваливающейся ноги. Как обычно, я попытаюсь проверить все три утверждения  путём чтения надписей на изображениях.

Сначала я читаю надписи на теле покойного. На черепе я читаю надпись на лбу: МАРЫ ХРАМ, а правее - слова: МИМ МАРЫ. Далее на уровне глаз я читаю слова: АРКОНЫ ЯРА 33 то есть, ЖРЕЦ БОГИНИ МАРЫ ИЗ ЛАДОГИ, Тем самым опровергается первое положение профессора Уилфреда Григга: умерший был не «богатым египтянином», а жрецом из русского  храма Мары.

Затем я читаю надпись на черепе под скулой: МАСКА МАКАЖИ В КОЛЕНЕ, что означает: ИСКССТВЕННОЕ ИЗДЕЛИЕ В КОЛЕНЕ. Так назывался протезный сустав. А внутри фрагмента, обведённого белой рамочкой, я читаю датировку: 3 ГОД ЯРА, что при пересчёте на привычное для нас летоисчисление означает: 859 ГОД НАШЕЙ ЭРЫ. Тем самым опровергается второй пункт утверждений исследователей: этому трупу не 2,6 тысяч лет,  а всего чуть более 1,2 тысяч лет

Я перехожу к рис. 14, на котором читаю сначала рентгенограмму коленного сустава при виде сверху: ВОЙСКА МАРЫ 35 АРКОНЫ, а затем перехожу к чтению рентгенограммы на виде сбоку: МАСКА МАКАЖИ МИМА 33 АРКОНЫ, то есть, ИСКУССТВЕННОЕ ИЗДЕЛИЕ, АРТЕФАКТ ЖРЕЦА ИЗ ЛАДОГИ.

А далее я перехожу к рассмотрению рис. 15, на котором показан протез трёх пальцев правой стопы и контрактура оставшихся двух пальце, что осталось совершенно незамеченным исследователями.  А если присоединить повреждения правой стопы к повреждению левого колена, то можно понять, что это жрец принимал участие в военных действиях. А на саване я читаю слова: ЯРА ВОИН МИМ РИМА РЮРИКА, что на современном русском языке означает: ЖРЕЦ КАК ВОИН ЯРА РЮРИКА. То есть, надпись подтверждает участие жреца из Ладоги в войнах Рюрика.

Но если так, то опровергается и третье положение исследователей, которые удивлялись тому, насколько древние египтяне развили свою медицину. Но на поверку выяснилось, что в саркофаге находился вовсе не египтянин, а жрец Ладоги, принимавший участие в военных операциях войска Рюрика, которому, естественно, военные медики из Великого Новгорода  поставили не перед смертью, а прижизненно, сразу после ранения. А уровень развития  техники в эпоху Рюрика по ряду показателей не только был не ниже, но даже превосходил современный уровень. А для меня эта находка весьма показательна, чтобы включить её в монографию о медицине эпохи Рюрика.

ladiya16.jpg

Рис. 16. Итальянская карта XIII-ХIV вв. Чёрного моря

Итальянская карта XIII-ХIV вв. как навигационное пособие. Об этом повествует заметка [8]: «История народов нашей страны, населявших северо-западное Причерноморье в ХIII-ХIV вв., тесно связана с историей итальянской колонизации этого региона. Итальянские купцы, торговые отношения которых с черноморскими государствами начались еще в ХII в., а в широком масштабе развернулись после заключения Нимфейского договора между Генуей и Византией в 1261 г., основывали свои фактории в устьях Дуная и Днестра, откуда проникали и вглубь материка. Комплекс документов, отложившийся в результате предпринимательской деятельности итальянских торговцев, весьма обширен и включает акты итальянских нотариев, составленные в причерноморских городах, разнообразные документы итальянской колониальной администрации на Черном море, записки купцов и путешественников, сочинения публицистов, произведения картографов. Документы итальянского происхождения являются одним из основных источников наших знаний о политическом облике рассматриваемого региона, который определялся взаимоотношениями Золотой Орды, Второго Болгарского царства и образовавшегося в середине ХIV в. на территории Карпато-Днестровских земель Молдавского княжества. Эти документы содержат сведения о характере и значении экономических отношений между итальянскими купцами и городами северо-западного Причерноморья; о размерах территории, охваченной итальянской торговлей; об участии местного населения в торговых операциях. В настоящей статье рассматривается одна группа источников - навигационные пособия (морские карты и портоланы). Портоланы и морские карты - два разных, хотя и связанных между собой источника, порожденных потребностями мореплавания и выражающих опыт средневековых навигаторов в различных формах - графической (карта) и словесной (портолан). Сами средневековые мореплаватели проводили четкое различие между картами и портоланами, применяя к первым термин или tabula, а ко вторым - portolano или compasso. В последующей историографии эта терминологическая разница не всегда учитывалась, вследствие чего и сейчас во многих историко-географических работах под портоланами подразумеваются исключительно морские карты.          

Морские карты ХIII-ХIV вв. представляют собой изображение бассейнов Средиземного и Черного морей, а также их отдельных регионов. Карты и составлявшиеся из них атласы изготовлялись на пергамене и, как правило, были красочно оформлены. В соответствии с назначением карты - помочь мореплавателю ориентироваться в открытом море и у берегов - особенно тщательно выполнялось изображение береговой линии; береговые изгибы показаны с помощью полукружий, прерывающихся устьями рек. Внутренняя часть суши на морских картах не обозначалась. Кроме карт средневековые навигаторы использовали в своей мореходной практике портоланы, дававшие описание береговой линии (подчас очень подробное), указывавшие расстояние между портами, а также направление, которого следовало придерживаться, чтобы попасть из одного порта в другой. Общая ценность морских карт и портоланов как источника по истории и географии стран, расположенных в бассейнах Средиземного и Черного морей, неоднократно подчеркивалась исследователями. Выявлением, публикацией и изучением морских карт и портоланов занимались В. Формалеони, М. Жомар, виконт де Сантарем, Дж. Лука, Л. Серристори, И. Лелевель, К. Томас, К. Десимони, Л. Белграно, Т. Фишер, А. Норденшельд, Е. Стивенсон, К. Кречмер и многие другие, а из отечественных ученых - Н. Мурзакевич, Ф. Брун, В. Кордт, Л. Багров. Свидетельства об использовании средиземноморскими мореплавателями морских карт обнаружены в источниках ХIII в., но сами карты и портоланы того времени не сохранились, за исключением так называемой Пизанской карты и одного порто[37]лана. От ХIV в. дошло около двух десятков итальянских карт. Портоланов сохранилось гораздо меньше, и значительная их часть не опубликована.

Несмотря на давнюю и богатую историографическую традицию изучения морских карт и портоланов остается неясным вопрос об их происхождении. Были выдвинуты предположения о византийском, арабском, каталонском, итальянском происхождении портоланов. Основные характеристики карт - изображение береговой линии, легенды, масштаб - настолько единообразны, что это позволило видному их исследователю А.Е. Норденшельду заключить, что сформировавшаяся к концу ХIII-началу ХIV в. карта Средиземного (включая Чернов) моря с тех пор не изменялась, за исключением незначительных деталей, вызванных, как полагает Норденшельд, ошибками переписчиков. Из этого наблюдения Норденшельд делал вывод, что морские карты нельзя рассматривать в качестве отдельных, отличных друг от друга произведений, а к ним следует подходить как к точным копиям одного оригинала, составленного в конце ХIII-начале ХIV в. Дальнейшие исследования показали ошибочность подобного утверждения. Обнаружилось, что среди одних только итальянских карт можно выделить произведения разных картографических школ - Генуэзской, Венецианской, Анконской, Ливорнской, Неаполитанской, не говоря уже о мастерских, изготовлявших морские карты в других европейских странах - Испании, Франции, Англии и т.п. В настоящее время наиболее убедительной является версия об итальянском происхождении морских карт и о ведущей роли генуэзской школы в становлении итальянской навигационной картографии. Морские карты и портоланы были вызваны к жизни подъемом мореплавания, чему, в свою очередь, способствовало развитие товарно-денежных отношений в европейских городах в XI- ХIII вв. функциональное назначение карт и портоланов - служить практическим пособием для навигаторов - сделало основным источником сведений для юс составителей не книжную информацию, а непосредственный опыт мореплавателей, и обусловило, с одной стороны, богатство прибрежной топонимики на картах, [38] с другой - относительно высокую точность изображения береговой линии и определения расстояний между портами.

Вычерчивало карту и составляло портолан, как правило, одно и то же лицо, Несмотря на это портолан не является текстуальной формой картографического изображения. Исследования показывают, что портолан и карта имели и независимые друг от друга источники,[10] поэтому портолан не только не считан с карты, но содержит гораздо более подробную информацию об отдельных участках побережья.

На важность сведений, которые дают морские карты, еще в прошлом веке обратили внимание И. Лелевель и В. Томашек, изучавшие данные карт о топонимике Западного Причерноморья. Морскими картами в качестве исторического источника широко пользовался Ф.Брун. Исследованию морских карт ХIV-ХVII вв. для изучения их топонимической номенклатуры по западному черноморскому побережью посвящен ряд работ румынских и болгарских специалистов. В 1930 г. Н. Грэмадэ опубликовал список карт ХIV-ХVII вв. с изображением Черного моря. Этот список сейчас, с учетом последних открытий, может быть несколько расширен. Увеличивается источниковая база картографических исследований: в СРР вышло два издания монографии М. Попеску-Спиненя, посвященной географическим и картографическим источникам по румынской истории, болгарские ученые опубликовали несколько морских карт из библиотеки Ватикана. Большим вкладом а изучение топонимики Северо- Западного Причерноморья являются работы О. Илиеску, И. Думитриу-Снагова, С. Бараши, К. Шера, П. Коледарова, Е. Тодоровой.

В настоящей работе использованы следующие морские карты и портоланы:
1. Анонимный портолан, вероятно, генуэзского происхождения, датируемый 1250-1265 гг. Это самый старый портолан с описанием Черного моря. Опубликован: Il Compasso da Navigare.
Opera italiana della meta del secolo XIII. Prefazione a testo del codice Hamilton 396 a cura di B.R.Motzo. Cagliari, 1947.

2. Анонимная морская карта конца ХIII - начала ХIV в., известная под названием Пизанской. Неоднократно воспроизводилась в альбомах Жемара, Марселя и др. Историю репродуцирования см.: Nordenskiold А.E. Periplus, р. 25.
3. Карта Джованни да Кариньяно, священника церкви св. Марка в Генуе, составленная в начале ХIV в. Опубликована Nordenskiold А.E. Periplue, pl. V.
4. Карта Пьетро Весконте, генуэзца, работавшего в Венеции. Составлена в 1311 г. Опубликована: Nordenskiold, рl.
5. Карта П. Весконте 1313 г. Легенду см.: Grӑmadӑ N. La Scizia Minore nelle carte nautiche, p. 220-221.
6. Карта из атласа П. Весконте 1318 г. Опубликована: Nordenskiold А.E. Periplus, pl. VI.
7. Карта из атласа П. Весконте 1318 г. Легенду см.: Grӑmadӑ N. La Scizia Minore nelle carte nautiche, p. 220.
8. Карта из атласа Марино Санудо 1320 г. Опубликована Nordenskiold А.E. Periplus, pl. VIII.
9. Карта из анонимного атласа начала ХIV в., известного по имени владельца рукописи в XIX в. профессора Таммар Луксоро. Опубликована: Nordenskiold А.E. Periplus, pl. XVIII.
Desimoni С., Belgrano L.T. Atlante idrografico del medio evo posseduto dal prof. Tammar Luxoro. - ASLSP, 1867, v. V.
10.
Карта Анжелино Дульчерта 1339 г.[18] Опубликовала: Nordenskiold Α.E. Periplus, pl. IX.
11. Карта из анонимного атласа 1375 г., представляющего собой, по словам Норденшельда, "наиболее обстоятельное произведение картографии ХIV в."[19] Опубликована: Nordenskiold А.Е. Periplus, pl. XII.
12. Карта Гульельмо Солери 1385 г. Опубликована: Nordenskiold А.E. Periplus, pl. XVIII.
13. Карта из анонимного атласа 1384 г., генуэзской работы, известного по имени его владельцев как атлас Пинелли-Волькенэр. Опубликована: Nordenskiold Α.E., pl. XVI.
14. Карта из анонимного атласа ХIV в. Опубликована: Nordenskiold А.E. Periplus, р. 30-31.

15. Карта из анонимного атласа конца ХIV - начала ХVвв., хранящегося в Неаполитанской библиотеке. Опубликована: Kamal Youssouf. Monumenta cartographica Africae et Aegypti. T. 4. Fasc. 3. Le Caire, 1938, f. 1331 (Далее - MCAA).
16. Карта из анонимного атласа конца ХIV - начала ХV в. из Британского музея. Опубликована: MCAA, t. 4, fasc. 3, f. 1334.
17. Карта из атласа Никколо Комбити, составленного в конце ХIV- начале ХV в. Опубликована: MCAA, f. 1333.           

Как видно, в нашем распоряжении от ХIII в. имеется портолан и одна карта, материал же ХIV в. представлен исключительно картами. Первая проблема, возникающая при анализе сведений навигационных пособий, - это атрибуция указанных в них топонимов. Рассмотрим топонимическую номенклатуру наших источников по северо-западному Причерноморью.

Уже в ХIII в. итальянские мореплаватели были неплохо , знакомы с районом дельты Дуная. В портолане середины ХIII в. Дунай появляется под названием flume de Vecina - по имени города, стоявшего в месте разветвления Дуная на рукава или немного выше по течению. Местное название Дуная - Dunӑrea - в его латинизированной форме было также известно итальянцам: оно зафиксировано на карте М.Санудо flume(n) de Vicina v(e)l Danubio и у П.Весконте - flume(n) de Vicina v(e)l Danubiu(m) v(e)l Danoia. Тем не менее наиболее употребительным и в ХIV в·, и в дальнейшем осталось наименование реки по городу Вичина (см. карты 12, 13, 15-17).    

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.12MB | MySQL:10 | 0.427sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



19 запросов. 0.606 секунд