В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Октябрь 24, 2013

Датировка годом Яра рисунка Леонардо

Автор 12:47. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Хищник, кот, сфинкс. «Неизвестно, что побудило Леонардо ввести образы животных, но, тем не менее, их присутствие в композиционно-смысловом строе выглядит вполне органично».

Действительно, если художник ограничивается передачей черт своей семьи на пейзаже, то это вполне приемлемо и понятно, а зооморфные лики богов современному искусствоведению неизвестны и потому оказываются неясными и побудительные мотивы для творчества изучаемого им художника.

«Свирепый хищник в правой половине рисунка - главный элемент наивысшей агрессии с жутким оскалом чудовища и готовностью ринуться на жертву в левой части композиции «Вид долины Арно». Как противопоставление надвигающейся опасности, непокорности обстоятельствам - лежащий кот (в центре внизу) с прикрытым глазом. Его местоположение в композиционном строе несет в себе смысловую нагрузку «буферной зоны» между миром и войной, добром и злом.

Загадочным читается кошачий силуэт в виде сфинкса (в центре вверху), дающий тему для размышления - предположение Ж.-П. Рихтера в 1881 году о тайном путешествии Леонардо на Восток. Но хронология жизни гения неумолима: это всего лишь результаты «фантазирования -  чем они на самом деле и были - юного художника...» [4, с. 105].

leonardo7.jpg

Рис. 7. Структура IV. «Хищник, кот, сфинкс»

Авторы по забывчивости выделяют собаку на переднем плане во второй раз, и опять повторно забывают ее прокомментировать. Что же касается медведя, то это - зооморфный облик русской богини Макоши, а лев (сфинкс) - зооморфный облик русского бога Рода. Что и подтверждается соответствующими надписями, ибо на боковой части сфинкса вблизи ног можно прочитать слово РОД, а на медведе правее глаз - надпись МАКАЖЬ СЕВЕРА (я показываю чтение надписей на врезке на рис. 7).

В аллегорическом смысле если бог Род дремлет где-то далеко (Сфинкс), то богиня Макошь, великая богиня Русского Севера, не только надвигается, но уже и оскалила свои зубы. Это - передача политической ситуации эпохи Возрождения, а вовсе не результаты фантазирования Леонардо после его тайного путешествия на восток. И если о тайном путешествии в 1881 году сделал предположение Ж.-П. Рихтер, то вывод авторов о том, что фантазирование Леонардо  были на самом деле, представляется смелым полётом фантазии самих авторов на основе ничем не доказанного предположения искусствоведа.  

Мужской профиль. «В правой части композиции пейзажа сконцентрированы крупномасштабные фигуры: хищник, орел и третий персонаж - мужской портрет в профиль. Он хорошо прочитывается при уменьшении формата: светлое пятно формы человеческой головы занимает почти 1/3 художественного произведения. Греческий профиль с прямым носом, прямоугольным подбородком, прямым взглядом и пышной, развевающейся в движении шевелюрой - возможно, это гротеск на некую известную или историческую личность. История хранит об этом молчание».

leonardo8.jpg

Рис. 8. Структура V. «Мужской профиль».

История (в смысле академическая историография) возможно, и умалчивает, а вот сам Леонардо об этом пишет откровенно на том же изображении. Я прочертил края букв тонкой контурной линией, которая обрисовала две буквы с чтением ЯР. Внутри этих крупных букв я читаю слово ГОД более тёмными буквами, а более светлыми я читаю слово МОЙ и цифру 473. Следовательно, во времена Леонардо применялось летоисчисление от Рождества Христова, но год считался не 1473, а на тысячу лет меньше, 473. А ниже, на уровне бороды, написано слово ЯРА и другая дата: 518. Правда, если сложить год Яра с цифрой 518 получится несколько другая цифра, а именно 956+518= 1474, однако это можно объяснить несовпадением точки начала года, которая в случае датировки по Яру могла быть чуть раньше, например, в сентябре или весной. Таким образом, мы получили косвенное подтверждение установленной мной дате в 956 н.э.

Воин.  «Но на этом метаморфозы еще не заканчиваются. Около 1472 года Леонардо создает рисунок «Профиль воина в доспехах и каске» (тонированная бумага, металлический штифт, 285×207 мм, Лондон, Британский музей) [3, с. 93]. «... Он своими рисующими руками так прекрасно умел выражать свои замыслы, что рассуждения его побеждали, а доводы ставили в тупик любого упрямца» [6, с. 211]. Потрясающий рисунок выполнен практически в том же формате, что и «Вид долины Арно» - одна сторона, 285 мм, полностью совпадает, а короткая имеет разницу всего в 17 мм.

«Модуль» форматов позволил совместить оба рисунка, единственно, наклонив голову воина на 18°, и произошло органичное слияние двух произведений. Трудно не заметить, что забрало шлема напоминает очертания головы орла, а общий силуэт рисунка воина почти идеально вписывается в форму горы «Большого Лебедя» - вполне логичное продолжение образно-пластической правой части композиции произведения: хищник, орел, воин как символ своего времени, агрессивности, силы и власти».

leonardo9.jpg

Рис. 9. Структура VI. «Воин»

По сути дела лицо воина несколько похоже на контуры лица Яра, изображенного в тот же левый профиль, а шлем накладывается на изображение орла. На мой взгляд, это свидетельствует о том, что изображение воина, созданное Леонардо за год до «Вида долины Арно», по сути дела навеяно его представлениями о боге Яра. Так что здесь речь идёт не о выделении авторами еще одного лика на рассматриваемом пейзаже Леонардо, а о сходстве выделенного «лика мужчины» (то есть, Яра) с портретом воина.

«В рисунке Леонардо есть одна «область действия», которая показывает совершенство объемно-пространственного мышления гения. По определению Мастера, «удаленность; близость» - это масштаб, который великолепно «прочитывается»,или «читается», в распределенных сюжетных структурах по закону: больше - ближе, меньше - дальше [7, с. 36]. В I структуре: маленькая кошка большого размера - ближе, чем большие фигуры меньшего размера - они дальше. Аналогичная закономерность прослеживается в других группах, расставленных по мере удаления в пространстве: II - коршун - женщина; III - хищник - кот - сфинкс;  IV - орел - коршун; V - мужской профиль; VI - воин. В последнем случае пульсирующая метафоричность образов - один сменяет другой - происходит, когда мы меняем размер рисунка «Вид долины Арно» от А6 до А2».

С моей точки зрения якобы «пульсирующая удаленность» Леонардо возникает за счет неверной атрибуции его зооморфных ликов исследователями. Если только мы допускаем, что в первой структуре изображена голова не кошки, но льва, так сразу исчезает маленькая кошка большого размера, а на ее место приходит голова льва верного крупного размера. На второй структуре изображена женщина без коршуна, а на третьей - коршун без женщины. А там, где представлен только один персонаж, говорить о группах, расставленных по мере их удаления в пространстве, не приходится.

 Д. Арчимбольдо, С. Дали. «Художественно-научное наследие Леонардо да Винчи, несомненно, оказало глубокое влияние на мировую культуру. Гений мастера дал исходные векторы направлениям и стилям в искусстве; правда, это раскрылось только тем талантливым художникам, кто сумел «прочитать» [зашифрованную] истину Леонардо: в частности, Джузеппе Арчимбольдо (1530-1593), который «писал метафорически-фантастические картины» [5, с. 58], и Сальвадору Дали (1904-1989), основоположнику сюрреализма.

Первый познакомился с рисунками Леонардо да Винчи в ранней юности, и «можно себе представить, сколь глубокое впечатление они произвели на молодого художника» [5, с. 10]. Арчимбольдо в своих фантазийных живописных работах руководствовался «ключом», открытым в «Арно», и «кажется, что сам Леонардо водил рукой мастера» [5, с. 34].  Дали, будучи 15-летним подростком, изучал работы великих мастеровпрошлого и публиковал статьи. Возможно, где-то подсознательно у молодого талантливого рисовальщика отложился образ рисунка «Вид долины Арно».

leonardo10.jpg

Рис.10. Структура VII. «С. Дали»

Авторы попробовали совместить рисунок Сальвадора Дали с рисунком Леонардо. Соответствие получилось весьма нестрогим, достаточно натянутым (слева от рисунка башни Сальвадора я поместил изображение башни Леонардо). Не те не только пропорции, но и ракурс рассмотрения.

«Искусство С. Дали пронизано совершенством идеалов Высокого Возрождения, за которыми стоит «творческая личность Леонардо» [1, с. 27]. В работе «Пять мыслей об искусстве» читаем: «5) Леонардо да Винчи доказал, что живопись превыше всех искусств, потому что она обращается к самому благородному и божественному из наших органов - глазу» [9, с. 16]. Гений Возрождения раскрыл глаза гению XX века: Дали «увидел» сюрреалистическую сторону «Вида долины Арно»!

Подтверждением тому, что он внимательно изучил леонардовский шедевр - рисунок «Геодезический портрет Галы» (1936, бумага, карандаш, 38×33 см, частное собрание) [10, с. 270]. Сопоставляя или накладывая рисунки, видим, как скала «Большого лебедя» совмещается с «головой-ротондой». Динамические ритмы линий у подножья каменного исполина гармонично сочетаются с пластично-изогнутой балюстрадой, причем не спонтанно, а по «опорным точкам» и «фигуративу».

На мой взгляд, это совпадение весьма приблизительное, разве что в обще замысле, но не в конкретном исполнении.

leonardo11.jpg

Заключение авторов статьи. «Исследование рисунка «Вид долины Арно» оставляет три нерешенных ключевых вопроса:

1. Что происходит с Леонардо в его «casa sua», когда он, уединившись от внешнего мира на неизвестное количество времени (часы, дни, недели...), 5 августа 1473 года явил свету гениальное произведение, «один из самых ранних пейзажей в истории искусства» [3, с. 10]?

2. Стал ли рисунок «Вид долины Арно» той самой «отправной точкой отсчета», благодаря которой через четверть века появился «Трактат о живописи» Леонардо да Винчи?

3. Что это: пейзаж, «сотканный» из образов, или образы «сотворили» пейзаж? Тем не менее, шедевр Леонардо да Винчи сотворил, несомненно, чудо: маленький рисунок перевернул огромный мир изобразительного искусства».

Я попытаюсь ответить на эти вопросы, опираясь на исследования самих автором рецензируемой статьи. Во-первых, констатация того, что «Вид долины Арно» является «одним из самых ранних пейзажей в истории искусства» относится  к достижениям искусствоведения, но никак не живописи. Насколько я понимаю, Леонардо хотел изобразить ряд антропоморфных и зооморфных ликов русского ведизма, в котором, как я понимаю, он разбирался с молодого возраста. Но придал этой работе внешний вид жанра, который в то время не имел самостоятельной ценности - жанра пейзажа. И к тому же придал вид не законченного живописного произведения, а карандашного наброска, кое-где усиленного пером. Иначе говоря, если бы какой-либо его недоброжелатель захотел  привлечь его к ответственности за пропаганду русского ведизма, ему бы это не удалось, ибо внешне это был лишь набросок, этюд  какой-то малоизвестной местности, то есть, вспомогательное художественное произведение.

Во-вторых, это, разумеется, надуманный пейзаж, продиктованный образами. Скорее всего, ничего подобного в природе целиком не содержится, хотя отдельные части могут встречаться в разных местах. Это - ответ на третий вопрос.

В-третьих, судя по известной картине Леонардо «Мона Лиза», которая была написана поверх дохристианской иконы русской богини Мары [17], да Винчи знал способ, как сделать своё произведение гениальным: он врисовывал в свои рисунки изображения русских богов, или писал свои портреты поверх намоленных икон.

В-четвертых, перед нами находится произведение человека, почерпнувшего большой опыт из наблюдений над русской ведической живописью. Не уверен, что перед нами находится самое первое его произведение на данную тему. Но, несомненно, одно из тех, в которых он обобщал свой опыт наблюдения. И разумеется, это была одна из ступеней лестницы, приведшей его через четверть века к написанию «Трактата о живописи».

Ответы авторов статьи. Поставив вопросы, авторы статьи постарались дать на них свои ответы. «Во-первых - появилась первая в мировой практике графическая работа, утвердившая рисунок как самостоятельное художественное произведение. Во-вторых - синтез точных наук и искусства стал мощным «фундаментом» в композиционном художественно-пластическом строе пространства пейзажа «Арно». «Он разработал сложную систему правил и законов, претендующих на абсолютную истинность» [1, с. 42].  В-третьих - универсальный учебник изобразительной грамоты по рисунку, «законы» которого создают «мощный стимул живого творчества» [1, с. 42]. В-четвертых - впервые Леонардо да Винчи в условно-пластическом пространстве листа сформулировал философское понимание «ДВИЖЕНИЕ» [7, с. 30] и «ВРЕМЯ» [7, с. 32]. В-пятых - великолепное исполнительское мастерство, филигранная техника, «строжайшим образом ритмизированные» [1, с. 20] «форма» и «пространство» композиции. Рисунок сформулирован предельно «скупым языком» графики - «точка, линия, штрих, пятно». В-шестых - помимо натурной зарисовки, Леонардо ввел «авторское осмысление» компо-зиционного строя произведения с образно-смысловым подтекстом, и «именно от него начинается та интеллектуалистическая линия в развитии европейского искусства» [1, с. 42]. В-седьмых - заложенные скрытые или завуалированные образы в изобразительном ряду «Вида долины Арно» не раскрываются при первом визуальном восприятии, а требуют художественно-аналитического подхода в понимании произведения, что послужило основой для появления новых течений в мировом искусстве».

Иначе говоря, авторы статьи постарались дать свой анализ данного рисунка Леонардо и привязать его к тем наработкам в области искусствоведения, которые были сделаны до них. Так что целью их статьи было конкретизировать то, что обычно писали исследователи о Леонардо да Винчи на конкретном примере данного рисунка. Цель вполне научная и достойная, и авторы со своей задачей справились.

«Рисунок «Вид долины Арно» стал той чертой, после которой он стал двигаться вперед, смело глядя в будущее, не оборачиваясь в свое прошлое. Он освободился от ощущения несчастного ребенка, обделенного материнской любовью. Только его гений с «кристальной ясностью» [1, с. 16] необыкновенного ума и колоссальной работоспособностью стал его программным кредо в науке и искусстве, позволившим Леонардо да Винчи в будущем взойти на вершину Олимпа мировой культуры».

Здесь можно согласиться со всем, кроме утверждения об ощущениях несчастного ребенка, обделенного материнской любовью. Мне представляется, что авторы, незнакомые с историей изобразительной стороны русского ведизма, трактуют религиозные сюжеты как лично-биографические воспоминания великого художника.

В конце статьи авторы выражают благодарность за помощь с компьютерной графикой архитектору и ученице К. Е. Ивановой.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.13MB | MySQL:11 | 0.270sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Март 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.414 секунд