В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 22, 2007

“Менеджер как субъект языка и культуры”

Автор 18:18. Рубрика Исследования по русскому языку, Отзывы на дипломы, диссертации и рефераты

Рецензия

на диссертацию Татьяны Тихоновны Черкашиной

"Менеджер как субъект языка и культуры"

представленной на соискание ученой степени кандидата философских наук

по специальности 24.00.01 - теория культуры

 

В последнее время в связи с бурным развитием сферы управления усилился интерес к личности менеджера, в том числе с позиций философии и культурологии. В этом аспекте проблематика диссертации представляется весьма актуальной.

План диссертации, состоящий из введения, трех глав, заключения и списка литературы и приложения, где личность рассматривается с философских и нравственных позиций, видится достаточно продуманным и сбалансированным, а сама диссертация производит впечатление добротного научного исследования, вводящего в научный оборот новые положения и предлагающего глубокий научный анализ ряда аспектов, связанных с деятельностью современного предпринимателя.

Вместе с тем, хотелось бы остановиться на ряде частных замечаний, которые могли бы улучшить качество выполненного диссертационного труда. Так, на с. 12 при перечислении конкретных задач исследования, на наш взгляд приводятся не совсем удачные формулировки. Например, первая задача автором диссертации ставится такая: "Описать человека в системе менеджмента с точки зрения лингвокультурологической ситуации в современной системе упраления". Как известно, любое описание объекта научного исследования является обязательной задачей, без которой исследование не может осуществляться, равно как и знакомство с отечественной и зарубежной литературой по данному вопросу, однако эта частная задача, представляющая собой лишь этап исследования, но не его результат, обычно в диссертации структурно не выделяется. На наш взгляд, было бы корректнее эту задачу сформулировать так: "Выявить роль человека в системе менеджмента..."(далее по тексту). Равным образом не вполне удачной можно считать формулировку и третьей задачи: "Обосновать философский подход к личности менеджера как субъекта языка и культуры". Философия изучает проблему субъекта не менее 2,5 тысяч лет, и поэтому вроде бы не нуждается в новом обосновании исследования этой проблемы. Очень давно философия исследует и проблему личности. Вероятно, речь идет о том, чтобы "Выявить особенности личности менеджера как носителя языка и культуры", ибо понятие "субъект" все-таки чаще понимается как синоним слова "творец", "демиург", "создатель", а не "носитель" или "представитель". А при формулировке диссертанта у читателя невольно возникает представление о том, что именно управленцы-предприниматели и создают язык и культуру нации. Весьма сильной является и четвертая задача: "Определить, что такое человек как субъект культуры и что такое культура как субъективный атрибут человека". Если диссертанту действительно удастся это сделать, можно будет с облегчением сказать, что теория культуры, наконец, завершена. И что до него никто и не пытался осмыслить ни феномен человека в культуре, ни культуру как субъективный атрибут человека. Вообще формулировки типа "описать человека" или "определить человека" в кандидатской диссертации звучат несколько комично. Вероятно, и тут речь идет о том, чтобы вписать анализ личности менеджера в контекст уже наработанных философией и культурологией положений о роли субъекта в культуре и роли культуры в жизни и деятельности субъекта. А вообще-то задач сформулировано довольно много, так что эту задачу было бы лучше вообще снять.

Весьма сильно звучит и шестая задача: "выявить всеобщие характеристики личности менеджера" - это звучит тоже несколько комично, также как "всеобщие характеристики личности штукатура" или "всеобщие характеристики личности вагоновожатого". Вероятно, речь идет об "общих" или, что менее удачно, "наиболее общих" характеристиках. (Правда, у Гегеля выше категории всеобщего находилась еще категория тотального, но применение последней было бы уже совершенно неоправданно). В восьмой и девятой задачах говорится о "рыночной" и языковой личностях, и это тоже отдает некоторым жаргоном - примерно как "трамвайная личность" (в смысле лица, пользующегося трамваем) или "костюмная личность" (в смысле лица, одетого в костюм). Почему бы не сказать "рассмотрение личности менеджера как носителя языка", а еще лучше "выявление особенностей личности менеджера как носителя языка"? Десятая и одиннадцатая задачи являются одной и той  же, но разными этапами, которые не следует перечислять, а лучше сосредоточиться на "определении параметров, и введении критериев". Что же касается "эксперимента по выявлению национального идеала человека", то эта задача звучит тоже несколько комично. Вероятно, речь идет о неком опросе и получении некоторого разброса мнений. - Словом пока задач перечислено очень много и некоторые из них могли бы быть темой самостоятельной докторской диссертации благодаря завышенным формулировкам. Вероятно, следовало бы уменьшить число задач и точнее их очертить.

Такой же максимализм проскальзывает и в формулировке некоторых иных положений диссертации, например, на с. 13 диссертант полагает, что необходимо готовить специалистов, "способных решать абсолютно новый класс управленческих задач". Возникает вопрос, способны ли будут такие специалисты заниматься решением рутинных или "относительно новых" управленческих задач, или, как в случае с кинематографом, где режиссеры, увлекшись авторским кино, перестали создавать обычные кассовые ленты, эти менеджеры развалят любое нормально работающее предприятие, если только в нем окажутся неприменимыми абсолютно новые управленческие решения? И можно ли считать языковую сторону менеджмента "риторической технологией управления"? Язык - это форма передачи мыслей или само управленческое решение?

Многие из этих положений повторяются и в разделе "новизны", с. 15. Вместо того, чтобы сказать "выявлен ряд философских аспектов деятельности менеджера" в тексте диссертации говорится о том, что "обоснован философский подход", причем "к изучению личности современного менеджера", как будто бы до диссертанта философия исследовала личность необоснованно и как будто бы личность современного управленца требует иного философского подхода, чем личность управленца средневекового или античного. Не совсем ясно и то, почему надо было доказывать тезис о том, что экономические преобразования в России нельзя считать культурно-нейтральными, ибо расхожим местом исторического материализма как раз и было положение о том, что каждая общественно-экономическая формация несет свою культуру. Если Россия перешла от социализма к капитализму, то согласно этой философии в России должен утвердиться новый тип культуры. В чем тут новизна диссертанта по сравнению с уже ставшими тривиальными положениями Маркса? А противопоставление экономических преобразований национальным традициям в данном контексте выглядит с логической точки зрения не вполне корректно, ибо традиции относятся к сфере культуры, а преобразования - к сфере экономики.

Вызывает возражение и формулировка третьего пункта: "предложена модель идеальной личности менеджера". Вероятно, речь идет не об "идеальной личности", то есть личности, совершенной во всех отношениях, а об "идеализированной модели личности менеджера" Иными словами, идеализация касается модели, а не личности, ибо построение моделей человека как раз и является предметом ряда наук, тогда как формирование личности относится к сфере воспитания и образования. А в пункте о "гармонизирующих средствах диалога в речи носителей элитарной культуры" неясно, что гармонизируется, то ли речь, то ли носитель элитарной культуры. Гармонизировать представителя элиты как-то непонятно зачем, если человек уже входит в элиту. Другое дело - гармонизировать речь. Но тогда неясно, в каком смысле употребляется слово "элита". То, что менеджер является представителем деловой, экономической элиты - это несомненно. Но то, что он оказывается представителем элиты культурной - это трудно себе представить, глядя, например, на Быкова или Брынцалова. Поэтому данный пункт новизны следует уточнить.

На наш взгляд, следует вовсе снять эмфатическую конструкцию о том, что "именно эти проблемы являются совершенно новыми и дискуссионными". О новизне уже сказано в заголовке раздела, а дискуссионность считается отрицательным свойством диссертационной работы.

В разделе "Практическая значимость" кажется несоответствующим глобальным замыслам об "определении человека" составление словаря-минимума для менеджера. Весь пафос предыдущих строк был нацелен на то, что ставятся совершенно грандиозные задачи, сопоставимые со всем предшествующим развитием философской и культурологической мысли по поводу субъекта и личности, тем более, что пунктом 1 идет такое результат: "даны всеобщие характеристики личности менеджера и предложена идеальная модель личности" (очевидно, до столь высокого обобщения еще ни один философ и культуролог не доходил). Так что соответствующим такой космической по масштабам программе был бы словарь-максимум. Не вяжется с понятием культурной элиты и составление для нее 8 лекций по курсу "Русский язык и культура речи". В одной из интермедий Марии Мироновой звучали слова: "Я работаю над повышением культурного уровня академиков, просвещая их. - Каким же образом? - Я распространяю среди них билеты в театр". 

Поэтому, на наш взгляд, следовало бы снизить уровень притязаний, и тогда словарь-минимум, а также курс лекций по культуре речи явился бы логически подготовленным выводом из диссертации.    

На той же с. 15 говорится о "речеведческих курсах". В перечне научных дисциплин ВАКа дисциплина "речеведение" отсутствует. Вероятно, речь идет о курсах по культуре речевого общения, то есть по дисциплине, существующей уже много десятков лет.

Мне кажется дискуссионным названия ряда курсов, предлагаемых диссертантом: "Менеджер как субъект языка и культуры", "Менеджер как представитель элитарного типа речевой культуры","Риторическая технология управления", "Человек как субъект философской антропологии". Как уже отмечалось выше, менеджер вовсе не входит в языковую элиту, он не филолог, не лингвист, не писатель, не драматург и не актер. Слово не является его основным инструментом деятельности, и он не формирует новые слова, выражения, грамматические явления, новые акценты или интонации, он лишь должен грамотно применять то, что помимо него продуцируют филологи, поэты, драматурги и актеры. Но в таком случае он является скорее носителем или даже объектом воздействия языка и культуры, а никак не их субъектом. В этом же смысле человек не является субъектом философской антропологии, ибо он создает эту отрасль философии не из себя, а из анализа роли человека в обществе, и тем самым является и объектом, и предметом философской антропологии. Менеджер никоим образом не входит в речевую элиту; ни в одном учебнике по русскому языку, где широко цитируются русские писатели, поэты, иногда драматурги, нет никаких позитивных примеров яркой и выразительной речи менеджеров. Наконец, менеджер управляет предприятием не с помощью риторики, а с помощью своевременного принятия верных и взвешенных управленческих решений. Тех же, кто отдает дань "элоквенции", в народе обычно называют болтунами. Очевидно, диссертант имел в виду не столько особо яркую, грамматически и лексически насыщенную, затянутую по продолжительности и образную речь менеджера, скорее утомляющую и расслабляющую персонал, чем мобилизующую его на деятельность, сколько просто речь грамотного и образованного специалиста, хорошо понимаемую его подчиненными. Поэтому я предложил бы часть этих курсов снять, а часть изменить в их наименовании.

Не вполне увязывается с философской традицией и упоминание "опытно-экспериментальной работы автора" (философия не относится к числу экспериментальных наук, и пока еще сочетание слов "философ-экспериментатор" режет слух), к тому же, как речь шла выше, имеется в виду вовсе не эксперимент (то есть вмешательство экспериментатора в исследуемый объект), а опрос в виде анкетирования (смотри Приложение 9), то есть процедура, давно применяющаяся в социологии.

Удивляет отсутствие раздела о положениях диссертации, выносимых на защиту. Поэтому неясно, на что же именно претендует диссертант после декларации "абсолютной новизны" своих разработок.  

Не приводятся названия и объем статей, а также места их публикации (по новым требованиям ВАКа это должны быть научные издательства). Из-за этого нельзя поручиться, что все публикации диссертанта являются научными.

В списке литературы уважаемая представительница лингвистики дает ссылку всего на 3 работы на иностранных языках, что слишком мало даже для нелингвиста. Первая работа посвящена соотношению капитализма и шизофрении, то есть проблеме социальной психологии, а не менеджменту или риторике (к тому же в написании фамилии Делёза и слова "Капитализм" содержатся орфографические ошибки), работа Кемпе посвящена "Соотношению между логической и геометрической теорией (в слове "теория" тоже ошибка) точек", что не имеет никакого отношения ни к менеджменту, ни к риторике - это проблема философских оснований математики; к тому же работа написана в позапрошлом веке, 1890-м году; наконец в третьей работе упомянут просто Паскаль. То ли речь идет об алгоритмическом языке, то ли о работе Блеза Паскаля - неясно. Судя по дате - 1951 год, верно второе предположение. Возникает впечатление о том, что и остальной список литературы имеет слишком общий характер и не отражает нацеленности на поднятые в исследовании проблемы.

Так что указанные разделы необходимо, на мой взгляд, переработать. Что же касается материала диссертации, то там есть тоже много с моей точки зрения отходов от сформулированных задач. Так, вполне соглашаясь с высокой оценкой речи доктора философских наук профессора Г.Г. Квасова и с ее аттестацией как элитарной, не могу считать его представителем российского менеджмента, равно как не могу зачислить туда ректоров вузов и ряд министров. Как правило, даже если представители научной элиты и возглавляют некоторые учреждения, они рекрутированы из действительно культурной элиты, и цель их управленческой деятельности - вовсе не получение предпринимательского дохода. Полагаю, что для Г.Г. Квасова было бы обидным изучать предлагаемый диссертантом словарь-минимум, где предлагается произносить слово "туфля" с ударением на первый слог (с. 220), ибо уровень его личной орфоэпии - гораздо выше среднего.

С моей точки зрения довольно странной является и задача "воспитания профессионального менеджера в качестве ритора" (с. 149). Насколько можно понять интенцию диссертанта, речь идет о подготовке менеджера высшей квалификации, то есть менеджера-оратора, менеджера-политика, менеджера-публичного деятеля. Поэтому очень странным выглядит рекомендация такому кругу управленцев усвоения элементарных  речевых навыков на уровне старших классов средней школы, на пример, рекомендация не путать абонента с абонементом (с.224). К тому же странным оказывается и словарь, являющийся чем-то вроде словаря паронимов с отсутствием стилевых помет и примеров употребления, что показывает отсутствие у диссертанта навыков составления лексикографических описаний.

 

Подводя итог, хотел бы рекомендовать принять к защите данную работу весьма условно: только после соответствующей доработки текста и особенно раздела введения.

 

Профессор кафедры культурологии ГУУ,

доктор философских наук, академик РАЕН                                              В.А. Чудинов 

 

03.04.2002

 


Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 6.99MB | MySQL:11 | 0.458sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апрель    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.667 секунд