В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 14, 2007

Мнение Трендафила Крыстанова о языке и азбуке св. Кирилла и Мефодия

Автор 11:01. Рубрика Cлавянская и неславянская письменность

Мнение Трендафила Крыстанова о языке и азбуке св. Кирилла и Мефодия

В.А. Чудинов

Советская и постсоветская славистика в России стоит на точке зрения, что святые Кирилл и Мефодий создали глаголицу, а язык был специально создан первоучителями на основе болгарского языка того времени. Насколько эту точку зрения разделяют наши болгарские коллеги? В качестве примера я привожу мнение старшего научного сотрудника БАН Трендафила Крыстанова, приводя полностью его статью из сборника в моем переводе с болгарского (1, с. 20-37) и с моими комментариями. Ссылки на литературу даны в круглых скобках, мои комментарии - цифрами в верхнем регистре.

Каким был язык святых Кирилла и Мефодия?

Трендафил Кръстанов

  

Болгары не задаются этим вопросом, как не стремятся чистить воздух, пока в нем не появятся удушливые элементы. По мнению болгар, а также точных и беспристрастных ученых, языком святых Кирилла и Мефодия был болгарский.

В 1982 году я открыл в Ватиканском греческом кодексе 2502 «славянский палимпсест» (2, 3) в сто листов. Следовало установить, что представлял собой тот первоначальный текст, что он содержал и, наконец, на каком славянском языке был написан. После того, как евангельский текст был идентифицированный как написанный на кириллице (3-6), осталось разрешить последний вопрос: на каком он был языке? (7) После прочтения различных исследований (8), я с удивлением установил, что только в болгарской и германоязычной научной литературе наиболее древний книжный славянский язык назван староболгарским (9-14) в том смысле, что он является языком славян болгарской группы в Юго-Восточной Европе, в отличие от других славянских языков и языка болгар хана Аспаруха, называемого праболгарским (15) или протоболгарским. В отличие от других славянских языков тот первый книжный язык называется различно: старославянский, старословенский, церковнославянский, староцерковнославянский, даже старомакедонский и т.д. (16) Почему?

Жизнь и дело святых Кирилла и Мефодия лежат в основе славистики, а вопрос об их происхождении и языке представляет саму сердцевину этой международной науки (17). Она возникла в XVIII веке в центральной Европе, и вначале болгарский язык даже не вспоминали среди других славянских языков. Но в 1820 году русский ученый Александр Востоков открыл одно из основных отличий первого славянского книжного языка - ринизм, или носовые буквы, которые он определил как присущие СЛАВЯНОБОЛГАРСКОМУ языку (18).

С середины XIX века и во второй его половине в Вене утверждается авторитет профессоров В. Копитара и Ф. Миклошича. Эти двое - словенцы, и поддерживают так называемую «Паннонскую теорию», согласно которой святые Кирилл и Мефодий в качестве миссионеров приехали в Паннонию и только там перевели основные книги на язык местного словенского населения.

Точные методы исследования языка дали основание немецкому ученому1 определить, что этим книжным языком является староболгарский (19). То же мнение подтвердили и диалектные исследования В. Облака, и обобщенно - хорватским ученым Ватрославом Ягичем в 1913 году, что это был язык, возникший на основе южнославянских болгарских говоров к востоку от Солуня и до Константинополя (20)2. Примечательно, что Ягич не пишет только о солунском говоре, но о много более широкой общности юго-восточных болгарских говоров.

Новым подтверждением того же вывода явилось исследование Стефана Младенова, обнародованное в 1929 году на немецком языке и в «Истории болгарского языка» (21). Там приложена и карта болгарского языка, из которой следует, что Солунский говор относится к группе восточных славянских говоров. В 1935 году Стефан Младенов и Христо Кодов отпечатали и исследование быта и языка болгар Беломорской Фракии и Малой Азии, с выводом, что это говор является одним из ближайших к предполагаемому Кирилло-Мефодиеву языку (22-23)3. Последовали и другие исследования, которые определили юго-восточные болгарские говоры области Родопских гор4 как наиболее как наиболее близкие к первому письменному языку (24-28).

В 1929 году Н.Н. Дурново (29) отпечатал свои «Мысли и предположения о возникновении славянской письменности». Он не привел никаких фактов и доказательство, а построил чисто логическую гипотезу: первые переводы на славянский язык святых Кирилла и Мефодия имели элементы Солунского говора с К' и Г', которые в Великоморавии и Паннонии были заменены на Ц и З, а после переезда их учеников в Восточную Болгарию соответствующие буквы были заменены на характерные ШТ и ЖД. Целый ряд ученых отклонил эту гипотезу (30), но Н.Н. Дурново ответил, что эта гипотеза могла бы существовать и без доказательства, поскольку противоположная ей доказана быть не может (31).

В 1992 году в журнале «Славяноведение» появилось сообщение по архивным материалам из архива КГБ относительно Н.Н. Дурново и Н. Трубецкого (32). Там появился ключ к разгадке вопроса о возникновении и развитии этой беспочвенной гипотезы. Н.Н. Дурново заявил, что в 1929 году отпечатал свои мысли и предположения, который могли быть названы и фантазиями, поскольку были недоказуемыми. Но они нападали на неких балканских грамматистов, подобно сербскому профессору А. Беличу, который не видел различия между наукой и политикой (33). Н. Трубецкой был его единомышленником, а на младограмматиков нападали потому, что они были склонны к радикальным гипотезам5.

Николай Трубецкой, один из виднейших языковедов ХХ века, пишет о гипотезе Н.Н. Дурново как настолько логичной, что она была неколебима. Но когда он останавливается на единственном конкретном уточнении этой гипотезы о  К' и Г' в северомакедонских говорах, Н. Трубецкой восклицает: «Это фальшиво!» (34), ибо подобные явления относятся к более поздним и отражают сербское влияние. По этой причине проглядывает песочная основа всего логического построения, созданного Н.Н. Дурново и поддержанного его другом Н. Трубецким.

Но почему иностранные ученые не называют этот язык староболгарским? Имеется много объяснений. Одно из них то, что они не знали, или не сочли естественным развитие этого языка в продолжение тысячи лет. Часто сравниваются наиболее старые найденные памятники староболгарского языка с сегодняшним новоболгарским языком, выясняются их различия, и из этого заключают, что отсутствие падежей, инфинитива и других особенностей были признаками иного языка. Но подобное развитие и изменения наблюдаются во всех языках с длительной письменной традицией. Известна огромная разница между языком Гомера по сравнению с классическим древнегреческим языком, как и его развитие и изменения во время эллинистической эпохи с формированием «общего» языка «койне» или «кини», затем имеется своеобразная форма новозаветного греческого языка, продолжавшая изменения в Восточной риской империи (Византии) и до нашего времени, когда в Греции имеется два «языка» - катаревуса и димотика, то есть, «чистый» и «народный». Так что и перемены, и названия этих языков, все это есть факты развития одного языка - греческого. Очевидные различия отмечаются и между старофранцузским и сегодняшним, между древнеанглийским и «американским», но никто не называет их различными языками6.

Изложим тут еще только несколько фактов в связи с созданием первого славянского книжного языка.

Святые Кирилл и Мефодий родились в Солуни в семье римских граждан-христиан7. Отец их был военачальником в римском войске. Еще в молодые годы два брата переселились в другие части полиэтничной Восточной римской империи (Византии). Мефодий был определен в славянское КНЯЖЕНИЕ, однако позже  стал монахом на горе Олимп в малоазийской провинции Вифиния, а после этого - игуменом монастыря Полихрон на той же горе. Константин как младший блат вращался в родной ему среде в Солуни, и попал в круги византийской образовательной и административной среды, где изучались различные науки и несколько языков: древнегреческий, латинский, сирийский, арабский, еврейский. По причине важной государственной миссии он также уединялся в монастырь на горе Олимп, где со своим братом и с их учениками и последователями «беседовал с книгами». Вероятно, византийский император знал, с какими книгами он беседовал, поскольку заявил, что только Константин может создать славянскую азбуку, как и переводить книги на славянский язык (35)8.

Весьма странно, что византийские хронисты целых два века не сказали ни слова о славянских просветителях и их переводах9. Но первое сведение поступило от грека с острова Евбея Феофилакта, архиепископа «Ахридон ке пасис Булгариас» (архиепископ Охрида и всея Болгарии), которое недвусмысленно гласило, что святые Кирилл и Мефодий перевели священное писание на язык болгар10 (подробности - в пространном Житии святого Климента Охридского от Феофилакта, архиепископа Болгарского, названного «Болгарская легенда») (36).

С другой стороны, имена и дела святых Кирилла и Мефодия вместе с их учениками с общим наименованием «святые Семичисленники» записаны в такие самые древние болгарские памятники, как Асеманово евангелие, Савина книга, и другие евангелия и синаксари (37), однако о них не вспоминает ни один древний греческий памятник11. Лишь в середине ХХ века греки вписали их в свой календарь как «эллинских» святых! Но если они и были «эллинами» по происхождению и языку, то когда и где они изучали «славянский» язык, чтобы переводить библейские книги? Может быть, в Магнаурской школе или в Гарварде?

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.05MB | MySQL:11 | 0.431sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.638 секунд