В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Апрель 11, 2007

Обратная связь № 3

Автор 12:50. Рубрика Разное

Обратная связь № 3

Мнения читателей и комментарии В.А. Чудинова

Андрющенко Андрей (IP: 80.254.110.54, pe-bataysk.donpac.ru). Новый комментарий к записи #2067 "Наука и ее имитация"

Поделюсь своими схожими впечатлениями из личной жизни. У меня есть приятель - друг детства. Пацанами мы бегали во дворе нашей  хрущёвки. Я гонял в футбол. Он ходил в музыкальную школу. Я поступил в машиностроительный институт. Он в экономический ВУЗ. В советские времена я работал инженером, он - экономистом. Пришла перестройка, жизнь поменялась. Я стал заниматься средним и мелким предпринимательством, чем занимаюсь и сейчас. Он пошёл работать в школу преподавать историю, поступив на исторический факультет пединститута. Приходя к нему в гости домой, я заставал его обложенными книгами по истории, о которой он мне с удовольствием рассказывал. Через него и я стал интересоваться историей. Он посвятил меня в дохристианскую историю ведического толка, рассказывал о Гиперборее, давал читать Ницше, только что свободно появившегося в продаже, знакомил с работами Ильина и его идеями о «мировой закулисе». Я слушал, открыв рот. Под его влиянием я почти перестал читать художественную литературу, перейдя к истории, публицистике, метафизике. Через несколько лет я уже более-менее на равных с ним говорил о истории, хотя и не был профессионалом, как он, тем более, что он, к тому времени, поступил в аспирантуру, а вскоре, защитив «кандидатскую», стал преподавать в институте. Вскоре он стал прицеливаться на «докторскую», и я стал замечать, что образ его мыслей стал существенно меняться. К идеям о «мировой закулисе» он стал относиться скептически, говоря, что это ненаучный термин. Дохристианская история России - тоже не имеет под собой надежных исторических источников, по его мнению, как и научно не доказано, что Велесова Книга не фальшивка. «Да, конечно, когда я был дилетантом от истории, меня всё это увлекало, как и тебя теперь, но если бы ты занимался профессионально, возможно и ты бы понял своё заблуждение. Масоны... заговор... Всё это - такое же жёлтоё течение в истории, как жёлтая пресса в СМИ. По-твоему, масоны вылавливают русских и насильно заливают им водку в рот. Чего на зеркало пенять...   Да и твоё участие во всех этих патриотических организациях, я расцениваю как детскую болезнь, которой ты со временем переболеешь...». -  «Как я понял твоя докторская в этом русле?» - «Моя докторская не в этом русле и не в том, она в русле науки, которая строится на фундаменте знаний, а не на злобных догадках неудачников. Ну, назови мне хоть одно крупное научное или общественное имя, разделяющее твои мысли. Нет таких, поверь мне, как профессиональному историку. Брось свои патриотические клубы. Лучше изучай Рериха. Вот где истинный дух и новая религия».  Я понял, что мы принципиально расходимся. В гости к нему я перестал заходить. Иногда звонил по телефону, высказывая все же свои патриотические идеи, порой совсем не в литературной форме. И вот как-то сталкиваюсь с ним на улице. Он нахмурился, увидев меня, и после недолгих колебаний говорит мне настойчиво, смотря в сторону: «Я тебя прошу, не надо мне по телефону говорить свои мысли». - «Почему?» - «Да потому, что в институте меня стали зажимать. Не печатают мои статьи». - «А причем мои звонки?» - «Не прикидывайся дурачком. Тебя наверняка прослушивают». - «И через меня вышли на тебя те силы, в существование которых настоящая наука и ты не верят. Если их нет, чего ты боишься?» - «Всё. Не звони. Пока». Мы расстались и более года не общались. Если бы не были друзьями с детства, то наверняка расстались  навсегда. Но с «докторской» у него что-то  не срасталось. Карьера стала складываться не так, как он, видимо, видел её в перспективе. Он основательно подсел на Рериха. Мы постепенно примерились, а когда он стал не скрывать своих разочарований в  своей работе, мы и вовсе помирились окончательно. Теперь он высмеивает моё мнение, я - его. И вот пару месяцев назад, впервые познакомившись с Вашим сайтом, уважаемый Валерий Алексеевич, я скачал несколько Ваших работ и пошёл к моему приятелю. «Вот возьми почитай. Авторитетнейший автор. Тебе не хватало авторитетов - получи». Он взял, полистал и сказал: «Дружище, ты, всё ещё веришь в науку? Да это ещё та проститутка. Это я тебе говорю, как профессионал, знающий всю эту кухню изнутри. Доверься моему опыту. Да я таких работ могу накатать десяток за ночь. Только кому это всё надо? Оглянись, кругом одни идиоты и дебилы. На носу апокалипсис, а ты всё ещё интересуешься такой ерундой. Брось всё это, иди за мной и ты, как и я войдёшь в новую шестую расу. Ведь ты меня всегда догонял». - «И, видимо,  теперь уже, слава Богу, никогда не догоню». И он, и я расхохотались, как в детстве, будучи пацанами. Вот такой получился рассказ.

С праздником Вас, уважаемый Валерий Алексеевич! Христос Воскрес!

В.А. Чудинов; Воистину воскрес! Мне жаль Вашего приятеля - укатали Сивку крутые горки. До некоторой степени он прав, полагая, что историография является еще одной древнейшей профессией. Я напомню, что в советское время на исторические (также как и на философские) факультеты вузов брали абитуриентов только рекомендации райкома ВЛКСМ, поскольку профессия считалась идеологической. И факультет журналистики был таким же идеологическим. Когда шла, например, война во Вьетнаме, то в США чуть ли не с первого же года войны проходили очень небольшие антивоенные демонстрации. Так по нашему ЦТВ их и показывали. А гораздо более мощные демонстрации ЗА ПРОДОЛЖЕНИЕ войны нам не показывали, так что у нас создавалось ложное чувство, что всё население ПРОТИВ этой войны, а США ее всё-таки ведут. И лишь к концу войны антивоенные демонстрации стали превышать демонстрации в защиту войны, и только тогда их  показ по ЦТВ стала соответствовать действительности.

Почти в каждом историческом факте есть соображения ЗА и ПРОТИВ. Возьмем, например, Вторую мировую войну. Можно ли сказать, что СССР выиграл эту войну в одиночку, без помощи союзников? Нет, нельзя. Мужчины ушли на фронт, на селе и на заводах остались инвалиды, женщины, старики и дети. Полноценное продовольствие и такую мирную продукцию, востребованную на фронте, как, например, грузовики, наш тыл в полном объеме давать не мог. Вот тут нам и пригодилась помощь США и Великобритании. Но можно поставить вопрос иначе: смог бы СССР выиграть эту войну без помощи союзников? Я полагаю, что ответ должен быть утвердительным и однозначным - Да! Однако это затянуло бы сроки окончания войны и привело бы к дополнительным жертвам. Но мы всё равно выиграли бы эту войну. Другой вопрос: выиграли бы эту войну США с Великобритании без СССР? - Полагаю, что нет. Ибо одно дело помогать союзнику продовольствием и грузовиками «Студебеккер», и совсем другое дело вести боевые действия. Серьезно Германия против союзников не дралась. Поэтому вывод здесь должен быть однозначным: хотя помощь союзников несколько ускорила дату окончания войны, победителем в ней следует считать только Советский Союз.

Принципиальных людей не любят, а кое-где и не терпят. Но на мнение принципиального человека всегда можно положиться, и со временем именно принципиальные люди завоевывают уважение. А беспринципных поначалу вроде бы и приветствуют, но затем всегда в них разочаровываются и больше с ними не считаются. Из всех президентов США самым беспринципным был Джимми Картер, который стремился угодить всем, поэтому конец его речи обычно прямо противоречил ее началу. Естественно, что больше одного срока он не просидел, и был единственным, кто откровенно плакал перед объективами по поводу своего неизбрания. Ему казалось, что уж он-то, такой покладистый Президент, должен быть востребован всегда. - Боюсь, что с Вашим приятелем случилось нечто подобное. Если он так легко отказался от своих убеждений в беседах с Вами, значит, он еще легче отказывался от них во имя карьеры. Что поделаешь, жизнь устроена так, что свои принципы приходится защищать. Часто это очень непросто и требует не только хоть каких-то доказательств, но доказательств долгих и упорных. Вашему приятелю можно посочувствовать: он имел несчастье высказывать свои взгляды в той области, в которой делал свою карьеру. Да еще захотел стать доктором наук в педагогическом институте! К сожалению, у людей бытует мнение, что в педвуз в качестве абитуриентов идут только неудачники, тогда как все, кто посильнее идут в университеты.

Теперь о его мнении в отношении своих противников. Противоположные мнения вовсе не являются злобными догадками неудачников от науки. Их так удобно трактовать, поскольку часто аргументов против них нет. Приведу собственный пример. Можно ли меня считать неудачником от науки? Никоим образом. Я защитил докторскую диссертацию, помог стать кандидатами наук пяти собственным аспирантам и весьма большому числу других лиц; с 1995 года я являюсь членом разных ученых советов, и если бы не запрет ВАК на совместительство в них, работал бы и до сих пор в нескольких, потому что востребован многими. Ряд моих лекций заканчивается под аплодисменты вставших студентов. У меня выходит по нескольку монографий в год, меня приглашают на различные конференции, съезды и даже просто на встречи с читателями в другие города, я выступаю по телевидению и по Интернету. Всё это - признаки как раз научного признания и большой научной удачи. Можно ли назвать мои утверждения злобными? Тоже нет. Я всегда уважаю моего оппонента, даже если с ним категорически не согласен. Я не считаю себя богом, и человеком, у которого истина лежит в кармане, каждому из нас свойственно ошибаться. Поэтому я никогда не позволяю себе говорить с оппонентом свысока, распекая его как школяра. Можно ли считать мои доказательства догадками? В очень широком смысле можно. Однако привычные исторические источники, например, сочинения древних авторов, окажутся в таком случае гораздо менее достоверными, чем чтение надписей на таких эпиграфических предметах, как, например, бытовая посуда, священные камни, или лики богов. Просто к доказательности эпиграфических данных историки еще не привыкли, и их в этом следует убеждать.

Напомню, что на сегодня наиболее авторитетными историками пока еще выступает поколение, сформировавшее под влиянием «исторических решений очередного съезда КПСС», так что Идеологический отдел ЦК КПСС с его постановлениями - это и есть высший ориентир исторической науки. Переломить эту систему ценностей при жизни данного поколения - вряд ли возможно.

Меня за мои взгляды трудно наказать, поскольку я числюсь по ведомству философии, а преподаю культурологию. Поэтому историки выбрали самую, как им кажется, приемлемую в данном случае тактику - не обращать никакого внимания. Ведь в прямой полемике им нечего противопоставить моим «догадкам» (а на самом деле системе доказательств). Например, о том, кем были этруски по происхождению, в исторической литературе имеется огромная разноголосица противоречивых мнений. Следовательно, необходимо прочитать этрусские надписи, а это уже дело лингвистов. Поэтому историки тут ничего толком сказать не могут, они лишь ссылаются на таких лингвистов, как, например, Массимо Паллоттино. Но ведь и он, сознательно запутывая проблему, дает только чтение, но не дешифровку. А из его чтений получается нечто несусветное - такого языка на Земле просто не может быть. И всё только для того, чтобы внимательный читатель не догадался бы, что на самом деле перед ним чуть измененный русский язык. - Но хотя моя книга об этрусках появилась в сентябре 2006 года, пока о ней никаких официальных высказываний, что я истолковываю в свою пользу. Ибо если бы я в каком-то месте дал бы не то, что неверное, а просто не вполне доказательное суждение,  меня, что называется, просто съели бы с потрохами. Но чтобы меня посадить в лужу, необходимо противопоставлять моим дешифровкам свои, строка за строкой. На сегодня на таком уровне в России работает всего 2-3 ученых. Но и они, глядя, как я анализирую творчество не только Гриневича, Серякова, Асова, Пешича и других непрофессионалов, но и Щукина, Мельниковой, Тихановой, Дучиц и Медынцевой, и даже того же Паллоттино, вряд ли захотят стать объектом моего рассмотрения на своем собственном поле. Худой мир лучше доброй ссоры! Не могут они меня низложить и ссылкой на авторитеты, ибо я беседовал, а часто и неоднократно, со всеми этими авторитетами - и с Рыбаковым, и с Трубачевым, и с Волковым, и с Седовым, и видел, как постепенно меняется в мою пользу научная позиция этих самых авторитетов. Так что и в науке можно отстаивать свои убеждения - но, разумеется, имея не только тот же научный вес, но и крепкие аргументы.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.14MB | MySQL:11 | 0.181sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Апрель 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.327 секунд