В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Июнь 10, 2008

Обратной связи – годовой юбилей

Автор 09:48. Рубрика Разное

                              Обратной связи - годовой юбилей  

В.А. Чудинов

Пятого апреля 2008 года исполнился первый год со дня выхода моей первой статьи «Обратная связь». Это не означает, что я и прежде не отвечал на письма читателей. Вообще-то первый раз это произошло в октябре-ноябре 2002 года, когда я давал ответы на сайте auditorium.ru. Тогда за месяц дежурства в гостиной я дал ответы на 21 вопрос. После этого у меня бывали неоднократные ответы на вопросы в ходе моих исследований, а 23 мая 2008 года я давал ответы на Большом форуме, где за примерно неделю мне задали вопросы  порядка 50 человек, где на половину я ответил за 3,5 часа, на другую половину - за несколько дней на следующей неделе. Таким образом, за 6 лет моей работы интерес к моим исследованиям увеличился примерно в 8 раз. Это - довольно много, если считать, что область моих исследований весьма специфическая - эпиграфика и дешифровка новых видов письменности.

Разумеется, я считаю, что на вопросы читателей отвечать нужно. Этим мое мнение, например, отличается от позиции Анатолия Тимофеевича Фоменко, который полагает, что ответы на вопросы, равно как и участие в различного рода встречах с читателями в книжных магазинах, на книжных ярмарках или на специальных встречах - пустая трата времени. Конечно, всякое мероприятие требует определенной затраты сил и средств, однако ведущие организации мира уже четверть века назад заметили, что существует общественное мнение, в котором каждая крупная личность или учреждение должны занять подобающее им место, для чего ввели специальную должность специалиста по Public Relation, то есть, по связи с общественностью. Ну, а поскольку мне на первых порах приходится в одном лице совмещать все стороны своей деятельности, то я по совместительству занимаюсь и этой стороной.

Обычно полагают, что основой подобного рода деятельности является формирование положительного имиджа соответствующей личности или учреждения. Это так, но отчасти. Не меньшее значение имеет зондирование общественного мнения, ведущее к осознанию не только его подвижек со временем в ту или иную сторону, но и выявление причин такого колебания. А понимание причин позволяет своевременно принять контрмеры по их устранению, или, напротив, (когда подвижки идут в благоприятном направлении) к их усилению. По прошествии некоторого периода времени становится вполне возможным сделать некий аналитический обзор; именно таковым и является данная статья.

Конечно, каждый заданный мне вопрос имеет индивидуальные отличия, однако существует определенная типология, которую я для удобства начну излагать с крайне негативных оценок моей деятельности. Вопросы первого типа - это вопросы-обвинения, свидетельствующие о том, что профессор В.А. Чудинов - дремучий невежда, который не знает элементарных положений не только исторической науки, но и вообще плохо ориентируется в различных научных дисциплинах. Как правило, такие вопросы задают новички, услышавшие о моих выводах из газет, и либо вообще не читавшие моих работ, либо просмотревшие по диагонали одну-две статьи на моём сайте. Они свято веруют в то, что учебники, по которым они учились в школе, излагают историю предельно точно, а люди, подобные мне, только наводят тень на плетень. Эти гневные выпады читать забавно, и в одной из моих статей я уже назвал такой тип вопросов-реплик «голосом возмущенного профана». Вреда моей репутации они не приносят, скорее сообщают некий острый анекдотический привкус блоку остальных вопросов, что весьма оживляет саму рубрику «Обратная связь». О том, насколько я знаю или не знаю работы коллег, свидетельствую две мои рубрики на моём сайте: «Рецензии» и «Полемика с оппонентами», а они весьма полны материалами.

Вопросы второго типа, напротив, составлены либо моими коллегами по исследованию эпиграфики, либо профессиональными историками и археологами. Это не совсем не профаны, но, как правило, специалисты узкого профиля, которые зациклены только на том, в чём разбираются сами (я опускаю здесь вопрос о том, насколько хорошо и глубоко они это делают). Здесь также порой встречаются анекдотические вопросы (например, специалист по греческим амфорам меня долго вопрошал, зачем я привожу прориси черепков амфор с клеймами «Фасос», когда имеются прекрасные фотографии тех же черепков. Выяснилось, однако, что он просто не прочитал подзаголовок моей статьи, где речь шла о моём цитировании статьи Фехера, написанной в 30-е годы ХХ века, где археологи оперировали именно прорисями, а не фотографиями). Здесь вопросы тоже передают возмущение, но уже не моим незнанием истории, а моим незнанием эпиграфики. Так, в устных вопросах Е.А. Мельниковой, А.А. Медынцевой, Т.В. Рождественской звучал вывод о том, что никакой руницы, а также вписанных в рисунки надписей в принципе не существует, стало быть, все мои чтения - сплошная фантазия. Болгарский энтузиаст Войников соглашался со мной в том, что древнеболгарские надписи читаемы, но упрекал меня в том, что я их читаю по-славянски, тогда как их нужно читать по-алански. Конечно же, в науке может существовать только мнение Войникова, всё остальное, по его образному выражению, «Бреды!» А вот по мнению А.В. Платова, все мои чтения являются плодом аппаратурной ошибки - я увеличиваю изображения на мониторе и, как ему кажется, злоупотребляю программой «Фотошоп» (которой я вообще не пользуюсь). Отсюда вроде бы получается, что каждый, кто применит монитор и компьютерную программу «Фотошоп», будет в состоянии столь же успешно читать некие мнимые надписи. Но по мнению А.И. Асова я всё-таки в первый период моей деятельности умел читать явные надписи рунами - разумеется, плохо, не так, как Асов, но всё-таки как-то, - а затем меня занесло в сторону, и я стал читать несусветную чушь. Например, складки на рукаве собственного пиджака (хотя в ответе я показал, что складки реальной одежды, а не нарисованной гравером, никакого читаемого текста не представляют). По мнению А.А. Бычкова, который больше года отмалчивался, когда речь шла о рунице, но потом у него произошло прозрение, я читаю некие трещинки на камнях и пятна грязи на бумаге - это его откровение с удовольствием подхватил П.В. Тулаев, а затем и А.И. Асов. В результате эти мои неакадемические коллеги по славянским исследованиям пришли к более радикальному диагнозу: я не просто фантазёр, как полагают мои академические коллеги, а психически неполноценный человек, которому требуется лечение. Это уже эпатирующие заявления, и потому мои выпуски «обратной связи» становятся просто разновидностью «скандальной хроники», которая, как известно, читается наиболее охотно. Я с удовольствием публикую такого рода «разоблачительный» материал в свой адрес, который передает не столько реальную ситуацию, сколько накал страстей моих оппонентов. Понятно, что чем больше на моём счету будет заслуг перед отечественной и славянской эпиграфикой, тем на меньшую роль смогут претендовать они сами. Так что тут я вижу только желание очернить меня со стороны конкурентов. Замечу, что о каждом из них я написал по несколько статей, где не применяю оскорбительных или порочащих их достоинство эпитетов, но зато рассматриваю предельно точно и корректно все их ошибки при чтении древних текстов. Ни одного опровержения в свой адрес я от них не получил, поскольку возразить им нечего. Кроме того, ни один из них ни одного моего чтения конкретно не рассматривал. Возникает впечатление, что они вообще не подготовлены к такого рода аналитической деятельности, хотя она обычно должна быть самой ранней, проходить по разделу «Обзор литературы». А обо мне с изумлением воскликнул еще мой первый оппонент, В.Г. Родионов: «Оказывается, Чудинов знает ВСЕ работы Г.С. Гриневича!» В его понимании, это было серьёзным обвинением против меня. Напротив, для меня оно звучало как чудесная музыка!

Третий тип вопросов: желание задать нечто неудобное, неприятное, и самим вопросом посадить меня в лужу. Обычно такого рода авторы начинают с вопросов о реальных трудностях процесса дешифровки и чтения древних текстов, но с каждым разом уровень их развязности всё увеличивается. Почему-то у авторов такого рода подвохов созвучные имена: Алекс, Алексей, иногда Александр. Постепенно вместо моих исследований у них возникает нездоровый интерес к моей личности, где они видят какие-то мнимые «нестыковки». Например, я числюсь «действительным членом» в ряде АН; мне задают вопрос - как же так, ведь меня называют академиком! И мне приходится раскрывать банальные истины, что в любой АН любой страны мира нет звания «академик», а есть только название «действительный член» в отличие от «члена-корреспондента». Равно как в больнице нет «врачей», но есть терапевты, хирурги, реаниматологи, анестезиологи и т.д., а в вузе нет «преподавателей», но есть ассистенты, доценты и профессора. Или: что они запрашивали РАН, а там я в качестве члена РАН не фигурирую. «Член РАН = действительный член РАН = академик РАН», а я им не являюсь, о чём я, где возможно, упоминаю. Я к этому членству не стремлюсь, но если РАН меня изберёт, я не откажусь. Замечу, что членство в государственной АН обычно даётся за успешное продолжение каких-то традиций, новаторы такой чести редко удостаиваются. Поэтому, например, академиком стал Тихов, который до этого был астрофизиком-традиционалистом, но потом стал доказывать существование голубой растительности на Марсе, то есть, новатором он стал уже будучи академиком, но им не стал ни Менделеев, ни Циолковский, ни Чижевский. Однако я являюсь академиком не менее, чем пяти не государственных академий наук, и это совершенно никак не сказывается на моих научных результатах. Точно так же мои оппоненты начинают въедливо проверять другие пункты моей биографии, как будто бы я им предлагаю не результаты моего эпиграфического анализа какого-то исторического документа, а факты моего участия в той или иной организации. Иногда они доходят до наглости обвинения меня во лжи. В ответ я показываю, что они сами лжецы; будучи уличёнными, они не извиняются, и не говорят, что их кто-то ввёл в заблуждение или они ошиблись сами, - они начинают придумывать новые вопросы, столь же нелепые. Видимо, только такой тип вопросов является «дорогой в никуда», и я стараюсь их свести к минимуму. Есть и еще одна черта, объединяющая их авторов: фамилии и приветы. Один из них Алекс Экслер, другой - Эрлихман, хотя и Вадим,  третий Алексей мне передал жидо-массонский привет. Так что такого рода вопросы мне показывают, какую именно категорию населения мои дешифровки тревожат прежде всего, настолько, что они составляют на меня досье.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.04MB | MySQL:11 | 0.459sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.658 секунд