В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Апрель 28, 2013

О падежах русского языка

Автор 13:11. Рубрика Исследования по русскому языку

О падежах русского языка

Чудинов В.А.

Падежи, как известно, служат для организации слов в предложение. Википедия пишет об этом так: «Паде́ж в языках флективного (синтетического) или агглютинирующего строя - категория слова (обычно имени), показывающая его синтаксическую роль в предложении и связывающая отдельные слова предложения. Падежами называют как функции слов в предложении, так и соотносимые с ними формы слов. Термин падеж, как и названия большинства падежей, является калькой с греческого и латыни - др.-греч. πτῶσις (падение), лат. casus от cadere (падать). Выделяют прямой падеж (именительный и иногда также винительный) и косвенные падежи (остальные). Эта терминология связана с античным представлением о «склонении» (declinatio) как «отклонениях», «отпадениях» от правильной, «прямой» формы слова, и поддерживалась ассоциациями с игрой в кости (где при каждом броске выпадает та или иная сторона - в данном случае одна «прямая» и несколько «косвенных»)».

Терминология. Греческая и латинская терминология возникла в связи с разработкой грамматики как учения о языке. Так, например, «Лаврентий Иванович Зизаний (иначе Лаврентий Тустановский; настоящая фамилия - Куколь; около 1570 - после 1633) - православный протоиерей, известный западнорусский учёный, писатель, педагог, переводчик; брат Стефана Зизания. Первоначально был преподавателем во Львовской братской школе, откуда в 1592 перешёл в Брест, затем в Вильну (ныне Вильнюс), где в 1596 издал азбуку и церковнославянскую грамматику. Грамматика Зизания - один из первых памятников восточнославянской филологии. Написана с сознательной ориентацией на греческие и латинские образцы. Целью её было доказать равную значимость церковнославянского языка с греческим; описательных или нормативных целей Зизаний не преследовал (его предписания иногда достаточно сильно отклоняются от реальной языковой практики того времени)» (Википедия, статья «Зизаний»).

«В языках, в которых падежи отсутствуют, имеются альтернативные способы указания роли слова в предложении: порядок слов, использование предлогов и послелогов. В ряде языков, в том числе и в русском, сочетаются падежи и другие способы» (Википедия, статья «Падежи»). - О том, как возникли падежи, Википедия не сообщает. Зато из нее можно узнать, какие части речи охватываются данным термином.

«В РЯ склоняются (изменяются по падежам) имена: существительные, прилагательные, числительные и местоимения. Склонение выражается окончанием.

Современная школьная грамматическая традиция выделяет 6 падежей:

Русское название Латинское название Вспомогательные слова Характеризующий вопрос
Именительный Номинатив  (Nominative) Есть Кто? Что?
Родительный Генитив   (Genitive) Нет Кого? Чего?
Дательный Датив   (Dative) Давать Кому? Чему?
Винительный Аккузатив (Accusative) Винить Кого? Что?
Творительный Аблатив (объединяет инструментатив, локатив и аблатив) Доволен/Сотворён Кем? Чем?
Предложный Препозитив  (Prepositional) Думать О ком? О чём?; В ком? В чём?

Существует устойчивое мнение, что в русском языке можно выделить несколько падежей, которые не упоминаются при обучении в школе. Это:

Не учитываемые школьной грамматикой падежи. Звательный (вокатив, он существует и в других славянских языках). «Его формы используются при обращении к человеку (им. падеж: Аня; звательный: Ань!). Этот падеж считался седьмым русским падежом в грамматиках, изданных до 1918 года. Также старый звательный падеж (в отличие от нового, приведённого в качестве примера) сохранился в словах «Боже», «Господи», «старче», «отче» и других. Третья форма звательного падежа сохранилась в словах «деда», «доча» и т. п. Название этой формы «падежом» условно, так как в строго грамматическом смысле звательная форма падежом не является. Вокатив также сохранился в украинском: «Добре єси, мій кобзарю, Добре батьку, робиш!» (Тарас Шевченко, «Кобзарь») - в звательной форме, «кобзарь» превращается в «кобзарю», а «батько» превращается в «батьку». Кроме того, для ограниченного числа слов вокатив существует в белорусском».

Количественно-отделительный (партитив, или второй родительный). !В этом падеже ставится существительное, означающее целое по отношению к некоторой части, также упоминающейся. Этот падеж мы можем услышать в двух равносильных формах некоторых словосочетаний: например, «головка чеснока», но также «головка чесноку»; особенно хорошо он заметен применительно к неисчисляемым существительным: сахару, песку (не путать с дательным) и др. В контексте можно проследить разделение родительного и данного падежа: «нет сахара» и «положить сахару». В общепринятой школьной системе все эти формы относятся к родительному падежу.
Есть мнение, что этот падеж - один из двух, могущих быть прямым дополнением при глаголе. Причём глаголы могут иметь в качестве прямого дополнения как лишь существительное в партитиве, так и в аккузативе. (Это часто зависит от одушевлённости и исчисляемости существительного).

Местный (локатив, или второй предложный). «Предложный падеж совмещает изъяснительное значение (о чём?) и местное (где?). У большинства слов формы совпадают: «говорить о столе» - «находиться в столе». Однако у ряда слов фактически две формы предложного падежа: «о шкафе» - «в шкафу», что позволяет выделить особый местный падеж. Из-за небольшого количества слов, у которых формы не совпадают (их чуть более ста), в академической традиции в русском языке такой падеж не выделяется.

Исходный (аблатив).  Падеж, в котором ставится существительное, означающее место начала движения, например: «вышел и́з лесу» (отличается от местного падежа ударением).

«Кроме этих падежей специалисты (например, В. А. Успенский, А. А. Зализняк) иногда выделяют ещё несколько (ждательный, временной, включительный, счётные и др.). Точное количество выделяемых падежей зависит от выбранного определения падежа. Пример винительного, предложного и звательного падежей показывает, что для определения падежа существительного недостаточно характеризующего вопроса. Для винительного нет ни одного уникального вопроса, для предложного нет общего вопроса (предлог в вопросе зависит от предлога в предложении), для звательного вопросов нет вообще» (Википедия, статья «Падеж»).

Мой комментарий. С одной стороны, это свидетельствует о том, что система характеризующих вопросов, достаточно простая в своей основе, не охватывает все варианты падежных отношений. Не исключено, что  русская падежная система сильно отличается от падежных систем других языков, и отсюда следует вывод, что НИИ системы АН СССР и РАН за весь ХХ век не смогли решить эту проблему в теоретическом плане. Что, говоря об академической науке, слышать весьма странно и даже прискорбно.  Или, иначе говоря, русский язык оказался сложнее нынешних теоретических представлений о нём. Хотя практически эти дополнительные падежи выделены.

В практическом плане данную проблему попытался решить Илья Бирман. О нём говорится: «арт-директор Бюро Артема Горбунова Илья Бирман, известный также как создатель справочного сайта «Правила русского языка» (вместе с Романом Парпалаком и Шуриком Бабаевым), разработчик популярной типографской раскладки для клавиатур и простого и удобного движка блогов «Эгея», ди-джей и подкастер, выступает также как дизайнер и блоггер». Я хотел бы прокомментировать его статью «Хитрые падежи русского языка», скопированную рядом пользователей, но впервые опубликованную 1 октября 2006 на сайте http://ilyabirman.ru/meanwhile/2006/10/01/2/.

Хитрые падежи. «Недавно наткнулся на упоминание того факта, что в русском языке существует больше падежей, чем те шесть, которые мы проходили в школе. Стал копать дальше и, в общем, насчитал их целых тринадцать. Это позволило мне глубже прочувствовать суть понятий падеж и склонение, и ещё сильнее полюбить русский язык.

Про шесть официальных падежей мы более-менее «всё знаем», поэтому сразу напишу про то, что мне удалось накопать про другие семь: количественно-отделительный, лишительный, ждательный, местный, звательный, превратительный и счётный. Комментировать всё буду без ссылок на источники, потому, что я их уже совершенно не помню; всю эту информацию можно по крупицам собрать, подсовывая Яндексу названия падежей и обращая внимание на то, чтобы в находимых местах речь шла о русском языке. Во всех рассуждениях буду использовать собственное чувство языка, поэтому абсолютной правильности обещать не могу, но надеюсь, что кому-то всё это будет интересно. Буду очень рад компетентным комментариям или просто мнениям сочувствующих».

Начало интересное, хотя ссылка на источники была бы весьма полезной. Однако сейчас в данной более информационной, чем аналитической статье, полезно ознакомиться  с самими этими падежами.

Партитив. «Количественно-отделительный падеж является разновидностью родительного, в том смысле, что он отвечает на его же вопросы и указывает на некоторые из его функций. Иногда его можно легко заменить родительным, но иногда это будет звучать коряво. Например, вам предложить чашку (кого? чего?) чая или (кого? чего?) чаю? Обратите внимание, что из классических шести падежей форма «чаю» подпадает под дательный падеж (кому? чему?), но здесь она отвечает на вопрос родительного (кого? чего?). Некоторые скажут, что форма «чаю» звучит как-то архаично, по-деревенски. Не уверен, что это правда; я бы скорее сказал «чаю», чем «чая», либо вообще бы переформулировал предложение так, чтобы использовать винительный падеж («Чай будете?»). Вот другой пример: «задать жару». По-деревенски? Пожалуй, нет. А вариант «задать жара» режет слух. Ещё примеры: «налить соку», «прибавить ходу»».

Мы видим, что под «количественно-отделительным» падежом имеется в виду тот самый партитив, о котором речь шла в статье Википедии.

Лишительный. «Лишительный падеж используется вместе с отрицанием глагола во фразах вроде «не знать правды» (но «знать правду»), «не иметь права» (но «иметь право»). Нельзя сказать, что в варианте с отрицанием мы используем родительный падеж, потому, что в некоторых случаях слова остаются в форме винительного: «не водить машину» (а не машины), «не пить водку» (а не водки). Этот падеж возникает только в том случае, если мы считаем, что каждой функции существительного должен соответствовать какой-то один конкретный падеж. Тогда лишительный падеж - это такой падеж, формы которого могут соответствовать формам родительного или винительного. Иногда они взаимозаменяемы, но в некоторых случаях нам заметно удобнее использовать только один из двух вариантов, что говорит в пользу лишительного падежа. Например «ни шагу назад» (подразумевает «не делать») звучит намного более по-русски, чем «ни шага назад»».

О лишительном падеже в статье Википедии речь не шла.

Ждательный падеж - «явление довольно сложное. Ждать (бояться, остерегаться, стесняться) мы можем кого-то или чего-то, то есть, вроде бы, должны использовать родительный падеж с этими глаголами. Однако иногда этот родительный падеж вдруг принимает форму винительного. Например, мы ждём (кого? чего?) письма, но (кого? что?) маму. А наоборот - «ждать письмо» или «ждать мамы» - как-то не по-русски (особенно, второе). Конечно, если эти формы считать допустимыми, то никакого ждательного падежа нет, просто с глаголом ждать (и его собратьями) можно использовать и родительный, и винительный падежи. Однако если эти формы допустимыми не признавать (к чему я, лично, склоняюсь), то возникает ждательный падеж, который для некоторых слов совпадает с родительным, а для некоторых - с винительным. В этом случае нам нужен критерий того, как склонять данное слово».

Вроде бы, здесь «лишительный» падеж является просто разновидностью винительного или родительного. Однако Илья продолжает: «Попытаемся понять разницу между выражениями «ждать письма» и «ждать маму». Когда мы ждём письма, мы не ожидаем от письма никакой активности. Мы ждём не само письмо, а именно письма, доставки письма, пришествия письма, то есть какого-то явления, связанного с его появлением в нашем почтовом ящике. Письмо здесь играет пассивную роль. Но когда мы ждём маму, мы ждём не «доставки мамы таксистом до места нашей встречи», а именно саму маму, рассчитывая, что она поспешит прийти вовремя (при этом вполне возможно, что она воспользуется такси). То есть получается, что если объект, выраженный существительным, может влиять на собственное появление, то мы его ждём в форме винительного падежа (он будет «виноват», если опоздает), а если объект сам по себе ничего сделать не может, то мы его ждём уже в форме родительного. Возможно, это связанно с концепцией одушевлённости? Вполне может быть, так случается; например, в винительном падеже тоже есть схожий эффект - для неодушевлённых предметов во втором склонении он совпадает с именительным («сесть на стул»)».

Получается, что лишительный падеж пока лингвистов особенно не интересует, и каких-то подробностей его употребления Илья не нашёл.

2 комментариев к “О падежах русского языка”

  1. Alexey написал:

    Эта статья навела меня на мысль, истоком которой в равной мере является и двадцатилетний редакторский опыт. Формулирую.
    Язык - живой, и основа его - понятия. А падежи - это даже не модель, а атрибут модели, язык описывающей. Но ни одна модель не может описать моделируемый объект полностью. И если с атрибутами модели возникают сложности применительно к моделируемому объекту, то, верно, и с самой моделью не совсем ладно.
    Извиняюсь за вычурность изложения и еще раз подчеркиваю: это не возражение, не подтверждение статьи. Это просто мысль, рожденная ею и моим предшествующим опытом...

  2. Сомсиков написал:

    Еще пара примеров.

    1. Гамлет: «Между чем и чем?»

    Евгений Клюев - «Между двух стульев».
    (или двух огней и трех сосен).

    Может быть, здесь действует простая экономия языковых средств «Между двуМЯ стульЯМИ» ведь длинней.
    Между прочим,…

    2. ЧАЕПИТИЕ

    – Оставайтесь,
    выпейте ЧАЮ…–
    Говорит, как дает на чай.
    Что ж,
    иного я и не чаю,
    Я ведь всё понимаю, чай.
    Чай, не маленький…
    Ставьте чайник!
    Выпью,
    чайкой склюю бисквит…
    Может, чаем залью отчаянье
    невзначай возникшей любви.

    3. «В русском языке обращение «на Вы» постепенно вошло в употребление с XVIII века из-за сильного влияния французского языка и культуры, прежде всего в кругах аристократии»

    Я где-то читал на тему об истории французского языка, что прежде было принято обращение: «Бонжур ву э вотр компани» – «Привет Вам и Вашей компании», имея в виду то ли тень, то ли тонкое тело.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.15MB | MySQL:11 | 0.180sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Февраль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728  

управление:

. ..



20 запросов. 0.320 секунд