В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Ноябрь 22, 2008

Палеолит воспринять нелегко

Автор 15:10. Рубрика Методология науки

Вернусь к докладу А.Г. Кифишина. Самое интересное в его выступлении было то, что его примеры письменности никак не походили под мои представления о славянском слоговом письме, то есть рисунки, которые читал он, было совершенно невозможно разложить на славянские слоговые знаки. И напротив, он не привел ни одного изображения, которые считал текстами я. Иными словами, мы обращались к разным рисункам, которые, вероятно, принадлежали разным этносам. Но главное, что он читал пусть и другой текст, но все-таки текст палеолитический, то есть я получил подтверждение своей первой гипотезе из независимого источника. Получил я ответ и на второе предположение: хотя я едва осмеливался допустить древность надписей в 10 тысяч лет до н.э., а он уверенно давал 14, для меня внутренняя преграда по причислению надписей к верхнему палеолиту была снята. Оставалась только неясность насчет русского или близкого к нему языка, но это уже был вопрос не столь существенный по сравнению с двумя первыми.

А далее институт археологии пригласил меня на первую Международную конференцию по археоастрономии, состоявшуюся там 15-18 октября 1996 года, где я сделал свое сообщение о приведенных выше дешифровках. Помимо чтения лицевой стороны плитки я предложил чтение и оборотной ее стороны как текст СЬВЕЖАЯ КРОВЬ БОГИНЕ ТЕКЛА. НАЧАЛА И ВЪКОНЧАСЯ, то есть СВЕЖАЯ КРОВЬ БОГИНИ ТЕКЛА. НАЧАЛА И ЗАКОНЧИЛАСЬ. Конечно, сейчас я вижу, что текст достаточно противоречив, и к его обсуждению я еще вернусь; но дело, вообще говоря, не в тексте. Дело в другом: тезисы, а по сути дела краткие сообщения без купюр, были опубликованы еще до конференции; я представил туда два материала, один по этимологии ряда астрономических терминов (Чудинов 1996-А), другой - по данному чтению палеолитического текста (Чудинов 1996-Б). Повторяю, тезисы были опубликованы без возражений, то есть организаторы конференции посчитали данный подход к письменности в палеолите возможным. Это меня воодушевило; правда, на самом заседании мне предложили выступить только с одним сообщением из двух и я предпочел второе, с дешифровками.

Выступление на конференции. Поскольку конференция проходила в октябре 1986 года в течение нескольких дней, члены оргкомитета предварительно договорились с председателем данного заседания Дмитрием Сергеевичем Раевским, специалистом по скифской культуре, который по моей просьбе сдвинул мое выступление 17 октября (в единственный день, когда я имел возможность присутствовать на ней) и дискуссию по нему на более раннее время, поскольку сразу после этого я был вынужден уехать на работу для чтения лекций. Реакция как самого председателя, так и участников конференции на заявленную тему была очень благожелательной. Такова же была и атмосфера выступления. Предполагая, что ко мне отнесутся примерно так же, как в журнале "Вопросы языкознания", я подготовился более всего к защите правильности чтения текста, где свежим глазом участники конференции могут заметить некие сомнительные места, которые пока мне неизвестны.

В самом начале выступления я продемонстрировал изображение на чуринге (плите) и привел чтение надписей на обеих сторонах. Вывод я сделал такой - очевидно, что в древности, возможно, в палеолите, если полагать, что изображение мамонта связано с палеолитом - большую роль играл мамонт, точнее - мамонтица, где отмечалось, что ее физиология совпадала с лунными фазами, а именно с новолунием. Пока что роль мамонта в календаре исследованиями по археоастрономии не отмечены. Я не думая, что я сделал какое-то особенное утверждение; поклонение мамонту до меня отмечали очень многие исследователи, я лишь только чуть уточнил содержание рисунка, будучи в состоянии прочитать текст, тоже вовсе не какого-то экстраординарного содержания. Так что ни характер изображения, ни моя интерпретация его не блистали новизной, кроме одного момента: информацию я получил не долгими кабинетными размышлениями, а чтением надписи.

Поскольку я допускал, что наибольшие сомнения вызовет именно дешифровка, я продемонстрировал и рисунки на двух других камнях из Каменной Могилы, где, согласно моим чтениям в одном случае призывался МАРАЛЪ, БОЖЕ! или КИТЕ, БОГЪ! При этом, если развернуть последнюю чурингу на 1800, можно увидеть на ней изображение кита, и не абстрактного кита, а кашалота, развернутого художником под ракурсом в 3/4. Кроме того, я продемонстрировал и серию других дешифровок, и чем больше я их показывал, тем угрюмее и невнимательнее становится зал. Когда я кончил, я понял, что мое выступление очень не понравилось присутствующим. Это я понял уже по первому вопросу, который вначале носил уточняющий характер, а затем перешел в провокационный: правда ли, что я имею дело со слоговым письмом, и если да, то сколько знаков в силлабарии. Понятно, что если знаков мало, то письмо буквенное, если много, то слоговое. Я ответил на уровне своего представления протославянской письменности на тот момент, поскольку составлением силлабария специально для Каменной Могилы не занимался, так что если принять гласные О, А, Ъ с одной стороны и Е, И, Ь с другой стороны за тождественные, как это имеет место в данном виде письма, и если не всегда различать глухие и звонкие для определенной категории знаков, то их насчитывается чуть более четырех десятков знаков. Если же полагать, что варианты графем имеют собственные значения, то более сотни. Тем не менее, услышана была только первая из названных мною цифр, после чего женщина, задавшая вопрос, удовлетворенно села, как если бы всем показала, что посадила меня в лужу. Я понял, что из всех утренних докладов обсуждать будут только мой, и притом весьма пристрастно, и не ошибся.

И действительно, в этом обсуждении, хотя и ожидаемом, появилось много любопытного. Моя дешифровка с ее возможными плюсами и минусами, как выяснилось, присутствовавших не заинтересовала. Прежде всего выступила представитель не археологов, но востоковедов, доктор исторических наук Елена Вадимовна Антонова, которая тут же заявила, что мы присутствуем при знаменательном событии - все, о чем до сих пор говорила археология и языкознание, следует отбросить: оказывается, в палеолите читали и писали. Большей галиматьи ей за свою жизнь слушать не приходилось. Она удивлена, что организаторы конференции пригласили подобных докладчиков, и напомнила, что помимо личных домыслов выступающего, то есть, меня, существует еще и наука; так, например, великолепные фрески Альтамиры никому в голову не приходит читать по баскски. На меня ее реплика произвела двоякое впечатление: с одной стороны, она была права в том смысле, что действительно - все, о чем до сих пор говорила и археология, и языкознание, следует отбросить, и что люди в палеолите действительно и читали, и писали. Наука не стоит на месте, и то, что казалось невозможным на одном уровне ее развития, становилось стройной теорией на другом. Так в XVIII веке никто не мог прочитать ни одного слова из древнеегипетских надписей, но благодаря усилием Ж.Ф. Шампольона в начале XIX века надписи не только стали читаться, но и принесли массу сведений по религии и мировоззрению Древнего Египта. С другой стороны, объявлять галиматьей все, что выходит пока за рамки собственных представлений исследовательницы неразумно. Поскольку в том же сборнике, в котором были опубликованы две мои заметки, помещена и ее, можно посмотреть, с каких позиций она написана.

Тезисы Е.В. Антоновой. «При описании орнаментальных мотивов на сосудах и условных знаков на различных вещах (антропоморфных фигурах, печатях-амулетах, престижных вещах и т.д.), а также при попытках проникнуть в их символическое значение, археологи нередко исходят из сходства их облика с формой знаков, известных из более поздних традиций. Так, крестообразная фигура с дополнительными выступами трактуется как звезда, круг с точкой посередине и/или лучами - как солнце. Между тем, смысловое значение условных мотивов на памятниках дописьменной древности и позднейших похожих на них знаков может оказаться связанным лишь в малой степени, или не связанными вообще. Основная причина (помимо хронологического и культурного разрыва) - бытование их в культурах разного типа, где кодирование информации и ее передача осуществлялись разными способами», - так начинается ее заметка (Антонова 1996, с. 6). Итак, получается, что археологи, дети малые, неразумные, не понимают, что смысл изображения звезды - не звезда, и смысл изображения солнца - не солнце, а она, востоковед Е.В. Антонова, знает это доподлинно, равно как и то, что описываемая ей эпоха - дописьменная. Иными словами, научная истина лежит у нее в кармане, и только у нее, другим в этом отказано. И уже знакомые мне нотки: оказывается, "орнаментальные мотивы" нельзя не только читать, но даже и как-то семантизировать. Иными словами, именно она, Е.В. Антонова, является голосом археологической критики. Кто ей дал такое право? А никто, она сама взяла, и считает, что вещает от имени археологической науки. Просто в свое время ее никто не одернул, и она смогла дозреть в рамках своего института до уровня доктора исторических наук.

Послушаем, однако, ее аргументацию: «В обществах, где информация передается не изустно, а при помощи различных технических средств (первым из которых является письмо), небесные светила имеют свои, совершенно определенные символические обозначения, ясные и вне конкретного контекста. В обществах с устным типом коммуникации, где доминирует способ передачи без посредников, непосредственно, визуальные знаки относительно немногочисленны, имеют обобщенную форму и широкое смысловое поле. Их смысл уточняется, сужается в конкретной ситуации применения, которая, ясная ее участникам, придает знакам необходимую определенность» (там же, с. 6). Этот тезис на мой взгляд довольно спорен. Возьмем, например, обозначение Солнца как кружка с точкой посередине. Для отличия Солнца от Луны и планет он "ясен вне конкретного контекста". Но при характеристике самого Солнца в рамках гелиоастрономии этот значок становится крайне неопределенным, ибо он может означать Солнце и в границах хромосферы, и в границах фотосферы, и в границах солнечной короны - а это совершенно различные понимания Солнца, хотя речь идет об "обществе, где информация передается при помощи различных технических средств". И в любой современной дискуссии смысл обозначения "уточняется, сужается в конкретной ситуации применения", так что это - отнюдь не свойство только наших предков, но и нас самих. Однако для представителей некоторых эзотерических учений того же ХХ века кружок с точкой посередине может означать "глаз Вселенной" и не совпадать с Солнцем, так что понятие "совершенной определенности" вне контекста становится очень условным. С другой стороны, мы знаем, что в ряде древних культур различалось "утреннее", "дневное" и "вечернее" Солнце, то есть понятие Солнца было не более обобщенным, а более конкретизированным по сравнению с современным. Подозреваю, что вместо рассмотрения конкретных историко-научных ситуаций Е.В. Антонова создала себе некоторую "правдоподобную", но неверную во многих случаях схему, которую она и выдает за позицию "современной науки". Стало быть, все, кто с ней не согласен, говорит "не научно", ибо, повторяю, никто кроме нее истины знать не может по определению.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.14MB | MySQL:11 | 0.159sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Март 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.304 секунд