В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Июнь 24, 2009

Петербургская газета о Втором конгрессе

Автор 16:07. Рубрика Конгрессы и конференции

Фундаментальная или прикладная? «Историки-традиционалисты уверены, что историческая наука должна дистанцироваться от злободневности. Одержимость современными проблемами - не для историка, потому что она снижает научную ценность его работ и, напротив, повышает вероятность того, что он из объективного наблюдателя превратится в рупор интересов одной из противоборствующих политических сил (опасение, как показывает российский опыт, вполне оправданное). Такие взгляды весьма популярны в ученой среде. Однако не может же любая наука быть только «вещью в себе», инструментом для удовлетворения любопытства ученых и способом тренировки ума? Неужели история не может принести людям практическую пользу?

Сторонники второй точки зрения убеждены в практической значимости науки. История - не отвлеченная дисциплина, ее выводы содержат прямые уроки для всех, кто может и желает учиться. Все мы слышали фразы о том, что «прошлое - это ключ к проблемам настоящего и способ заглянуть в будущее». Ключ - это хорошо. Однако прошлое и настоящее - это не абстрактные понятия. Настоящее - это не просто глобальные вопросы в духе «Что делать?» Чернышевского, «Как нам обустроить Россию?» Солженицына или «В чем сила, брат?» героя популярного фильма. Гораздо важнее решить конкретные проблемы, стоящие перед обществом - такие, как формирование среднего класса, повышение уровня жизни или наркомания среди молодежи. Прошлое - бездонный колодец.

Социальные науки в том виде, как они существуют сейчас, рождались в 19 веке. Престиж научных знаний - и технических, и гуманитарных в ту эпоху был невероятно высок. Ученые верили в прогресс, и эту веру разделяли с ними простые люди. Основания для оптимизма были более чем веские - открытие законов природы уже позволило привлечь на службу человеку новые источники энергии и создать механизмы, облегчающие человеческий труд. И это только начало! От ученых - гуманитариев ждали, что они откроют социальные законы, которые позволят создать новое, более совершенное общественное устройство. Именно это и обещал людям отец социологии Огюст Конт, утверждавший что история - ключ к судьбам человечества.

Увы - чересчур оптимистические ожидания были обмануты; ключ то ли не был найден, то ли попросту не подошел к той двери, за которой скрыты сокровенные тайны истории. Социальные последствия технического прогресса оказались несравнимо более противоречивыми, чем это считали энтузиасты научно-технической перестройки. Мир слишком медленно менялся в лучшую сторону - если вообще предположить, что он двигался в нужном направлении. Более того, все без исключения попытки воплотить в жизнь глобальные социальные утопии заканчивались оглушительным провалом».

Всё правильно: теория, например, в виде исторического материализма, оказалась неверной при построении на ее основе русской модели. Но кто сказал, что модель соответствовала теории? Кто из русских академических историков делал какие-то обобщающие выводы? Историки, как и прежде, занимались только историографией; их сочинения крайне далеки от историологии. Однако всякие попытки построения хотя бы каких-то намёков на историологические модели подвергаются ожесточенной критике, как, например, модель Льва Гумилёва.

А вот и его весьма интересное заключение: «Может ли нынешнее поколение историков, с их образованием, жизненным опытом и складом характера работать как-то иначе? Сомневаюсь. Может быть, для выживания науки Клио необходимы не только новые идеи, но и ученые нового типа?

«Дилетантизм идет на смену профессионалам!» - бьют тревогу борцы с демоном фолк-хистори. Совсем не обязательно - просто само понятие требований, которые предъявляются к профессионалу, меняется. Нужны ученые с другим образованием, иным мировоззрением, может быть - с другим жизненным опытом и более высоким уровнем амбиций. Какие причины могут заставить квалифицированного знатока финансов или менеджера средней руки сменить высокооплачиваемую работу на участь ученого-историка - тот еще вопрос; однако что бы ни говорили марксисты, в нашем мире существуют не только материальные интересы.

Может быть, некоторые исторические проблемы разумно осваивать научными коллективами, состоящие из специалистов разного профиля - но только не такими, о которых я уже рассказывал. Научному коллективу необходимо то же, что и любому другому, например, воинскому - цель, иерархия и правильная организация; главная разница состоит, наверное, в том, что командир не тот, у кого больше звездочек, а тот, кто талантливее и умнее, - потому что в науке нет и не может быть устава (что так и не смогли понять марксисты)».

Из этого пассажа видно, что сам автор статьи в Википедии сочинение А. Балода не читал, а сослался на него только по его заглавию. Такие вот нынче критики фолк-хистори. Ибо в заключение Балод пишет:

«Вы, наверное, убедились, что автор - не воинствующий критик, а скромный любитель истории. Зачем же тогда так необходимы упомянутые выше ножи? Ножи - холодное оружие, инструмент насилия, которым так богата история человечества. Заменим их на другой предмет, инструмент не устрашения, а помощи и оздоровления. Размышления и советы - это слишком плоско и скучно. Поэтому давайте поменяем в названии «ножи» на «пиявки», - своего рода лекарственные средства, которые в меру своих скромных сил помогают выжить и сохранить здоровье».

Обсуждение. Итак, думающие исследователи понимают, что именно историография перестала соответствовать запросам действительности, и вина за возникновение новых направлений неакадемической историографии лежит именно на ней. Ведь если автопромышленность прекратит производство автомобилей, то крестьяне начнут строить телеги. А какие-то деревянные экипажи в некоторых отношениях, возможно, даже превзойдут заводские изделия. Так и в случае с историографией. Если академическая наука проявила свою нерасторопность, то в условиях рыночной конкуренции ее легко обойдут люди, понимающие запросы общества, и готовые на них ответить в меру своего таланта. Таковы законы рынка. Кто опоздал, тот проиграл.

Далее - критики так называемой фолк-хистори не разбираются в методологии науки и относят к ней все сочинения оппонентов без разбору. Хотя на самом деле с образцами подлинно народных взглядов на историю они не знакомы. А это направление достойно особого изучения, наряду с народными взглядами на общество и на мироздание. Но защитники академической истории, продемонстрировав свою некомпетентность, бросают тень и на саму академическую историографию.

Ни сочинения Фоменко, ни мои работы не относятся к жанру беллетристики, публицистики или памфлета. В этом отношении автор статьи в Википедии также показал полное незнание предмета. И если таково мнение официальной историографии, то я ему не завидую. Ибо таково мнение не дилетанта, но полного неуча. К тому же весьма показательна ссылка на работу Балода (судя по фамилии, его не глядя зачислили в лагерь защитников академической историографии), который как раз осуждает официальное направление и приветствует оппозицию, а заглавие взял для острого словца, заменив в тексте статьи «ножи» на «пиявки».

Наконец, оппоненты академической историографии никоим образом не относятся к масс-культуре. Их сочинения не звучат по радио и не передаются по телевидению, по их работам не снимаются кинофильмы, и литературные критики не рецензируют их новые книги. Короче говоря, ни один из признаков масс-культуры неприменим ни к трудам Фоменко, ни к моим. Так что Д. Володихин тут продемонстрировал такое же невежественное отношение к методологии науки, как и автор статьи в Википедии.

Заключение. Последние почти два десятка лет академическая историография демонстрирует свой бессилие в изложении и объяснении событий отечественной истории. С ней весьма успешно конкурирует целое направление оппонентов, причем направление внутренне весьма неоднородное. Желая его принизить, его противники назвали его фолк-хистори, именем совершенно другого явления, исследованием которого академическая наука никогда не занималась. А реально к этому направлению была отнесена научно- популярная литература, а также часть трудов профессиональных ученых, т. е. Фоменко и мои - просто по недомыслию. Ибо защитники академической историографии оказались банальными невеждами в области методологии науки и потому не смогли правильно атрибутировать статус ни одного из направлений своих оппонентов.

Литература

1.      ↑ Образовано в виде лексической кальки от англ. folk history, причём в самом английском языке это сочетание обозначает «народные предания, сказания» (см. примеры: [1], [2], [3]).

2.      ↑ Друзьям истории. - Автопилот, № 06 (147) - июнь 2006 года.

3.      ↑ 1 2 3 4 5 Балод, А. Восемь ножей в спину науке, которая называется «история». Сетевая Словесность (23 ноября 2005 года). Проверено 27 марта 2009.

4.      ↑ Колодяжный, И. Масс-история. Литературная Россия (27 октября 2006).

5.      ↑ 1 2 Конференция, посвященная проблеме фольк-хистори // Международный исторический журнал. - 1999. - № 6.

6.      ↑ 1 2

7.      Володихин, Д. Феномен фольк-хистори // Отечественная история. - 2000. - № 4
Фото О.Гусева

ОТ РЕДАКЦИИ. Проведение Третьего международного конгресса «Докирилловская славянская письменность и дохристианская славянская культура» запланировано на май 2010 г. Следите за дополнительной информацией в наших газетах и на нашем сайте.

peterburchez6.jpg

Рис. 6. Конгресс открывает Вячеслав Николаевич Скворцов - ректор Ленинградского Государственного университета им. А.С. Пушкина

РЕЗОЛЮЦИЯ Второго международного конгресса «Докирилловская славянская письменность и дохристианская славянская культура»,Санкт-Петербург, 12-14 мая 2009 года. Заслушав 103 доклада из 9 зарубежных стран и 16 регионов России на 5 секциях и 3 круглых столах в Ленинградском Государственном университете им. А.С.Пушкина, продолжающем традиции Царскосельского лицея, Второй международный конгресс «Докирилловская славянская письменность и дохристианская славянская культура» постановляет:
1. Считать установленным, что материалы Второго международного конгресса подтверждают и развивают основные положения Первого международного конгресса;
2. Считать, что сформировалось новое научное направление: «Древнейшая история славянской цивилизации»;
3. Учредить конкурс научных статей и монографий по проблематике конгресса. Отбор материалов и награждение лауреатов осуществляет оргкомитет;
4.Предложить институту «Древнеславянской и древнеевразийской цивилизации» сформировать комиссию по датировке древнейших артефактов и надписей.
По поручению Конгресса - сопредседатели Конгресса:
Скворцов В.Н., ректор Ленинградского Государственного университета им. А.С. Пушкина
Чудинов В.А., доктор философских наук, профессор, академик РАЕН и АФН, директор Института древнеевразийской и древнеславянской цивилизации, Председатель комиссии по культуре древней и средневековой Руси РАН, член президиума АФН.

peterburchez7.jpg

Рис. 7. Илья Иванович Тёрох

ОН ПРОНИК В ДУХОВНЫЙ МИР ДРЕВНИХ СЛАВЯН. Почётным гостем на прошедшем 12-14 мая 2009 г. Втором международном конгрессе «Докирилловская славянская письменность и дохристианская славянская культура» был бы Илья Иванович Тёрох - малоизвестный сегодняшним исследователям древней славянской культуры, языка и мифологии. Сегодня Илья Иванович возвращается в Россию своей уникальной книгой «Карпаты и Славяне. Предание. Отрывок из сочинения «Сварог»». Он стоит в одном ряду с такими выдающими знатоками славянской культуры и мифологии русского зарубежья, жившими в ХХ веке, как Юрий Миролюбов и Сергей Лесной.

Отсутствие книги Ильи Ивановича Тёроха в России обеднило и без того скудную палитру исследований, выполненных в ХХ веке и посвящённых древней истории и мифологии Славяно-Русов. Путём замалчивания из читательского и научного оборота выведены многие учёные этого периода, имеющие весьма и весьма убедительный взгляд на древнюю историю Славяно-Русов как на историю великого народа. Зато у всех на слуху и на виду официальные «историки» и «философы», по мнению которых русские даже в IX-X веках н.э. это всё ещё сброд племён, хватавших у всех по кусочку культуры. Одну из таких забытых книг, защищающих историческую честь и достоинство Руси, нам удалось издать в 2002 г. Она называется «Вавилонский Феномен», автор её П. П. Орешкин. Теперь мы с чувством гордости выпускаем в читательский мир России книгу специалиста по русской мифологии, композитора, общественного деятеля русской Галиции И.И. Тёроха (1880-1942) «Карпаты и Славяне. Предание. Отрывок из сочинения «Сварог»», изданной в 1941 г. в Нью-Йорке Обществом Ревнителей русской старины». С тех пор книга не переиздавалась. В СССР советские учёные-лингвисты и историки И. Тёроха не цитировали и не учитывали в своих исследованиях. Усилиями редакции газет «Потаённое» и «За Русское Дело», усилиями наших читателей и единомышленников книга И. Тёроха - издана!

Условия получения книги читайте ниже. Олег Гусев, Роман Перин.

Обсуждение. Уже который год газеты «Потаенное» публикуют наши материалы; а Олег Михайлович Гусев был участником двух Конгрессов. Данное патриотическое издание чиновники уже несколько раз пытались закрыть, однако в судебном порядке не смогли предъявить ему никаких серьёзных обвинений. Как видим, со стороны редакции дело не огранивается только изданием газет, но публикуются также и забытые книги. Иными словами, петербуржцы делают большое и благородное дело по пропаганде забытых ныне подвижников реальной русской и славянской истории.

Заключение. Нынешняя стратегия наших оппонентов - замолчать как само проведение, так и результаты Второго конгресса. Не получится! Не только материалов, но и участников неакадемических исследований с каждым годом становится всё больше.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.09MB | MySQL:11 | 0.173sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апрель    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.312 секунд