В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Сентябрь 28, 2010

Обновление Политеха

Автор 07:06. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Обновление Политеха
В.А. Чудинов

Сайтhttp://www.gzt.ru/topnews/culture/-prevraschatj-politehnicheskii-muzei-v-nauchnyi-/325390.html порадовал меня 19 сентября 2010 года большим материалом Натальи Пыховой, взявшей интервью у нового заместителя директора Политехнического музея по развитию Владимира Шмелёва.

Актуальна ли тема обновления музея? Более чем. На том же сайте дано несколько реплик читателей. Вот одна из них: «Московский Политехнический музей давно уже превратился в пыльную провинциальную кунсткамеру, в скучный краеведческий музей. Грозные старухи в углах орут на школьников, пытающихся погладить медный шлем подводника и поиграть на распиленном пианино. О реконструкции Политехнического разговоры ходили уже в 70-е годы, но кроме примитивного ремонта ничего сделать не смогли. Хорошо ещё, что не допустили реконструкции с закрытием, а то Политехнический постигла бы судьба Планетария, разорённого ловким проходимцем, при участии Московского Правительства. И судьба Детского мира и Военторга угрожала Политеху - его спасло только отсутствие средств для распила. Теперь все силы брошены на строительство в Москве 600 православных храмов, так что, будет на что деньги потратить. А в Политехе давно бы надо выставлять напоказ слёзы Христа, его молочные зубы и раскрывать школьникам секреты непорочного зачатия» - Конечно, эта реплика злая и необъективная, но свидетельствующая о том, что проблема давно назрела.

А вот что написал Александр Макеев: «Наука базируется на разработках предшественников. Но бывает, что в каких-то областях научного знания, которые десятки лет преподаются в школах и вузах в неизменном виде, сохраняется архаичная псевдо-систематизированная кладовка полу-знаний и пред-знаний. Даже академические научные институты не справляются с ролью флагмана научного прогресса в отсталых областях науки. Предлагаю наиболее демократичное научное учреждение России -Политехнический музей доразвить в междисциплинарный университет новейших научных и технических знаний! С преимущественным экстерново-фрилансерным режимом свободно профильного интегрального междисциплинарного обучения. С собственным ротируемым коллективом штатных и внештатных научных экспертов, патентоведов и преподавателей. Чтобы Политехнический университет-музей стал кузницей гениев науки, техники и культуры!» - Ну, а эта реплика отдаёт маниловщиной: из Музея университет создать не получится, у него иные задачи и иные средства ее решения. Но читатель тоже полагает, что обновление необходимо.

Наконец, имеется и сопоставление: «Я сам живу в Питере, так что в Москве бываю наездами. Зашел я как-то в Политехнический. Оказалось, что это не музей, а свалка интересных вешиц. Их невозможно ни потрогать, ни понять, никаких доступных непрофессионалу объяснений, - ничего нет. В Мюнхене музей интерактивный, все можно потрогать, сделать опыт и т.д. Политехническому музею необходимо переехать в новое здание, сделать экспозицию активной, а старые экспонаты включить в экспозицию с необходимыми пояснениями. Думаю, что в нынешнем здании ничего кроме свалки сделать будет невозможно. Желаю сотрудникам музея всяческих благ!» - Здесь речь идёт уже о том, что хотя музей показывает СТАРУЮ технику, но само экспонирование должно быть НОВЫМ по сути, с желанием объяснить, показать, и дать поиграть экспонатами.

Как видим, все три реплики бьют в одну точку: реконструкция необходима. Я также могу присоединиться к этим отзывам: впервые я пошел в Политехнический на экскурсию вместе со своим 9-м классом Б 110-й Московской школы в сентябре далёкого 1957 года, и был очарован экспонатами, но, с другой стороны, посожалел, что многие из них не на ходу, не работают. А там, где они работали, например, в зале с техникой горнорудной промышленности, где по полу передвигалась модель шагающего экскаватора, отбоя от посетителей не было. Напротив, наиболее скучными были залы химической промышленности, где размещались только светящиеся витрины - мы их старались проскочить побыстрее. - Так что Политехнический музей и полвека назад был весьма неоднороден: где-то имелась интерактивная экспозиция, а где-то - скучная и бездарная.

Что полагает Шмелёв. «Политех, который не менялся десятилетиями, в ближайшие несколько лет ждут серьезные перемены. После того как в начале 2009 года появилась информация, что из-за нехватки денег он находится в критической ситуации, судьбой главного музея науки и техники заинтересовался лично президент Дмитрий Медведев. В октябре 2009-го госкорпорация «Роснано» учредила Фонд развития музея.

На создание новой концепции для Политеха был объявлен международный конкурс. Стоит обратить внимание, что это означает не реконструкцию самого здания и не ремонт залов, а изменение самой структуры музея, хотя без ремонта тоже не обойдется. Четырех финалистов конкурса назвали в конце июля, все это - зарубежные компании, известные громкими и крупными проектами во всем мире. Сейчас они готовят конкурсные проекты, победителя назовут в конце сентября.

Стиль работы у каждой компании свой, кто-то предпочитает респектабельность и консерватизм, кто-то любит новаторство и эксперименты. Сейчас непонятно, во что же в итоге превратится Политех: станет ли он суперсовременным, наполненным поражающими воображение конструкциями научпопцентром или останется в первую очередь музеем, сохраняющим и показывающим историю науки и техники, со знакомыми всем с детских походов в музеи «обедами космонавтов» и минералами за стеклом.

В середине июля у музея сменился директор. На место Гургена Григоряна, который проработал на этом посту 24 года, назначили бывшего министра науки и технологии Бориса Салтыкова. Он сам говорит, что его назначение временное, на пару лет, пока не найдут кого-нибудь помоложе, но с необходимым опытом.

Музей уже начал заниматься новыми проектами, например, принял участие в недавно прошедшей в Москве неделе российского дизайна SretenkaDesignWeek».

Я специально привел длинную цитату. Она любопытна многими деталями. Во-первых, в адрес бывшего директора, который почти четверть века ухитрялся без каких-либо дотаций со стороны государства держать на плаву такую махину, не было сказано ни слова. Получается, что со стороны нового руководства он не достоин благодарности. А мы знаем, что кто стреляет в историю из пистолета, получает пушечный залп из будущего. Так что из заявления Шмелёва видно, что к новому руководству пришли неблагодарные люди. Они полагают, что их потомки оценят их работу положительно?

Далее, Владимир Шмелёв не лучшим образом характеризует и своего непосредственного начальника как временщика. Полагаю, что Борис Салтыков поделился конфиденциальной информацией в узком кругу, вовсе не предполагая, что его заместитель по развитию тут же сделает ее достоянием общественности. Ибо никто не знает, что его ждет даже в ближайшем будущем, как сложатся обстоятельства. Во всяком случае, мысль о том, что на место директора Салтыков найдут кого-нибудь помоложе, весьма прозрачна: из них двоих Шмелёв определённо помоложе. Так что в интервью заместитель намекает на то, что он является будущим директором Политеха. - Простенько, но со вкусом!

То, что госкорпорация взяла на себя поддержку одного из замечательнейших отечественных музеев - факт, заслуживающий благодарности. Не смущает даже то, что корпорацию «Роснано» возглавляет Анатолий Чубайс, много сделавший для изменения экономической ситуации в России. Важно тут то, чтобы выделенные средства действительно способствовали бы превращению Политеха в один из лучших музеев страны, обладающий уникальным оснащением.

Наконец, как-то удивительно прозвучали слова Шмелёва о том, что реконструкция музея без ремонта тоже не обойдется. Дело в том, что Политех ремонтируется уже несколько лет, а летом из-за него закрылся Малый зал лектория, поэтому говорить о ремонте в будущем времени несколько странно. Похоже, что молодой реформатор еще не вошёл в курс дела, но уже охотно раздаёт интервью. - Впрочем, послушаем теперь, что он говорит дальше.

Создан специальный фонд. Наталья Пыхова: «Выставка «Феномен российского дизайна» на Фестивале Sretenka DesignWeek, где вы участвовали, была профинансирована Фондом развития Политехнического музея. То есть фонд создан не только для того, чтобы финансировать музей?»

Шмелёв: «Фонд- отдельная организация, созданная корпорацией «Роснано». То, что фонд поддерживает выставки не только в пространстве Политехнического музея, но и на других площадках в Москве, а в перспективе - не только в Москве, неслучайно. Развитие Политехнического - не только формирование новых экспозиций внутри исторического здания. Это и выход нашей коллекции на внешние выставки, причем не только в области науки и техники, но и, например, в области промышленного дизайна».

Понятно. Фонд развития Политехнического музея - это на деле фонд разного рода выставок. Если Политех в этот план вписывается, то отлично. Если нет, то хотя организация и называется фондом развития Политехнического музея, он может не получить оттуда ни копейки. - Опять Владимир несколько опрометчиво пояснил ситуацию.

Будет ли музей интерактивным? Н.П.: «Сегодня Политехнический музей - это большая коллекция экспонатов, но в нем нет почти ничего интерактивного, современного. С другой стороны, многие музеи науки в мире, пойдя некоторое время назад по пути максимальной компьютеризации и интерактивности, поняли, что серьезно это людей не интересует. Как сохранить баланс?»

В.Ш.: «Превращать Политехнический музей с его грандиозной коллекцией исторических экспонатов в научный аттракцион никто не собирается. Это не только глупо, но и просто невозможно - мы же говорим о развитии именно существующего музея, а не о строительстве на пустом месте нового образовательно-развлекательного центра для детей. Таких центров много в Европе, они могут быть полезны и в России».

Итак, по мнению нового заместителя директора Политеха, интерактивная демонстрация экспонатов - это якобы научный аттракцион. На это новое руководство не пойдёт. Стало быть, кроме ремонта некоторых залов и использования территории Политеха для некоторых выставок, в том числе и международных, никакого обновления работы  музея не предвидится. Да и не для того выделены средства Фонда.

В.Ш. «Но для презентации и интерпретации наследия, собранного в музее, конечно, нужны новые технологии. Вместе с экспозицией на новом уровне должны работать и просветительские программы музея, библиотека, в которой богатейшее собрание литературы».

Заметим, что если о ремонте было сказано, что без него дело не обойдется, то тут уклончиво заявлено, что новые технологии нужны. Но об этом и без нового заместителя директора говорили все читатели сайта. Но о том, что эти технологии будут в Политехе внедрены - ни слова! Вместо этого разговор переведен на работу библиотеки и просветительские программы.

Понятно, что если средства фонда выделены, прежде всего, на проведение международных выставок, а новые современные методы работы с посетителями признаны В. Шмелевым глупыми и невозможными, ибо они приведут к превращению исторических экспонатов в научный аттракцион, то ни о каких современных подходах к работе Политеха речь не идёт. Просто наиболее интересные экспонаты будут выставлены на международных выставках, пополняя казну Фонда, а отечественный посетитель, не избалованный интерактивным обслуживанием, столкнётся с той же пыльной провинциальной кунсткамерой, со скучным краеведческим музеем, где грозные старухи в углах будут продолжать орать на школьников. Только пытаться погладить медный шлем подводника и поиграть на распиленном пианино будет уже невозможно - все интересные экспонаты будут демонстрироваться по международной программе в зарубежных музеях.

Появятся ли электронные аналоги экспонатов? - Вообще говоря, разговор сначала переключился на библиотеку. Н.П.: «Сейчас библиотека работает?»

В.Ш.: «Работает, но у нас не оцифрованы фонды, нет даже полного электронного каталога. Из-за этого доступ к текстам, которые в ней хранятся - а это огромная коллекция, более 3 млн изданий, - ограничен. Вообще, масса проблем, связанных именно с отсутствием новых технологий, не только в экспозиции, но и в музейной деятельности, делает нас несовременными и непривлекательными. Но мы не хотим заменить этими технологиями содержание. Заменить все удивительные экспонаты, доставшиеся нам из прошлого, на плазменные панели или на пусть даже интересные, интерактивные, специально для этого созданные игрушки было бы очень недальновидно».

Итак, на прямой вопрос о том, как работает библиотека, ответ был удручающим: доступ в нее ограничен. И новый заместитель директора Политеха понимает, что это из-за того, что библиотечный фонд не оцифрован. Но собирается ли он провести оцифровку? - Из его ответа видно, что нет. Ибо он просто констатирует, что существует масса проблем, связанных именно с отсутствием новых технологий, не только в экспозиции, но и в музейной деятельности, но никоим образом не утверждает, что эти проблемы будут решены. Более того, заменить все удивительные экспонаты, доставшиеся нам из прошлого, на плазменные панели или на пусть даже интересные, интерактивные, специально для этого созданные игрушки было бы очень недальновидно. Иными словами, даже если музейные ценности отправить на международные выставки, гораздо проще написать, что экспонат отсутствует по объективной причине, чем сделать его интерактивную модель. Гораздо «дальновиднее» получать деньги в Фонд за счет международных выставок, вообще не вкладывая ни копейки в развитие самого Музея, чтобы отечественные посетители знакомились бы с ними только за рубежами нашей страны. Такова программа заместителя директора ПО РАЗВИТИЮ, который метит на место первого лица.

Может быть, я понял что-то не так? - Нет, так. Вот еще уточняющий вопрос корреспондента: «Пока интерактивность в Политехническом музее представлена "Залом занимательной науки", где с экспонатами можно ставить эксперименты, объясняющие законы физики (Источник: Политехнический музей)».

В.Ш.: «Тем более, действительно, увлечение интерактивностью, которое началось в научных музеях в последнее десятилетие, сейчас сходит на нет: такие развлекательные центры интересны для разового посещения, и прежде всего для детей, школьников. Очень сложно привлечь туда посетителя во второй или третий раз. И перед научными музеями мира в целом сейчас стоит вопрос о поиске новых решений для развития. Поэтому мы хотим не догонять передовые музеи мира, а считаем, что обновленный Политехнический музей сам может стать примером, у нас будут предложены те решения, которые будут новыми и интересными для всего музейного мира».

Итак, ставку на школьников, то есть, будущих учёных и конструкторов, делать не нужно. И на студентов - тоже. Помнится, будучи школьником, я ходил в Политех несколько раз. А когда прошелся по его залам года два назад, ахнул - того интереса, который у меня был когда-то, уже не было, да и смотрители не желали лишний раз гонять старую технику. И я понял: взрослому тут делать нечего.

Так что догонять передовые музеи мира, по Шмелеву, мы не будем: МЫ ПОЙДЁМ СВОИМ ПУТЁМ. Помнится, где-то эту фразу я уже слышал. Более того, я знаю, чем она потом обернулась для миллионов моих соотечественников.

Реальные изменения. Н.П.: «Что-то уже изменилось в работе музея?»

В.Ш.: «Полностью обновилась лекционная программа музея. Мы исключили из нее откровенную лженауку, например, лекции Чудинова, который рассказывал про «русские руны» и о том, что все языки в мире произошли от русского. Такие вещи, к сожалению, встречались в старой программе и не лучшим образом влияли на репутацию музея. Сейчас сформированы новые курсы лекций, которые мы делаем с нашими партнерами из научных институтов, университетов и культурных центров, на темы астрофизики, клеточной биологии, нанотехнологий, искусственного интеллекта и многое другое. Люди приходят, интерес огромный, что нас в хорошем смысле удивило и порадовало, приходит много молодежи. Мы стараемся их не разочаровать».

Очень интересно! Речь ведь шла о работе самого музея, а не о его относительно самостоятельном подразделении, лектории, который еще несколько лет назад был совершенно автономной организацией. Как видим, об изменениях в работе музея Шмелёву сказать было нечего. Конечно, имеется масса вспомогательных организаций, таких как библиотека, склады, бухгалтерия, лекторий, реставрационные мастерские, транспорт, охрана, дворники, посыльные. Можно, например, их переместить по зданию, уволить одних работников и взять других, изменить время прихода на работу и время ухода с работы и произвести массу другого рода изменений, на которые израсходовать немалые средства. Это то, что обычно характеризуется в народе термином «мышиная возня». Экспозиция музея от этого лучше работать не будет.

Далее, несмотря на приход нового заместителя директора музея, я спокойно дочитал в мае свой лекционный курс - мне никто не сказал, что от моих услуг отказываются. Так что этих изменений НЕ БЫЛО. Но осенью Малый зал закрылся на ремонт, который продлится неизвестно сколько, так что не только я, но и все лекторы не имеют площадки для выступлений. Правда, нас об этом не предупредили. Предыдущее руководство было куда внимательнее, нас всегда предупреждали за несколько месяцев вперед. Так что и на сегодня ТАКИХ ИЗМЕНЕНИЙ НЕТ, ибо у меня на руках нет никакого письменного уведомления. Ну, а если речь идёт о том, что БУДЕТ через несколько месяцев, то о таких делах не говорят в прошедшем времени. И тем самым слова о том, что мои лекции ИСКЛЮЧИЛИ, на сегодня является ложью.

Наконец, весьма забавно слышать аттестацию русских рун или рун Рода как «лженауки». Так, мы все пишем кириллицей, и никто кроме Шмелёва не говорит о том, что это «лженаука». Но до рождения святых Кирилла и Мефодия эта письменность также существовала, о чём писали десятки учёных, как отечественных, так и зарубежных, с XIX по XXI век, что можно узнать из моей книги «Вселенная русской письменности до Кирилла». Понятно, что Шмелёв этой информацией не владеет. Кроме того, там говорится и о слоговом письме русских, называемым сейчас руницей, а прежде называвшемся рунами Макоши. Об этих и аналогичных видах славянского письма говорили русские академики Х.Н. фон Френ, Б.А. Рыбаков, В.А. Истрин, болгарский академик Иван Гошев, македонский академик Том Бошевский, которых никто и никогда не считал лжеучёными - я лишь повторил их выводы. А вот Владимира Шмелёва как филолога никто не знает. Ему ли судить? Никто его не знает и как методолога науки - тогда как у меня это была тема моей докторской диссертации. Так что тут, как и в других ответах, он попал пальцев в небо. Просто продемонстрировал свою необразованность.

Что же касается астрофизики, то это - классическая тема планетария. Так что пока его не открыли, какая-то часть интересующихся может на неё придти. Равно как и на другие темы - при условии, что будут найдены интересные лекторы. Не уверен, что все исследователи из научных институтов одновременно являются и хорошими лекторами. Что же касается университетов, то мне неясно, чем я Шмелёву насолил: я являюсь типичным университетским профессором, на лекции которого приходят сотни слушателей, и не только в Москве, но и в ряде других городов. Например, летом меня пригласили в Новосибирск, где очередь после моей лекции с вопросами ко мне составила пару десятков человек. Это свидетельствует об огромном интересе к данной проблематике. Кроме того, то, чем я занимаюсь - это МИКРОэпиграфика. Пока еще не НАНО, но уже и не МАКРО. Это - прорыв в новое измерение. Шмелёву это не нужно.

Демонстрация экспонатов из запасников. Н.П.: «Вставал вопрос о том, что огромные фонды музея в очень небольшой степени экспонируются и есть проблемы с хранением. Реконструкция музея их решит?»

В.Ш.: «Практически все музеи экспонируют лишь часть своих фондов. Но в Политехе не лучшее состояние хранилищ. Почти все хранится в историческом здании в центре Москвы, хранилища не совсем приспособлены для музейных предметов, практически не ведутся реставрационные работы. Есть опасность утратить коллекцию - это раз. Второе - коллекции недоступны для презентаций, в случае научного музея это более обидно. Здесь старинные предметы техники, которые интересны не сами по себе, а в контексте разговора о науке, ее эволюции, об инженерной мысли. Механические предметы должны работать - всем известно, если долго не пользоваться любой техникой, она не работает. Некий порядок работы с этими предметами есть, но отсутствие условий хранения, реставрационной базы не лучшим образом сказывается на состоянии экспонатов».

Тоже интересно. У меня возникло впечатление, что Шмелёв вообще не представляет себе, какие предметы выставлены в Политехе. Чисто механических экспонатов там находится, полагаю, не более одного процента. Там имеется целый зал автомобилей, которые работают от ДВИГАТЕЛЕЙ ВНУТРЕННЕГО СГОРАНИЯ, то есть от тепловых, а не механических двигателей. То же самое касается станков, шагающих экскаваторов, железнодорожного и водного транспорта, самолётных реактивных двигателей и прочих экспонатов. А вот зал радио, телевидения или оптики вообще никакого отношения к механике не имеет. Равно как и доменные печи или колонны для крекинга нефти.

Заметим, что опять руководитель только констатирует наличие проблем, но ни словом не обмолвился о том, как их решать. Как он собирается демонстрировать экспонаты запасников при отсутствии свободных площадей музея для экспозиции с одной стороны, и нежелании делать демонстрационные модели аппаратуры с другой? Пока мы слышим только слова, а не конкретные планы преобразований.

В.Ш.: «Но развитие музея - и это заложено в нашей концепции - предполагает создание второго здания. В первую очередь для фондохранилища- это задача минимум, создать условия для хранения и реставрации. Но если замахнуться на строительство нового здания, почему бы не сочетать хранение с публичным доступом?

Сейчас обсуждается выделение места для строительства, вероятность того, что место будет, оцениваем как высокую. Тем более недавно вышло постановление правительства России о развитии Политехнического музея. Предполагаются бюджетные инвестиции для комплексной реконструкции исторического здания: 2011-2016 годы, 7,6 млрд рублей».

Тоже любопытно. Получается, что экспонаты уйдут на зарубежные выставки, фонды - в новое здание, которое и будет принимать посетителей, а старая территория будет сдаваться за большие деньги международным организациям в качестве экспоцентра.

Хватит ли денег фонда? Н.П.: «Вам хватит этих денег?»

В.Ш.: «Хватит на работу именно со старым зданием, без «начинки» и без нового здания. Под задачи, связанные с наполнением исторического здания и созданием новой экспозиции, мы планируем привлечь внебюджетные деньги».

Итак, совершенно легально можно торговать площадями музея и сдачей напрокат экспонатов. Иными словами, идет коммерциализация лучшего музея страны. Где Фонд Политеха заинтересован не столько в снабжении Политеха деньгами, сколько в получении денег ОТ НЕГО. Возможно, частично они действительно будут собираться для строительства нового здания и для совершенствования реставрационной базы. Но лишь частично.

Н.П.: «Сейчас новые экспонаты поступают в музей? Если да, откуда?»

В.Ш. «Поступают, и этот процесс не прекращался. С одной стороны, люди что-то приносят. Во-вторых, целенаправленная закупка, в том числе на аукционах, в том числе за рубежом».

Возникает вопрос - а в чём тут состоит новизна? Так было и при прежнем руководстве! И никакой новой программы у нового руководителя в этой части нет.

Н.П.: «Это именно старинные предметы. А те вещи, которые станут предметами старины через сто лет?»

В.Ш.: «Такие предметы в коллекцию поступают, но работа велась в основном усилиями энтузиастов, сейчас она не носит системный характер. Мы хотим ее поднять на другой уровень. Политех - не просто музей науки и техники, пусть и главный в стране. Задачи Политеха - еще и в области новой экономики, это часть ее инфраструктуры. Посещение хороших научных музеев не только дает тому же школьнику ответы на какие-то вопросы, но и, наоборот, пробуждает вопросы, любознательность. И у кого-то, пусть у одного из тысяч, это проявится в его будущей работе, может быть, он станет тем самым «инноватором», который так нужен стране».

В каком смысле Политех станет субъектом в области новой экономики? Будет зарабатывать большие деньги? Посещение хороших научных музеев не только дает тому же школьнику ответы на какие-то вопросы, но и, наоборот, пробуждает вопросы, любознательность. - Мысль правильная, но чуть выше тот же Шмелёв заявил, что тратить средства на привлечение школьников он не намерен, поскольку не хочет превращать Политехнический музей с его грандиозной коллекцией исторических экспонатов в научный аттракцион. Стало быть, Политех он не хочет сделать хорошим научным музеем. Пользуясь нынешними проблемами музея и их признанием, он хочет возглавить его и сделать обычной коммерческой структурой.

Уцелеет ли Политех как музей во время реконструкции? Н.П.: «На время реконструкции, с 2011-го до 2016-го, музей будут закрывать?»

«Частично будут, это точно. Скорее всего, хотя бы на какое-то время здание придется закрыть совсем. Но мы готовим специальную программу, чтобы Политехнический и в период реконструкции не исчез с карты Москвы: гостевые экспозиции, выездные выставки, участие наших экспонатов в партнерских проектах, хороший сайт с доступом к электронной библиотеке и интернет-лекторию. Этим мы занимаемся уже сейчас, и Sretenka Design Week - одно из проявлений этого плана».

Как видим, о лектории ничего не сказано, равно как и о реставрации экспонатов. Всё ограничится реконструкцией сайтов и примеркой к зарубежным выставкам. А вот как планируется изменить музей - ни слова! Какой чудесный новый руководитель! А, кстати, откуда он взялся?

politeh1.jpg

Рис. 1. Слева - Шмелев-руководитель, справа - Шмелев-партиец. Какая разница!

Большая разница. Сначала некоторые разрозненные заметки. «Владимир Алексеевич Шмелев. 1980-го года рождения. Аспирант Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Председатель Общероссийского общественного движения «Первое свободное поколение», депутат Муниципального собрания «Хорошевское» г. Москвы. Автор статей: «Источники формирования лексики государственного управления в современном русском языке» (2003); «Столица и провинция» (2003)» (http://www.strana-oz.ru/authors/?author=415).

Понятно, что идеи государственного управления можно найти даже в русском языке.

Тот же 2003 год. «В минувшие выходные в подмосковном поселке Голицыно состоялся учредительный съезд партии «Новые правые». После регистрации региональных отделений она станет 47-й организацией, внесенной Минюстом в реестр политических партий. Лидером избран Владимир Шмелев, призвавший соратников искоренять все то, что «принесли различные сексуальные революции». Депутат Хорошевского муниципального собрания столицы г-н Шмелев к своим 23 годам много чего успел сделать. В то время как подавляющее большинство его сверстников в силу своего переходного возраста терзалось проблемами, далекими от политики, 16-летний Владимир Алексеевич уже принимал активное участие в работе молодежного демократического движения «Первое свободное поколение». Четыре года назад он стал председателем ПСП». Так что новым руководителем Политеха в 2010 году стал лидер Новых правых, неутомимый борец с последствиями сексуальных революций Владимир Шмелёв. Теперь ясно, что не ему понравилось в старом Политехе - старушки-смотрительницы, вероятно, имели какое-то отношение к этим революциям.

«Информация о создании «Новых правых» появилась в конце прошлого года, сразу после думских выборов. По ряду косвенных признаков и с учетом высказываний лидеров «старых правых» - Бориса Немцова, Сергея Митрохина и др. - пресса сделала вывод, что к созданию «новых» приложил руку известный политтехнолог Марат Гельман. «Новые» в ответ на подобные обвинения предпочитали улыбаться и говорить, что г-н Гельман им не более чем просто друг... Предложен многостраничный документ под названием «Свобода. Родина. Закон» довольно сложен для восприятия на трезвую голову. В нем, кроме вышеизложенных принципов гражданского патриотизма, параграфов «Новая правая политика» и «Повестка дня», есть еще и раздел «Правое решение». Его суть - «10 программ, дающих ответ на стоящий перед Россией исторический вызов». Среди этих планов, кроме перлов вроде «Великой Судьбы», «Силы и Славы», значится и тезис о «Либеральном империализме», откровенно позаимствованный у самого что ни на есть старого правого Анатолия Чубайса» (сайт: http:// www. newizv.ru/news/?id_news= 67668&date=2004-05-24/.

politeh2.jpg

Рис. 2. Карикатура на лозунг «Силу и Слава»

Полагаю, что это уже слишком и что замдиректора Политеха Владимир Алексеевич Шмелёв на рис. 1 слева и Владимир Алексеевич Шмелев как лидер партии новых правых на рис. 2 справа - это совершенно разные лица, совершенно случайно оказавшиеся похожими друг на друга. Иначе получится, что как во времена КПСС, когда министра тяжелой промышленности в силу ротации кадров посылали возглавить сельское хозяйство, так и «Первое свободное поколение», а заодно и СПС направили ФИЛОЛОГА руководить лучшим ТЕХНИЧЕСКИМ музеем страны. Что из этого получается, мы знаем по рассказу Марка Твена «Как я редактировал сельскохозяйственную газету». Поэтому я искренне поздравляю руководство Политехнического музея с новым ценным приобретением. Главное - весьма авторитетным!

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.09MB | MySQL:11 | 0.472sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

управление:

. ..



20 запросов. 0.653 секунд