В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Август 4, 2008

Предполагаемый музей истории письменности

Автор 20:18. Рубрика Xроника научной жизни


muzei4.JPG
Рис. 4. Общий вид каменного сооружения на хуторе Попов

Судьба камней. «Прошло время, и хозяин подворья рассказал мне концовку этой истории. «Подуправившись с сенокосом, я приступил к строительству запланированной пристройки. Фундамент под нее пролёг почти по яме. Я разрыл ее, выкинул ранее битый камень и добрался до нижней плиты, которая лежала на глубине около полутора метров. Стал окапывать плиту - порядочную кучу земли вынул и обнаружил, что по краям ее лежат плитки - обыкновенные камни красного цвета, большие, размером в вытянутую ладонь, остальные - меньше. Было их больше 50 штук, точно количество не подсчитал. Лежали они плашмя и веером вокруг красной плиты наподобие солнечных лучей. Вынул я их - они мне мешали. Сломанную в прошлый раз оставшуюся плиту поднять мне было не под чилу. Попотел я и побил плиту новой кувалдой на подъёмные куски, точнее - отбил ее края, а середку же, несмотря на мои усилия, не смог раскрошить. Эта плита была больше всех предыдущих, так как если глядеть на нее сверху, она была не круглая, а вытянутая, без углов. Толщина ее была около 20 см, ширина - около метра, длина - около 1 м 30 см. Эта плита по удлинённости залегала с севера на юг, точно так же, как и гнилая дощечка. Оббитую середину по наклонной доске выволок наверх и приспособил стоймя под половой переруб, а куски от нее и других плит заложил в фундамент и всё зацементировал - хватило на одну стену длиной 3,5 м. Под пятой плитой прокопал на штык и ничего не обнаружил, а копать здесь пришлось белую с желтизной глину».

Вот так всё и кончилось. Разошлись - хозяин, раздосадованный впустую проделанной работой (рытьём ямы, разбивкой плит и отсутствием вожделенного клада), и Апраксин, огорченный навсегда уничтоженным уникальным каменным сооружением, подобным которому ничего не находили в этих, а может и в других, местах».

muzei5.JPG
Рис. 5. Вид нижней каменной плиты

Реконструкция первоначальной формы камня. Сначала я воспроизведу пояснительные подписи на рисунках. На рис. 4 можно прочитать слова: «Рис. № 4. Масштаб: в 1 см 10 см. Общий вид каменного сооружения в земле хутора Попов. Оба рисунка сделаны со слов Сатарова Ефима». На рис. 5 : «Нижняя плита: а) вид сбоку, б) вид сверху в обрамлении плиток». Тем самым ясно имя хозяина, выкопавшего и разломавшего плиту: Ефим Сатаров.

Далее, видимо, со слов Л.Я. Литовского, В.А. Апраксин каким-то образом смог достать этот последний, пятый камень в оббитом виде и поместить его в краеведческий музей Кумыги. Именно оттуда Литовский хочет его забрать для своего предполагаемого музей истории письменности.

muzei6.JPG
Рис. 6. Вид камня из музея сверху и сбоку

Я уже приводил изображение данного камня в цвете; теперь я привожу его же вид, но черно-белый, и с усиленным контрастом, чтобы можно было видеть на нем и надписи, и рисунки. Поскольку содержание надписей и рисунков я уже опубликовал, хотел бы заметить, что передняя кромка камня очень тонкая и представляет собой скол. А камень сохранил часть своей округлой формы. Правда, для того, чтобы судить о степени его округлости, хотелось бы иметь его вид сверху. Такая возможность имеется, поскольку Л.Я. Литовский оставил мне фото камня сверху, рис. 7.

muzei7.JPG
Рис. 7. Вид камня сверху

Хотя здесь, разумеется, не такая чёткость, как на предыдущей фотографии, всё-таки контуры камня видны хорошо. А это означает, что можно совместить фотографию обломка с рисунком неповрежденного камня, что я и произвожу на рис. 8. На нем хорошо видно, какие части камня были отбиты Ефимом Сатаровым. Камень расположен вертикально, и направление на север оказывается наверху.

muzei8.JPG
Рис. 8. Совмещение фотографии камня с зарисовкой

Обсуждение. Итак, нам продемонстрировано несколько сюжетов. Первый сюжет: Ефим Сатаров находит камни, вытаскивает их из земли, предполагая, что под ними находится клад, но, не найдя сокровищ, разбивает. В действительности он нашёл именно клад - бесценную литотеку, хранилище культовых камней наших предков, которое стоит сотни тысяч долларов, но при условии, что а) найдутся люди, способные понять, что именно нашёл этот кладоискатель и б) обладающие надлежащими денежными средствами и желанием заплатить их первооткрывателю. Однако среди археологов нет людей типа а, тогда как среди меценатов нет людей типа б. Первый сюжет очень поучителен в том плане, что показывает судьбу наследия наших предков в руках невежд. Оно им просто мешает, и они готовы уничтожить реальные драгоценности в поисках мнимых и гораздо менее ценных. Его деяние сродни «подвигу» Герострата, однако отличается мотивировкой: он уничтожил славянскую литотеку не из желания прославиться, а поскольку не знал, зачем она ему нужна. И сохранил только тот фрагмент, который не смог разрушить - не хватило физической силы.

Второй сюжет: В.А. Апраксин спустя несколько лет не только записывает со слов Сатарова последовательность открытия каменных плит, но и даёт их зарисовку, а позже спасает для науки наиболее крупный фрагмент всех пяти камней, помещая его в местный краеведческий музей. В этом смысле он напоминает Фёдора Николаевича Глинку, исследователя XIX века, который нашел четыре камня в Тверской Карелии и позже поместил их в археологический отдел Тверского музея. В этом смысле усилия В.А. Апраксина достойны всяческого поощрения. Он и есть первооткрыватель камня.

Третий сюжет: Леонид Яковлевич Литовский в ходе экспедиции в районы Волгоградской области знакомится с Апраксиным, публикует его материалы в районной газете, а позже отдаёт фотографию камня мне на эпиграфическую экспертизу. Замечу как особое качество, что сам Л.Я. Литовский - представитель «библейской» национальности, чей отец проживает в Израиле. Но действует он как настоящий русской патриот. Это я говорю к тому, что не столько этническая принадлежность определяет взгляды человека, сколько его личные убеждения.

Четвёртый сюжет: Л.Я. Литовский, узнав, что на камне действительно имеются древнейшие русские надписи, желает поместить его в свой предполагаемый музей истории письменности. Замысел не просто удачен, он гениален. Ведь портреты и книги русских славистов - это описание тех, кто описывал русский язык. И даже мой стенд - это описание древнейших русских надписей. А вот камень Апраксина - это уже не описание, это демонстрация самих надписей. Это и есть наша подлинная история письма.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.03MB | MySQL:11 | 0.461sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.646 секунд