В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Апрель 25, 2010

Эпиграфика - история и проблемы

Автор 12:22. Рубрика Методика эпиграфических исследований

Ошибки археологии и эпиграфики. Самые распространенные ошибки, возникающие в слаженной работе археолога и эпиграфиста - это подмена одной науки другой, особенно когда в качестве археолога и эпиграфиста выступает одно лицо. Часто археологу хочется самому прочитать надпись, что в простейших случаях оказывается сделать несложно. Однако даже в случаях средней сложности археолог, не искушенный в особенностях эпиграфики, может не заметить лигатур, расчленений букв, выносных знаков и других тонких особенностей. В результате определенная часть информации будет потеряна; или, что еще хуже, будут прочитаны не те слова и выявлен не тот смысл надписи. Особенно сложная ситуация оказывается при чтении средневековых текстов в ареале обитания нескольких систем письма с похожими знаками; здесь решающую роль играет знание эпиграфистом каждой из письменных систем и выявление определяющих букв или слоговых знаков. Однако археологи именно в силу многочисленности стоящих перед ними чисто археологических задач могут быть некомпетентными в знании этих систем письма. В таком случае при весьма детальной археологической части описания исторического памятника получится весьма куцая, а то и неверная эпиграфическая часть.

С другой стороны, и у эпиграфиста часто возникает желание увеличить свой раздел за счет пересказа археологической стороны описания. Замечу, что для решения эпиграфических задач многие археологические свойства памятника, например, его размер, вес, квадрат раскопа и дата нахождения, и прочие не играют никакой роли и смело могут быть опущены. Эпиграфист отвечает только за свою сторону исследования, и не должен перегружать себя и читателя ненужными подробностями. В любом случае эпиграфика не дает и в принципе не может дать исчерпывающего описания объекта. Поэтому всегда речь идет только об эпиграфическом цитировании всего исторического памятника. Это особенно важно в тех щепетильных с правовой точки зрения случаях, когда археолог по каким-то причинам не успевает своевременно опубликовать свою находку, а эпиграфист делает это раньше него. В таком случае эпиграфическое цитирование не является первой публикацией исторического памятника и вовсе не претендует на его полное описание. Как известно, права на первую публикацию памятника принадлежат нашедшему его археологу. Эпиграфист на это право не может посягать в принципе. Но зато и у эпиграфиста имеется право первого прочтения надписи, разумеется, если это прочтение верное. Если же нет, можно сказать позже, что данный эпиграфист пытался прочитать надпись, однако это ему не удалось.

Особо стоит вопрос о доказательной базе, которая в археологии и эпиграфике совершенно различны. В археологии подлинность исторического памятника определяется тем, что он был найден в земле или на ее поверхности, принадлежа к далеким временам; никто не сомневается в том, что в эти времена изготавливались соответствующие изделия, хотя именно сама находка и говорит нам, как они в то время выглядели. Иными словами, доказательством существования артефакта является само его залегание в земле. В эпиграфике подлинность чтения и перевода определяется, прежде всего, правильной эпиграфической атрибуцией системы письма. Именно здесь чаще всего и возникают эпиграфические ошибки, когда по не очень характерным признакам одну письменную систему принимают за другую и, например, тюркские руны пытаются читать как скандинавские или наоборот, или когда за них принимают аланские надписи. При этом в качестве результата надпись или совсем не читается, или после чтения получается весьма странный результат. Например, И.А. Фигуровский пытался прочитать надпись на одном пряслице, где кирилловскими, но весьма витиеватыми, буквами, (как скандинавские руны) было написано слово КНЯЖЬИНЪ (ПРЯСЛЕНЬ), и получил слово СВЧЖЕНЬ, трудно произносимое на всех языках, как славянских, так и в особенности германских. На первый взгляд, слово прочитано, и тем самым эпиграфическая задача вроде бы выполнена, однако такого слова нет, и не может быть ни на одном языке. Поэтому к доказательной базе относится не только существование той или иной системы письма, но и существование определенных слов в том или ином языке. Эпиграфист должен быть не только специалистом по письму, но и владеть языком определенной страны соответствующей эпохи. Часто именно это знание и отсутствует у археологов, хотя нужную письменную систему они легко могут найти в любой сводке данных по письменностям мира.

Поэтому эпиграфист может считать свою задачу выполненной не тогда, когда он прочитал слово или предложение, а когда показал, что данное слово или предложение несут смысл и могли существовать в данном языке в соответствующий период.

Однако Б.А. Рыбаков и В.Л. Янин дают примеры выхода за пределы эпиграфики. Они предлагают не только прочитать и осмыслить  надпись (или воспроизвести ту или иную версию азбуки), но и связать ее с событиями соответствующего времени, с определенными историческими лицами и обстоятельствами, с существующими на то время отношениями между населенными пунктами и домами, с системами письменности, и т.д., то есть произвести герменевтический анализ текста или азбуки. А это - совершенно самостоятельная наука, герменевтика, со своими правилами, своей доказательной базой и своими результатами. Действительно, превращая исторический памятник в исторический источник, приходится пользоваться различными вспомогательными дисциплинами, однако вряд ли следует предлагать эпиграфисту создавать археологические описания или герменевтические сводки результатов. В своих новациях академики правы как историки, но оказываются максималистами по отношению к эпиграфистам. На то и существует разделение наук, чтобы каждый специалист максимально хорошо исполнял именно свои функции, а не умел, как гусь, немножко ходить, немножко плавать и немножко летать.

Докирилловская письменность. Нельзя также не затронуть и работы такого советского эпиграфиста, как академика АН СССР Виктора Александровича Истрина. Он писал: «Доказательством существования письменности в докирилловский (дохристианский) период у славян, в частности, у восточных и южных, был посвящен за последние годы ряд работ советских и болгарских ученых. В результате этих работ, а также в связи с открытием новых древнейших памятников славянской письменности вопрос о существовании у славян письма в этот период вряд ли может вызвать сомнения. Об этом свидетельствуют многие древнейшие литературные источники как славянские, так и западноевропейские и арабские. Это подтверждается указаниями, содержащимися в договорах восточных и южных славян с Византией, некоторыми, правда, не всегда достаточно ясными археологическими данными и, наконец, лингвистическими, историческими и общесоциологическими соображениями. Меньше материалов имеется для решения вопроса о том, что представляло собой древнейшее славянское письмо и как оно возникло» (ИСТ, с. 88). Тем самым он одним из последних советских эпиграфистов обозначил такое направление, как поиск и дешифровка древнейшего славянского письма.

Казалось бы, поиск, нахождение и дешифровка древнейшей письменности - это высшее достижение эпиграфической мысли. Например, Франция очень высоко ценит такого рода подвиг Жана Франсуа Шампольона, который смог дешифровать египетские иероглифы. Видимо, не меньший, если не больший успех ожидал бы и человека, который смог бы обнаружить и дешифровать неизвестную ранее славянскую письменность. Об этом совершенно определенно высказался академик Б.А. Рыбаков: «Несомненно, что такое открытие в случае его достоверности было бы крупнейшим шагом в развитии языкознания и заслужило бы самого широкого освещения в массовой печати» (ЯНР, с. 239). Однако после работ В.А Истрина данная тема перестает интересовать отечественных эпиграфистов, а если они на эту тему и пишут, то с критикой очередного исследователя, который взялся за разработку данной проблемы.

В XIX веке такого не было, и проблему докирилловской письменности, поднятую в 1836 году Петербургским академиком Х.М. Френом (FRA), обсуждали датский эпиграфист Финн Магнусен (MAG), датский исследователь на русской службе А.А. Шёгрен (SIO), М.П. Погодин (ПОГ), Ф.Н. Глинка (ГЛИ), болгарский любитель древностей Христо Даскалов (ДАС), археолог граф А.С. Уваров (УВА), Д.И. Прозоровский (ПРО), а после раскопок В.А. Городцова (ГОР1 и ГОР2), обнаружившего сосуд с загадочными знаками, последовали находки бараньей кости со знаками Д.Я. Самоквасова (САМ) и трипольского сосуда со знаками Викентия Хвойки (ЛИН). Разделял мысли о славянской докирилловской письменности и археолог Карл Болсуновский. Однако в ХХ веке число сторонников славянского докирилловского письма стремительно падает; последним археологом, который дал уклончивое мнение о надписи на сосуде из Алеканово, найденном В.А. Городцовым, был А.Л. Монгайт. Он писал в 1961 году: «Сопоставление свидетельств русских и иностранных источников позволяет прийти к выводу, что у славян существовала письменность еще до введения христианства. Может быть, алекановские сосуды представляют собой один из образцов такой письменности, те самые «черты и резы», о которых упоминает в Х веке черноризец Храбр. Если это так, то вряд ли письменность была алфавитной: на алекановских сосудах нет повторяющихся знаков. Может быть, это слоговое письмо. Не менее вероятны и другие предположения, высказанные В.И. Сизовым: знаки алекановского сосуда - это родовые клейма. Возможно, что сосуд, положенный в могилу, имел вотивное значение, и на нем были помещены тамги 14 родов, входивших в одну общину, или в одно племя» (МОН, с. 160). Как видим, вместо четкого ответа на вопрос о докирилловской письменности - повторение версий 1897-1898 годов. Можно подумать, что археологов точно подменили. До революции археологические съезды происходили чуть ли не каждый год, и случайное обнаружение Френом образца русского письма в сочинении арабского путешественника эль Недима нашло прямое подтверждение и в образце, присланном О.М. Бодянскому Христо Даскаловым, и в находках на территории Рязанской губернии В.А. Городцова, и в надписи, найденной в Чернигове Д.Я. Самоквасовым. Правда, раскопки последнего шли уже во время Первой мировой войны. Тем не менее, по моим наблюдениям, до 1917 года археологами на территории Руси было найдено не менее двух десятков надписей, похожих на германские руны, но совершенно не читаемых с позиций этой системы письма. Так что основа для дешифровок древней славянской письменности сложилась уже в первые годы советской власти. Но в советское время данная тема давала лишь повод для насмешек над неудачливыми дешифровщиками.

Изменение взглядов на письменность в советское время. Конечно, всегда хочется получить отличный эпиграфический результат, особенно при дешифровках неизвестной письменности. Однако чудес на свете не бывает, и тому же Шампольону пришлось затратить примерно 20 лет для выхода на нужный академический уровень. Поэтому и у нас какое-то время всё-таки пришлось бы мириться и с не вполне удачными итогами работы дешифровщиков, если бы академическая наука действительно была заинтересована в получении окончательного удовлетворительного результата. Но как раз заинтересованности в такого рода деятельности во второй половине ХХ века у русской академической эпиграфики и не было.

Это порождает проблему, связанную уже не только с эпиграфикой, но и с рядом смежных областей. Первый ответ на вопрос, почему изменился взгляд на проблему дохристианской славянской письменности в советской науке, пришел ко мне не сразу, а только после изучения материалов сходного плана по Казахстану, где писатель Олжас Сулейменов за свою книгу «Аз и Я» едва не был исключен из КПСС. Мотивировка: раздувание националистических настроений. В той знаменитой речи о значении эпиграфики на V Международном съезде славистов Б.А. Рыбаков указывал на опасность «романтического» отношения к славянским древностям и приводил в пример факт поисков «прапольской азбуки» как неверно понятого славянского патриотизма. В своем Институте археологии Б.А. Рыбаков создал такую атмосферу, при которой была исключена всякая возможность исследования дохристианской славянской письменности. Он нес ответственность как директор Института за идеологическую работу в своем НИИ.

Напомню, что уже в статье В.И. Ленина «О национальной гордости великороссов», которую старшее поколение советских ученых непременно изучало на первом курсе любого вуза по дисциплине «История КПСС», говорилось, что великороссам гордится нечем, и что никакой национальной гордости нет и быть не может. И вообще, согласно марксизму-ленинизму, «у пролетариата нет отечества», и в ответ на «буржуазный национализм» каждый гражданин СССР должен проявить свой «пролетарский интернационализм». Конечно, если бы «буржуазные ученые Российской империи» успели найти и дешифровать докирилловское славянское письмо, советская наука не стала бы выбрасывать это достижение, как смирилась она, в конце концов, с существованием наследия А.С. Пушкина (хотя Пролеткульт призывал «сбросить Пушкина с корабля истории» как феодального писателя). Но показать, что у русских было письмо до IX века, до создания кириллицы, означало, что русский народ в своих исторических истоках был народом культурным, читающим и пишущим еще до принятия христианства не только на Руси, но и в Болгарии. Это ставило бы русский народ в более благоприятные исторические условия, чем принято в современной академической историографии, особенно резко контрастировавшие со многими другими европейскими народами, а также со многими народами СССР. С точки зрения идеологов ЦК КПСС это могло бы возбудить волну гордости у русских за их историческое прошлое, что противоречило духу пролетарского интернационализма. Иными словами, причина здесь вовсе не внутринаучная, а чисто внешняя, идущая из Политбюро ЦК КПСС, и еще дальше, из глубин марксизма-ленинизма и философии пролетарского интернационализма.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.16MB | MySQL:11 | 0.213sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.360 секунд