В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Апрель 25, 2010

Эпиграфика - история и проблемы

Автор 12:22. Рубрика Методика эпиграфических исследований

Как заставить замолчать вновь открываемые надписи? Самый простой способ избавиться от необходимости читать или вообще как-то атрибутировать надпись - это назвать ее «знаком собственности» (тамгой), о чем я говорил выше. Впервые такое «замечательное» решение предложил А. Котляревский в 1871 году, издав свою книгу в Дорпате, то есть, в Дерпте (КОТ), позже почти в директивном порядке предложил поступать именно так Б.А. Рыбаков (РЫЗ). Поэтому для археолога нет никаких проблем - любые буквоподобные знаки можно считать «знаками собственности» (на деле большинство из них, как оказалось, читается).

Г.С. Гриневич не знал этого запрета, и потому сразу достаточно далеко продвинулся вперёд. Но он не работал в НИИ археологии, не был профессиональным историком, и потому ничем не рисковал. Он был, как я уже говорил, геологом. Поэтому для историков он был вне досягаемости. С другой стороны, его и не нужно было наказывать, ибо в силу своего непрофессионализма он наказал сам себя. Как любой новичок он принял условия старта за длину всей дистанции и, получив первые результаты, решил, что дошёл до финиша. Сделав при этом массу ошибок, то есть, поставив себя вне науки.

Я не хотел такой судьбы. Если всерьёз говорить о наличии древней русской письменности,  то на примере Г.С. Гриневича следовало идти дальше, не повторяя его просчётов.

Поэтому следующий мой шаг - попытка чтения выявленных надписей, опираясь на силлабарий Г.С. Гриневича. Как выяснилось, читалось очень небольшое число текстов, в остальных случаях читались какие-то фрагменты, а большинство надписей не читалось вовсе. Пришлось пополнять силлабарий. И только много позже, когда число уверенно прочитанных надписей стало превышать 70%, можно было сказать задним числом, что Г.С. Гриневич правильно определил (воспользовавшись опытом своих предшественников) не более 30% слоговых знаков, так что его силлабарий на 2/3 заполнен знаками, взятыми совершенно из других письменных систем. Иными словами, фантастическими оказались не только его попытки читать надписи других народов, но и большинство результатов чтений восточнославянских надписей. Таким образом, пришлось строить собственный силлабарий. Особенное внимание при этом уделялось определению начальных слоговых знаков; необходимо было подобрать такие тексты, которые имели одинаковое чтение, как в кирилловском, так и в слоговом написании. Такой надписью послужила легенда на Тверском пуле, где однозначно читалось ПУЛЪ ТЬВЕРЬСЬКИЙ, ибо ничего другого там не могло быть написано (ЧУП, с. 25). Искусственно подбирая надписи с однозначным чтением, удалось надежно определить более десятка слоговых знаков. Остальные знаки подбирались уже с меньшей вероятностью, но подтверждались последующими чтениями. Так постепенно выяснились основные знаки славянского силлабария.

Опираясь на полученные результаты, можно было понять, почему оказались неудачными подходы исследователей XIX века. Выяснилось, что русское докирилловское письмо содержит ряд знаков, сходных с кириллицей, например, Г, К, Λ, М, О, П, Р, С, Т, У.., с латинской графикой, например,  I, N, U, V..., и даже со скандинавскими рунами, например, , , , а также с тюркскими рунами, например, . В зависимости от конкретных знаков, надписи данной письменностью относили к одному из перечисленных видов письма, однако удачных чтений при этом не получали. Этим, в частности, объясняется то, что данный вид письменности долгое время не мог быть выделен в чистом виде - в силу сходства с известными видами письма он всегда принимался за один из них. При рассмотрении различных исследователей XIX-XX веков, пытавшихся читать слоговые знаки, стал понятен прогресс в этом виде славянской эпиграфики (ЧУ1, ЧУ2).

Теперь можно было предъявить первые полученные предварительные результаты широкой научной общественности, что и было осуществлено в 2002 году (ЧУЗ). Данная монография вовсе не отменяла сложившееся в академической эпиграфике мнение по поводу докирилловской письменности, но показывала возможность существования непротиворечивой альтернативы.

Следующая монография показывала успешность применения полученных результатов к чтению различных средневековых надписей, например, на ремесленных изделиях (были обнаружены уже забытые названия ряда предметов), на украшениях (оказалось, что часть элементов пояса несет паспортные данные его владельца), на вывесках и указателях (такой класс эпиграфических объектов до данной работы практически не исследовался), на залоговых средствах и т.д. По издательским соображениям работа была разбита на две книги, вышедшие одна за другой (ЧУР, ЧУТ). Опять-таки замечу, что и две эти книги не поколебали академической точки зрения. Даже небольшое расширение числа прочитанных надписей (на несколько сотен) и выявление посредством них новых аспектов исторической реальности оказалось всего лишь демонстрацией эффективности нового метода, но не осуществлением целой серии эпиграфических работ. Это можно сравнить с экспериментальной моделью новой марки автомобиля; она может нравиться или не нравиться потребителю, но в полной мере он может ее оценить лишь тогда, когда данная модель войдет в серию и покажет свою эффективность при всесторонних испытаниях.

Последующие мои книги касались других сторон эпиграфики; однако пока я остановлюсь только на этих достижениях. Добавлю лишь, что слоговая письменность была хорошо известна даже в XIX веке, но не ученым, а художникам, особенно книжным иллюстраторам. В последнее время она называлась руница (СНО), а раньше - «руны Макоши». Я не настолько самонадеян, насколько были мои предшественники, и не считаю, что первая же демонстрация вновь обнаруженного вида древней письменности автоматически будет означать ее признание. Как и у всякой новации, у данной может быть выявлен большой список недостатков, которые будут последовательно устраняться. А данная монография вовсе не предполагает выпячивание именно авторской точки зрения на докирилловское слоговое письмо. Я изложил свою позицию по данной проблеме лишь в связи с рассмотрением различных задач славянской эпиграфики, поскольку по сравнению с другими рассмотренными областями здесь можно видеть определенную ущербность академического подхода.

Обсуждение. Первое же знакомство с эпиграфикой выявило ее противоречивость. С одной стороны, она не признаётся особой наукой, но считается только вспомогательной научной дисциплиной; с другой стороны, без нее невозможно читать исторические документы. Более того, именно археологи с большим удивлением поколебали одну, казалось бы, неизменную истину, существовавшую в эпиграфике: что алфавит предшествует  появлению письменности. Да, действительно, при обучении сначала учащиеся изучают алфавит, а затем учатся читать; но анализ русских берестяных грамот показал, что алфавит формируется гораздо позже появления самого письма. Получается, что эпиграфика в своих теоретических аспектах уже меняет устоявшиеся представления о развитии культуры.

Весьма любопытно было также проследить восприятие академической научной общественностью открытия нового вида славянского письма. Выяснилось, что если в XIX веке русская научная общественность не только была готова к нахождению такой письменности, но даже приветствовала высказывания такого рода предположения  и образцы этого письма Городцова, Болсуновского, Хвойки, Самоквасова, то в ХХ веке такого рода научные изыскания стали считаться нарушением правил хорошего тона и негласно преследоваться внутри самой академической науки. Причин тут много, и одной из них явилось ослабление роли эпиграфики и усиление роли археологии. Однако сами археологи оказались не в состоянии обследовать всё новые и новые массивы надписей, открываемые в полевых сезонах; это превышало и их возможности в плане затрат времени, и их подготовку в области знания разных систем письма и особенностей его чтения. Гораздо «дешевле» было вообще не обращать внимания на надписи, что и было сделано. Воздействовал и стереотип культурной отсталости России, особенно - давление западных коллег, которые считали средневековую Русь крайне отсталой страной. На полвека такого запрета хватило; но как только в 90-е годы ХХ века монополия академической науки на исследования закончилась, появились эпиграфисты неакадемического направления. На первых порах конкуренция была в пользу академического знания: срабатывала инфраструктура НИИ, опыт академической работы, система научных публикаций. Кроме того, срабатывал стереотип, который насаждался веками: Русь якобы была страной малокультурной, которая могла только воспринимать чужие открытия - где уж ей, такой отсталой, иметь еще один самобытный тип письма. Так научная инертность вкупе с насаждаемой антироссийской точкой зрения на древнюю русскую культуру не только не способствовали развитию академической эпиграфики, но даже были направлены на погашение любых инициатив, даже идущих из других наук или от любителей.

Иначе говоря, в эпиграфике возник ряд проблем, которые требовали своего решения.

Литература

АРЦ: Арциховский А.В. Берестяные грамоты мальчика Онфима // СА 1957, № 3

ВИА: Висоцький С. Азбука з Софіїскому собору в Києві та деякі питання похождення кириллиці // Мовознавство, 1976, № 4

ВИС: Висоцький С. Вiконна рама та шибки з Київськой Софии // Києвська старовина. Щорiчник. Київ, 1972

ВЫД: Высоцкий С.А. Древнерусская азбука из Софии Киевской // Советская археология, 1970, № 4

ВЫС: Высоцкий С.А. Средневековые надписи Софии Киевской (по материалам граффити XI-XII вв.). Киев, «Наукова думка», 1976

ГЛИ: [Глинка Ф.Н.]  О древностях в Тверской Карелии. Извлечение из писем Ф.Н. Глинки к П.И. Кёппену // Журнал министерства внутренних дел. СПб, 1836,  тетрадь 5, с. 633-652. Отдельный оттиск

ГОР1: Городцов В.А. Заметки о глиняном сосуде с загадочными знаками // Археологические известия и заметки. СПб., 1897, год  V, № 12

ГОР2: Городцов В.А. Заметка о загадочных знаках на обломках глиняной посуды // Археологические известия и заметки. СПб., 1898, год VI, № 11-12

ГРЖ: Гриневич Г.С. Сколько тысячелетий славянской письменности (О результатах дешифровки праславянских рун) // "Русская мысль". Реутов, 1991 "Общественная польза", с. 3-28, 14 илл.

ДАС: Даскалов Хр. С. Открытия в древней столице Болгарской Тернове. Письмо к О.М. Бодянскому. МГУ, М., 1859

ДМИ: Дмитриенко А. Памятники слогового письма древних славян. Этрусские надписи. Фестский диск. Линейное А и Б. М., «Белые Альвы», 2001, 224 с.

ИСТ: Истрин В.А. 1100 лет славянской азбуки. М., Издательство АН СССР, 1963, 179 с.

КАР: Каргер М.К. Киев и монгольские завоевания // Советская археология, XI, 1949, с. 67

КОЛ: Колчин  Б.А., Рыбина Е.А. Раскоп на улице Кирова // Новгородский сборник. 50 лет раскопок Новгорода. М., Издательство "Наука", 336 с.

КУЕ: Куев К.М. Черноризец Храбър. София, 1967

ЛИН: Линниченко И.А., Хвойко В.В. Сосуды со знаками - из находок на площадках трипольской культуры // ЗООИД, т. XIII, Одесса, 1901

МЕД: Медынцева А.А. Б.А. Рыбаков - историк-энциклопедист нашего времени // Культура славян и Русь. М., «Наука», 1998, 541 с., с. 3-30

МОН: Монгайт А.Л. Рязанская земля. М., 1961, изд. АН СССР, с. 160-162

НОВ: Новосадский Н. Эпиграфика. БСЭ, М., ОГИЗ РСФСР, 1934, т. 64, с. 510-511

ОТК: Откупщиков Ю.В. Фестский диск. Проблемы дешифровки. Спб, 2000, Издательство Санкт-Петербургского университета, 38 с.

ПЛА: Плахотная О. Праславяне на Крите? (Поиски и гипотезы) // "Советская Россия", М., № 100 за 29 апреля 1984, с. 4

ПОГ: [Погодин М.П.] Славянские новости (письмо проф. М.П.Погодина к редактору) // Московский наблюдатель. Журнал энциклопедический. М., 1836, год II, часть VII, май-июль, с. 288-299

ПРО: Прозоровский Д.И. О названиях славянских букв // Вестник археологии и истории. СПб, 1888, вып. 7, с. 63

РУС: Рыбаков Б.А. Русские датированные надписи XI-XIV веков // Свод археологических источников, Е1-44, М., «Наука», 1964

РЫБ: Рыбаков Б.А. Русская эпиграфика X-XIV веков (состояние, возможности, задачи) // История, фольклор и искусство славянских народов. Доклады советской делегации на  V Международном съезде славистов. София, сентябрь 1963 года. М., 1963

РЫЗ: Рыбаков Б.А. Знаки собственности в княжеском хозяйстве Киевской Руси Х-XII веков // Советская археология, 1940, VI, с. 227-258

САМ: Самоквасов Д.Я. Раскопки северянских курганов в Чернигове во время ХIV археологического съезда. Посмертное издание. М., 191

УВА: Уваров А.С. Примечания // Жизневский А.К. Описание Тверского музея. Археологический отдел. М., 1888

ФЕХ: Фехнер М.В., Янина С.А. Весы с арабскими надписями из Тимерево // Вопросы древней и средневековой археологии Восточной Европы. М., «Наука», 1978

ЧЕЖ: Чежина Е.Ф. Уникальная надпись на раннескифском псалии из Южного Приуралья // Советская археология, 1981, № 1

ЧУ1: Чудинов В.А. Славянская докирилловская письменность. История дешифровки. Часть 1 . Серия "Славяне: письмо и имя" . М., 2000, Издательский центр научных и учебных программ,  76 с.

ЧУ2: Чудинов В.А. Славянская докирилловская письменность. История дешифровки. Часть 2 . Серия "Славяне: письмо и имя" . М., 2000, Издательский центр научных и учебных программ,  92 с.

ЧУ3: Чудинов В.А. Загадки славянской письменности. М., 2002,  "Вече", 528 с.

ЧУП: Чудинов В.А. Проблема дешифровки. Создание силлабария. Чтение смешанных надписей. М., 2000. Издательский центр научных и учебных программ, 96 с.

ЧУР: Чудинов В.А. Руница и тайны археологии  Руси. М., Издательство "Вече", 2003, 432 с.

ЧУТ: Чудинов В.А. Тайные руны древней Руси. М., Издательство «Вече», 2005, 400 с.

ШЛЯ: Шляпкин И.А. Русская палеография. По лекциям, читанным в императорском С-Петербургском археологическом институте. СПб, Т-во Р. Голике и А. Вильборг, 1913, 100 с.

ШТЫ: Штыхов Г.В. Древний Полоцк. Автореферат кандидатской диссертации. Минск, 1965

ЩЕП: Щепкин В.Н. Русская палеография. М., «Аспект пресс», 1999, 270 с.

ЯНЗ: Янин В.Л., Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бересте. Из раскопок 1984-1989 гг. М., «Наука», 1993

ЯНИ: Янин В.Л. Новгородские грамоты на бересте из раскопок 1977-1983 гг. М., «Наука», 1986

ЯНР: Янин В.Л., Рыбаков Б.А. По поводу так называемых «открытий» Н.В. Энговатова // Советская археология, 1960, № 4, с. 239-240

AST: Аstle Thomas. The origin and progress of writing, as well hieroglyphic as elementary. London, 1794

FRA: Fraehn Ch.M. Ibn-Abi-Jakub El Nedim's Nachricht von der Schrift der Russen im X Jahrhundert n. Ch., kritisch beleuchtet // Memoirs de l'Academie de imperiale de sciences de st. Petersbourg, VI serie. Politique, Histoire, Philologie, III T., 1836, p. 507-530

КОТ: Kotljarevski A., prof. Archäologische Späne. Dorpat, 1871

MAG: [Magnusen F.]. Runamo og Runerne. En Commiteeberetning til det Kongelige Danske Videnskabers Selskab Samt Trende Afhandlinger angaaende Rune Literaturen, Runamo og forskjelligesaeregne (tildeels, nylig opdagelde). Kjǿbenhavn, 1841, 742 S.

SIO: [Siogren von, Dr.] Ueber das Werk Finn Magnusens Runamo og Runerne. S.-Petersburg, 1848

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.16MB | MySQL:11 | 0.181sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.329 секунд