В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Октябрь 25, 2019

Памяти Александра Владимировича Пыжикова

Автор 22:07. Рубрика Воспоминания и некрологи

Памяти Александра Владимировича Пыжикова

Чудинов В.А.

17 сентября 2019 года на 54 году жизни в результате отрыва тромба ушёл из жизни советский и российский историк, доктор исторических наук, профессор Московского педагогического госуниверситета Александр Владимирович Пыжиков. К большому сожалению, я не был с ним знаком лично, но с удовольствием слушал записи его выступлений в виде видеофильмов. Многие его взгляды были весьма созвучны моим, и именно их я хотел бы рассмотреть в данной статье, несколько сократив текст его речей.

pyzhikov1.jpg

Рис. 1. Александр Владимирович Пыжиков

Как у русских украли древнюю историю [1]. «С начала этого года я потихонечку начал развивать эту тематику, потому что в прошлом и позапрошлом году были другие приоритеты. В науке я всегда выступаю за поэтапность, чтобы не валить всё в одну кучу.

Этот год - первый, когда получило звучание очень нехорошее слово, хотя его придётся употребить - это «языческая тематика». Слово это нехорошее, вы, наверное, согласитесь, и мне оно не нравится, просто терминологически здесь ещё ничего не проработано, и приходится пока, на сегодняшний день, пользоваться тем, что есть».

Я понимаю озабоченность Александра Владимировича, я сам, когда начал читать курс славянской мифологии в Государственной академии славянской культуры его использовал, пока не вышел на вполне корректное название: «русский ведизм».

«Объясняю, почему я этим занялся и почему вся старообрядческая и староверческая тематика, с которой я начинал, изучая грани русского раскола и корни сталинского большевизма, когда эта староверческая тематика получила отзвук в истории ХХ века, начиная с 17-го года. Потихонечку, поэтапно, я подходил к пониманию того, что проблема гораздо серьёзнее и глубже, чем просто противостояние старообрядческой и никонианской церкви». Как и многие современные историки, Александр Владимирович произносит как синонимы слова «староверы» и «старообрядцы», хотя это совершенно разные понятия. Староверы - это ведисты, у них не существовало понятие «церковь», заимствованное из латыни, но было понятие «храм». И у каждого бога был свой храм. Прежде всего - у наиболее древних богов - Макоши, Мары, Рода и Яра, но затем и у более поздних - Девы (Живы), Велеса, Сварога, Перуна, Даждьбога, Лады и Лели. Тогда как старообрядцы - это ранние христиане, крестившиеся двумя перстами, как показано на всех христиански иконах.

«Мне всегда казалось, что пласты нашей истории  гораздо глубже, а потому всплыла тема язычества. Это началось с темы беспоповства. Со староверами, старообрядцами и беспоповцами всё понятно, и я лично знаком с митрополитом Корнелием. Никаких вопросов там нет. Но, как я всегда говорил,  это - только 10% от нениконианской среды. А остальные 90 % находятся в беспоповских толках согласия. Но что это - Последние лет пять я уходил от ответа на этот вопрос, потому что сам не вполне понимал. Это - не церковники, это какая-то внецерковная среда, и я вводил термин «внецерковное православие», И в этом году наступило время разобраться, христианская это среда, или нет. Все считают, начиная с XIX века, что да, потому что то, чем жило это население, эта среда, она жила своим фольклором. Кстати, термин «беспоповцы» придуман сверху, никто так себя не называл. А фольклор был пропитан христианской терминологией, и это тоже ни для кого не секрет».

Я согласен, что история русского ведизма намного серьёзнее и глубже, чем её толкуют нынешние историки. Но гонения на староверов в XVII веке, то есть их убийство и конфискация их имущества со стороны никонианской государственной церкви, ведисты  не забыли, а потому сменили терминологию на христианскую, продолжая иметь совсем иное мировоззрение.

«Задача состояла в том, чтобы посмотреть, в чём состояла эта христианская терминология. И здесь начинается самое интересное, здесь мы начинаем выходить на такие исторические пласты, которые действительно остались вне внимания исследователей. И только разобравшись в этих пластах, можно понять, что, собственно, представляет собой Россия, и в чём состоит её эволюционная особенность, начиная с XVII века. И когда представители официальных церковных кругов и официальной науки говорят о расколе второй половины XVII века, что это - незначительное событие, о котором  и упоминать-то необязательно, то это - совершенно контрпродуктивно, это и есть центральный узел, развязывая который, мы выйдем на очень серьёзные вещи. Ибо только тогда мы выйдем на понимание того, что есть русский национальный путь».

Становится ясно, что книга «Грани русского раскола», написанная Александром Владимировичем, поставила перед ним задачу разобраться в том, кто же реально противостоял христианизации Руси.

«Эта проблема звучит с 1989 года, и она звучит до сих пор, подвижек здесь не очень много. В основном мы видим освоенные деньги, но не научную продукцию. Приходится понять тему язычества. Мы имеем дело тут с совершенно иным мировоззрением, которое отличается от нашего, в котором мы все живём.

Современное наше мировоззрение основывается на механико-материалистическом понимании  мира, откуда выходят все науки - физика, химия, математика и т.д. Идёт специализация наук, и эта нарезка только увеличивается. И все эти науки обслуживают эту механико-материалистическую картину мира. Это объявлено правильным, главным, и вне этой картины мира ничто существовать не может. А вне существует только мракобесие, дикость, от чего нужно уходить.

Однако обряды, заговоры, былины, русский фольклор отражает совершенно иную картину мира, и этот шаг к его пониманию не сделали исследователи начала ХХ века. Но это необходимый шаг, который мы должны сделать все вместе.  Есть книжная цивилизация, когда мы все сведения черпаем из книг, и есть устная, фольклорная, как её называют, которая состоит из разных сегментов - былин,  заговоров, обрядов».

С русским народным творчеством я в юности знакомился дважды - в музыкальном училище при Московской консерватории, где в дисциплине «народное творчество» нас знакомили с песнями и танцами русского народа, и на филологическом факультете, где нас знакомили именно с былинами, заговорами, сказками в курсе фольклора, а также в курсе диалектологии, где мы знакомились не только с особенностями фонетики и иной лексики различных областей России, но и с заговорами, загадками, пословицами и поговорками. Но, при всём при этом, я понимал, что это - только верхушки народной психологии и народного мировоззрения, и что никакая наука, по сути, не изучает народное преставление о справедливом и несправедливом (народную юриспруденцию), о чести и позоре (народную этику), о красоте и уродстве (народную эстетику), а также народное представление о правильном и неправильном устройстве общества (народную социологию), о выдающихся и ничтожных событиях в прошлом (народную историческую науку), и народное представление об устройстве мира (народную философию).  Как я понимаю, Александр Владимирович подошёл именно к такому критическому осознанию бедности современной фольклорной науки.

«Это - не книжная традиция, а та, которая живёт в слоях простонародья. Книжная традиция жила у дворян, у правящего класса, а  фольклорное мировоззрение основывается на совершенно на другом, на вибрационном принципе. Всё состоит из колебаний. Вибрационная фольклорная картина мира очень отличается от физической. 

Источники фольклора мы делим на три части: былины, заговоры, обряды. Былине - не есть рассказ о каких-то происшедших событиях, это не летописи, это абсолютно образная картина того мировоззрения, где мир понимается как вибрационная среда. В будущей передаче с Фефеловым я расскажу, с кем же борется Илья Муромец, с какими татарами, кто понимается под татарами. Мы-то смотрим на былину, как на историческую действительность, а в былине это - совсем иное. А заговоры в материалистической среде выглядят бреднями, мракобесием, которое надо искоренять. А в вибрационной среде - это самый практический инструмент. Это не гипноз, как полагают некоторые, а это умение слушать нематериальную среду. И слово «слышать» здесь - ключевое, поскольку эти вибрации видеть нельзя.  Слово «вибрация» не использовалось, вместо него  бытовало слово «ветер». Люди смотрели на всё с точки зрения энергетики. Как человек устроен, как космос и Земля. Эти ветра: небесные, земные и человеческие. Их взаимодействия - был главный предмет той цивилизации. Вход в неё лежит в проблеме «своя» и «не своя» смерть. Эту проблему впервые сформулировал Зеленин».

Итак, мы видим, что Александр Владимирович на примере борьбы Ильи Муромца с татарами пытается построить «фольклорную историографию»,  а на исследовании заговоров - фольклорную философию, сопоставление человеческого бытия «положенного от природы» и «испорченного посторонним вмешательством».

«Понимание «своей» или «не своей» смерти - это понимание того, какая энергетика от тебя останется. На это смотрели, как на главную проблему.  Нам это кажется чудачеством. Но с их точки зрения, или ты перейдёшь после смерти на другой уровень развития, или, при не своей смерти, эта энергетика останется здесь, на земле, и она стане основой многих болезней.  И природа всех психических болезней тогда рассматривалась совершенно иначе, чем у нас. Кстати, чем занимался Илья Муромец - он как раз занимался нейтрализацией той отрицательной энергией, которая скопилась в социуме и которая мешала людям. Вот, в чём, собственно говоря, была функция защиты земли русской, а не гонять каких-то там мифических татар».

Хочу отметить, что понимание энергетики, - положительной или отрицательной, это уже положения не столько фольклора, сколько русского ведизма. Так, от фольклора Александр Владимирович постепенно переходит к ведической трактовке русского народного творчества, хотя в силу инерции историка он это считает «более глубоким историческим анализом». И понятно, что такую трактовку его коллеги-историки не одобрят.

«И если входить в фольклор через проблему своей и не своей смерти, то там появляются такие смысловые горизонты, которые раньше даже никому не приходили в голову. Например, чтобы помочь людям решить проблему не своей смерти, новорожденного ребёнка называли именем того человека, который погиб. И такие люди массово никогда н пойдут воевать. То есть, массовые войны при таком мировоззрении невозможны. Я впервые это понял, кода наткнулся на указы Петра I, когда началась Северная война - он не мог собрать армию, она разбегалась при её отправке на фронт. Поэтому сложилась очень изощрённая система набора рекрутов - там и круговая порука, и если кто сбежал, то казнили троих, какие только драконовские меры ни применялись - армию собрать было невозможно!  Эту задачу можно был решить только одним способом - навязать другое мировоззрение. И тогда люди стали понимать, что убивать - это нормально, а заложные покойники - это бред». Под заложными покойниками в славянской мифологии  понимаются люди, умершие не своей смертью, в том числе и самоубийцы. Их обычно не помещали на кладбище и не отпевали в храмах.

«То есть Пётр I перевёл русских людей в наше мировоззрение, он расчеловечил население. Поэтому чем занимается наша цивилизация? - Одни войны. Все что-то делят, с чем-то разбираются из-за денег. Ужас, что творится! Поэтому надо изучать язычество. Это - иная реальность, а никакая не дикость.  И вытащили мы её не из каких-то летописей, чем занимались учёные, а из фольклора. Это - совершенно другое мировоззрение. Тут открывается совершенно иной горизонт».

Полностью согласен с Александром Владимировичем. Хотя в Академии славянской культуры я занимал должность проректора по международным связям, однако в этом сугубо христианском вузе (где существовал свой домовый храм, с духовником, который там часто появлялся, и служил для преподавателей литургию, и где по распоряжению святейшего патриарха Всея Руси посвящение в студенты происходило не просто на территории Московского кремля, но в Успенском соборе, где короновались русские императоры), где я преподавал славянскую мифологию, мои коллеги-преподаватели за глаза называли меня «язычником»). Это вовсе не означает, что все преподаватели были христианами, ибо большинство оставались атеистами, однако, поскольку ректор Академии И.К. Кучмаева являлась монахиней в миру, преподаватели стремились не афишировать своё истинное мировоззрение. Но современные историки в своём большинстве - это атеисты, и славословие А.В. Пыжикова русскому ведизму им, скорее всего, явно не понравится. Хотя в отношении русской глубинки он совершенно прав. И если мои студенты из городов слушали курс славянской мифологии как некую сказку, сладко вспоминая детство, то студенты из сельской местности, которые жили в этой реальности, засыпали меня вопросами о подробностях тех или иных славянских обычаев.

«Владимир Васильевич Стасов, труд которого «Происхождение русских былин» мы будем переиздавать, подчёркивал общность былин самых разных народов - и Индии, и Персии, и Китая, и тюркских, и угро-финских народов, то есть, это мировоззрение было достоянием всех, хотя слово «глобализм» сюда не подходит».

Я не буду цитировать всю лекцию А.В. Пыжикова. Я увидел человека, впервые попавшего под обаяние русского ведизма, который открыл его для себя, и который пытается понять его, отталкиваясь от русского фольклора.

pyzhikov2.jpg

Рис. 2. Заставка видеоролика

 

В новый путь без Фоменко. «Я хотел бы отмежеваться от Фоменко. Но Носовский и Фоменко - не первые в области нового взгляда на историю. Пионером и самым интересным исследователем в этой области является, разумеется, Николай Александрович Морозов. Но молодёжь его мало знает, что, разумеется, зря. Они взяли его идеи и извратили. В чём разниця меду ними? Я вовсе не его приверженец. Но у него есть рациональное зерно: вся экспансия, весь негатив идёт с запада. А ворота его он указал - это киевские. Причём западная экспансия не только в отношении России, но и в отношении других народов - Китая, Индии, в Африке, в Америке. То есть, Запад - это центр, от которого идёт зло в историческом смысле. Я эту концепцию беру и дальше развиваю её, но не по-морозовски. Но эту основополагающую идею  фоменковцы выбросили.

Оказывается, Россия, не важно, как она называлась, и является главным субъектом мировых завоеваний. Мы якобы завоевали и Европу, и Индию, и Китай. То есть, центр мировой агрессии находится у нас. Как мне сказали знающие люди, идёт огромная финансовая подпитка из западных фондов в отношении Фоменко и Носовского, фонд  Эберта и другие. Конечно, Западу это выгодно. Что Россия - это поганое место, откуда исходят все неприятности».

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.15MB | MySQL:11 | 0.456sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.657 секунд