В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Октябрь 25, 2019

Памяти Александра Владимировича Пыжикова

Автор 22:07. Рубрика Воспоминания и некрологи

Я тоже негативно отношусь к исследованиям Фоменко и Носовского по нескольким причинам: они совершенно не применяют эпиграфический анализ, а их попытки русского прочтения надписей на английских монетах выдают дилетантов-неумех; их попытки построить «новую хронологию» являются неким умозрительным проектом, тогда как существовала «старая» (по отношению к христианской)  хронология по Рюрику (а до неё - по Роду, а до того - по Маре, а до неё - по Макоши). Эту старую хронологию я читаю на сотнях артефактах, тогда как по Фоменко раньше 12 -го века никакой хронологии вообще не существовало. Для фоменковцев образцом чтения этрусских тексов является творчество поляка Тадеуша Воланского, который, наряду я радом правильных положений, допускал и множество ошибок, а верное чтение древнерусской письменности они находят у Г.С. Гриневича, который реально знал не более 1/3 слоговых знаков русской руницы, а остальное домысливал. Но вместе с тем, у них имеются и некоторые интересные положения, например, о реальном месте Куликовской битвы или о знамёнах и лицах русских и «татар», которые ничем не различались.  Я полагаю, что Фоменко и Носовский пытались найти русский след во многих странах мира, но не потому, что мы эти страны завоевали, а потому что на них было оказано культурное влияние. Так что здесь я полагаю мнение Александра Владимировича обычным неприятием академического историка «новых хронологов».

Скрытая Россия [3] «Период с 1666 по 1682 год, то есть, с проведения так называемого Большого церковного собора и по стрелецкий бунт 1882 года мы с полным правом можем называть гражданской войной, когда династия Романовых полностью укрепилась на троне, полонизированная правящая верхушка России стала полноправной хозяйкой России. А после этого русский раскол как-то исчезает. Русские историки его упоминают, но как о периферийном событии». Здесь А.В. Пыжиков показал себя весьма скрупулёзным учёным, который смог добыть много интересных фактов об этом периоде.

Впрочем, я передаю своё мнение. И оно таково, что на многие проблемы у нас с ним имелись общие взгляды.

Критика взглядов Пыжикова. А посему мне было больно читать о нём  предвзятую критику. Например, со стороны Анатолия Степанова, историка, главного редактора «Русской народной линии» (РНЛ), председателя «Русского собрания». В своей статье [5] он пишет: «В последнее время имя историка Александра Владимировича Пыжикова становится всё более популярным. И популярным, прежде всего, в патриотических кругах. При этом он выступает, скажем так, с весьма оригинальной концепцией истории России и развития русской мысли. И его слушают. И практически никто не критикует.

Пыжиков - завсегдатай телеканала «День ТВ», с ним организует беседы главный редактор канала Андрей Фефелов. Пыжиков выступает и на идеологически вроде другом ресурсе - на «Царьграде». Пыжиков участвует в работе клуба получившего в последнее время популярность историка и аналитика Андрея Фурсова. Выходят массовыми тиражами его книги, а книга «Корни сталинского большевизма» (2015) была весьма благожелательно встречена публикой».

Полагаю, что этому можно только радоваться. Однако тут же за пряником следует кнут: «В последнее время он начал активно проповедовать некую концепцию, которая претендует на новое прочтение русской истории. Концепцию, которая, на мой взгляд, является настоящей идеологической диверсией против Русской Церкви, против традиционной русской имперской государственности, да и против самой Русской истории. Это своего рода новая фоменковщина, но в патриотической упаковке, а поскольку нынче патриотизм является мейнстримом, то намного опаснее фоменковщины».

Несмотря на то, то в учении Анатолия Тимофеевича Фоменко имеются определенные изъяны, в целом его поиски правильной хронологии могут вызвать уважение, но никак не осуждение, связанное со словом «фомековщина». Если перейти на такой уровень, то по мне «фоменковщина» лучше «степановщины». Ибо Фоменко ставит перед наукой новые проблемы, тогда как Степанов просто защищает устоявшиеся положения.

«Пыжиков пробует себя на ниве чиновничьей карьеры. В 2000-2003 гг. он - помощник председателя Правительства РФ Михаила Касьянова, ныне знаменитого либерального оппозиционера, любимца США и Запада, а тогда больше известного под кличкой «Миша два процента». А в 2003-2004 гг. занимал довольно весомую должность заместителя министра образования РФ. Но, видимо, с карьерой чиновника что-то не заладилось, и Александр Владимирович вернулся в науку и преподавательскую деятельность. Ныне он профессор в своей alma-mater. Если посмотреть на перечень его публикаций, то после книги «Хрущевская оттепель» 2002 года возникает пауза, и с 2013 года мы видим Пыжикова, который занимается иной проблематикой. Сначала выходит его книга «Грани русского раскола: заметки о нашей истории от XVII века до 1917 года», затем через год в 2014-м «Питер-Москва. Схватка за Россию» и, наконец, в 2015-м самая успешная книга «Корни сталинского большевизма». О последней нужно сказать несколько слов. Успех книги связан с тем, что автор предложил неожиданный ракурс изучения проблемы, он обратился к изучению религиозной принадлежности сталинской команды и установил, что среди сталинских наркомов и выдвиженцев было много старообрядцев-беспоповцев. Участие старообрядцев в февральской революции - факт давно известный. Выходцами из старообрядческих семей были Гучков, братья Рябушинские, Коновалов, Терещенко и даже унтер-офицер Кирпичников, первым застреливший офицера, своего командира. Но никто толком не изучал религиозную принадлежность родителей русских большевиков. А.В. Пыжиков этим исследованием, несомненно, внес весомый вклад в науку.

Однако уже в этой книге он предлагает некоторые весьма сомнительные и далеко идущие понятия и идеи. В частности первая глава его книги называется «Внецерковное православие русского народа: к постановке проблемы». Пока, правда, проблема ставится сугубо в научном дискурсе, автор предлагает тщательно изучить сектантов и раскольников, как активную среду для распространения большевистских идей.

2017 год стал для Пыжикова годом необычайной публицистической активности. Он отошел уже от сугубо научной проблематики. Теперь он уже не ставит проблемы, он постулирует некие аксиомы. В 2017-м на волне антиукраинских настроений в обществе подогреваемых бесконечными политическими ток-шоу вышла его книга «Славянский разлом. Украинско-польское иго в России», в которой автор выходит за пределы научного дискурса и открыто предлагает порвать наши корни с Малороссией, прекратить считать Киев матерью городов русских, а нам обратиться к подлинной (старообрядческой с восточными примесями) русской народной культуре.

Остановлюсь на двух принципиальных выступлениях Пыжикова в сентябре текущего года, в которых выпукло представлена суть идеологической диверсии, которую он предлагает.11 сентября он выступил с докладом на заседании клуба «Универсум», которым руководит Андрей Фурсов. Доклад Пыжикова активно рекламировался, намекалось, что будет предложен совершенно новый взгляд на русскую историю. Словом, Пыжиков и его единомышленники откровенно интриговали общественность. На заседании помимо Фурсова и Пыжикова присутствовали из известных лиц историк Евгений Спицын, журналист Андрей Фефелов, экономист Михаил Делягин, который, правда, участия в дискуссии не принимал. Доклад был посвящен «открытию» нового направления русской мысли, у истоков которой, по утверждению Пыжикова, стоял критик и искусствовед, а по мнению докладчика еще и крупный самобытный русский мыслитель Владимир Стасов.

Суть концепции Пыжикова такова. Мы привыкли воспринимать идейную ситуацию второй половины XIX века как борьбу западников и славянофилов. Но это, мол, обедненная картина. На самом деле была третья сила альтернативная западничеству и славянофильству. И этой силой был Владимир Стасов и группа его единомышленников, среди которых Пыжиков упоминает Льва Даля (сына великого писателя и филолога), Горностаева и др. Они, мол, обратившись к изучению былин киевского цикла, к изучению орнаментов, архитектуры пришли к выводу, что не было никакого влияния на народ византийской культуры, она сильна была только в церкви и в элите. А былины и вовсе были переделаны на киевский манер после XVII века. В народной культуре на самом деле было сильно влияние язычества и восточных традиций. И вот к этому и надо обращаться, призывает Пыжиков.

Ну, прежде всего стоит заметить, что А.В. Пыжиков, не будучи специалистом в истории русской мысли (напомню, что сфера его научных интересов «хрущевская оттепель» и сталинская эпоха), сам сильно обедняет и искажает картину русской мысли второй половины XIX века. Пыжиков, опираясь на Стасова, пытается разделить понятия «православность» и «церковность», утверждает, что православное шире церковного, поскольку включает языческие и восточные мотивы. Отсюда он делает вывод, что русский - это православный, но не церковный, не связанный с Русской Православной Церковью. Пыжиков подчеркивает неоднократно, что, в его понимании, православное и русское включают восточные и языческие составляющие, в которых он, Пыжиков, «не видит ничего плохого». Он не приемлет церковность, а вот православие, в которое включается восточное и языческое, он приемлет. Такое «пыжиковское православие» получается. Нигде и никогда невиданное.

Еще более откровенен был А.В. Пыжиков в интервью популярному в сети блоггеру Гоблину в программе «Разведдопрос», в которой он принимал участие вместе со своим коллегой Е. Спицыным в конце сентября. Послушаем, что он говорит. Оказывается, во второй половине XVII века в Московском царстве был осуществлен «невиданный геноцид русского народа», факт которого замалчивают все выдающиеся русские историки. Более того, «колониальные власти польско-украинского происхождения» «изменили ДНК России» (новое для исторической науки понятие, к науке, впрочем, не имеющее отношения). Власти, оказывается, «стёрли память всему населению», вот тогда-то, мол, и распространился миф о Киеве как матери городов русских. Это произошло в результате того, что малороссы захватили церковь и создали историческую реконструкцию событий с Киевом в центре, а подлинную историю отменили. Пыжиков доходит до высот обличения, говоря, что это - самое страшное преступление в истории человечества, даже истребление индейцев было не таким, у них, мол, сохранилась память.

Пыжиков даже пытается объяснить свойственную русскому человеку идею коллективной собственности стремлением народа выжить под церковно-государственным прессом. Не в глубину веков, оказывается, уходит эта идея, а только к началу XVII века. Пыжиков доходит до того, что пытается пугачевщину представить протестом русских, - мол, это русские и поволжские народности воевали против полько-украинско-немецкого мира. Этим же якобы русским «протестом против поповщины» пытается он оправдать и погромы храмов после революции, мол, церковь была ненародная, поэтому ее и не жалели».

Кроме того, Степанов полагает, что Пыжиков выходит за пределы научного дискурса. А читатель Рудовский / 01.09.2018 пишет в комментарии: «автор выходит за пределы научного дискурса (с) Интересненько. Сколько раз сама РНЛ выходила за пределы научного дискурса, публикуя полные откровенной лжи и невежества статьи - и не сосчитать. Хаарпы, планыдаллеса, цитатытэтчЫр, информационныеэнергоструктурыводы и так далее и тому подобное. И ничего, всех все устраивает...».

Александр Васькин, русский священник, офицер Советской Армии, 31.08.2018 пишет: «На мой взгляд, никакой диверсии не существует. Есть попытка осмыслить всего лишь одно: почему после двух Смут XYII в. история Руси (не России!) пошла совсем по другому пути, но не по пути, окончательно осмысленному Великим Государем Иоанном Васильевичем Грозным. Полагаю, что проф. Пыжиков прав».

pyzhikov3.jpg

Рис. 3. Александр Владимирович  Пыжиков и Анатолий Алексеевич Клёсов

Скорбь людей, знавших Пыжикова лично. Основная масса людей скорбит. Вот мнение Евгения Спицына, историка: «Конечно же, это был выдающийся учёный, историк. Первую половину своей жизни он посвятил изучению хрущевской эпохи, а с 2010 года вплотную занялся темой старообрядчества. И его работы, посвящённые разным аспектам этой темы, - конечно, являются серьёзным вкладом в отечественную и мировую историческую науку.

А в личном человеческом плане это был очень хлебосольный, добродушный человек, открытый к общению, очень позитивный. Редко можно было увидеть в угнетённом состоянии духа.

Поэтому, конечно, это тяжёлая потеря не только для тех, кто лично знал Александра Владимировича, не только для научного сообщества историков, но и для всего российского общества. Его труды ещё долго будут актуальны и для читателей, и для любителей истории, и для коллег-историков, которые неизбежно и неизменно будут обращаться к его работам.

Думаю, лучшей посмертной благодарностью нашему другу, коллеге, товарищу будет издание его последней работы, которую он, к сожалению, так и не закончил.

Вечная память!» [5]

pyzhikov4.jpg

Рис. 4 А.В. Пыжиков на презентации одной из своих книг

Николай Травкин: «Ушёл из жизни заме­чательный учёный, док­тор исторических наук, давний автор «Литера­турной газеты» Алек­сандр Владимирович Пыжиков. Скончал­ся скоропостижно, что называется, на боевом посту - работал в архиве, почувствовал недомогание, врачи не смогли спасти...

Его книги были очень популярны и, можно не сомневаться, будут переиз­даваться. Он не боялся выйти за рамки академизма, он относился к истории как к средству осмысления дня сегодняшнего, он влиял на мировоззрение современни­ков, он открывал темы. Именно благода­ря Пыжикову история старообрядчества «вошла в моду», именно он по-новому взглянул на российско-украинские отно­шения, опираясь на историческую науку, отстаивал правду о советском прошлом. «ЛГ» выражает соболезнования родным Александра Владимировича, его коллегам по МПГУ».

Сайт «В контакте». Григорий Каменовский, 8 октября. «Родного человека в лице Пыжикова я потерял». Людмила Сычева, 23 сен.  «Не хочется верить , что А.В. Пыжикова уже нет с нами». Ирина Маловская,21 сен. «Как жаль. Не могу отделаться от мысли, что эта смерть не случайна. Как будто Александр Владимирович подобрался к разгадке какой-то тайны, и его остановили. Светлая память!»

pyzhikov5.jpg

Рис. 5. Книги Александра Владимировича Пыжикова

У меня тоже возникли аналогичные мысли: он слишком далеко зашёл в своих исследованиях. Возможно, остановился на пороге разгадки какой-то тайны. Он был в расцвете сил,  на взлёте, готовясь сделать в науке нечто очень важное.  Но не успел.

Очень жаль! Светлая память светлому человеку!

Литература

1.День ТВ. Александр Пыжиков. Как у русских украли древнюю историю. 30 октября 2018 года. Источник: https://www.youtube.com/watch?v=_yzhKl_jeRE

2.Конептуал ТВ. В новый путь без Фоменко. Александр Пыжиков. 1 февраля 2018 года. Источник: https://www.youtube.com/watch?v=kYAWQ6uyxqU

3.Конептуал ТВ. Скрытая Россия. 27 декабря 2017 года. Источник: https:/www.youtube. com/watch?v=tpqs4NSqph4

4.Степанов Анатолий. Идеологическая диверсия по имени Пыжиков. 18 ноября 2018 года. Источник: http://ruskline.ru/news_rl/2017/11/18/ideologicheskaya_diversiya_po_imeni_pyzhikov

5.Спицын Евгений, историк. Ушёл Александр Пыжиков. Источник: http://zavtra.ru/blogs/ushyol_aleksandr_pizhikov

6.Травкин Николай. Умер Александр Пыжиков // Литературная газета, 18 сентября 2019 года. Источник: https://lgz.ru/article/38-6705-18-09-2019/umer-aleksandr-pyzhikov/

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.16MB | MySQL:11 | 0.446sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

управление:

. ..



21 запросов. 0.650 секунд