В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Ноябрь 13, 2012

Руница как источник для письменности Евразии

Автор 13:51. Рубрика Дешифровка новых видов письма

Шестой круг проблем - руница и германские руны. Следующая проблема заключалась в том, имеют ли какое-либо отношение руны Макоши к германским рунам. Эта проблема возникла тогда, когда в процессе критики работ Г.С. Гриневича как неопытного дешифровщика и Е.А. Мельниковой как рунолога опытного, но небрежного, выяснилось, что  руны Макоши эпиграфисты в ряде случаев путают с германскими рунами, и русские слоговые надписи пытаются читать как германские буквенные, что приводит к совершенно негодным результатом. Более того, удалось обнаружить надписи, где руны Макоши удачно вписаны в межбуквенный промежуток между германскими рунами, которые рунами Рода подписаны как руны Одина,  а местом чеканки указаны мастерские храма Рода. Из этого вытекало, что русские мастера умели писать читать и те, и другие. Следовательно, русская руница как-то в недалёком прошлом повлияла на возникновение германских рун.

В процессе исследования выяснилось, что германские руны произошли не непосредственно из русских, а из тюркских, причем тюркские руны в отличие от русских, были буквенными. Так что этот переход пока выяснен лишь в общих чертах, и на сегодня осталось неясным в каком регионе, когда и под влиянием каких обстоятельств произошел этот переход. Зато можно предположить, что переход тюркских рун в германские произошел на территории Яровой Руси, на землях будущей Германии, куда пришли тюрки. Перейдя на ломаный русский язык, они, вероятно, решили приспособить к передаче новых слов свою тюркскую руническую письменность, которая для нового германского языка подходила не вполне точно. Это и вынудило германцев придумать ряд дополнительных знаков для передачи славянских фонетических реалий.

Со временем, однако, фонетика германских языков упрощалась, что привело к сокращению рун футарка с 33 у англичан до 24 в качестве старших германских и до 16 в качестве младших германских рун. А кончилось всё тем, что во втором тысячелетии н.э. германские племена перешли к латинской графике, отказавшись от рун.  Такое отношение у этносов обычно бывает не к родной, а к заимствованной письменности, потерять большое количество букв которой, или даже всю письменность народам не жалко. Напротив, своё народное достояние этносы берегут, как зеницу ока.

Казалось бы, на этом можно было и завершить исследования, однако совершенно неожиданно выяснилось, что руница имеет некоторое отношение к иероглифам.

Седьмой круг проблем - руница и критское иероглифическое письмо. Остров Крит, усиленно изучаемый археологами ХХ века в плане исследования крито-микенской археологической культуры, стал настоящим кладезем разных видов письма: линейных А и Б, письма Фестского диска и малоизвестного иероглифического письма критских печатей. Насколько мне известно, ни один исследователь до меня не пытался прочитать этот вид европейского письма. Оказалось, что перед нами находилась руница, но не в своём обычном виде, а в виде лигатур, каждая из которых была стилизована под какой-то предмет или рисунок (печать, изображение кошки и т.д.). Мне удалось прочитать ряд иероглифических надписей на критских печатях. Из этого следовало два вывода: что знаки каждого вида письменности можно стилизовать под знаки другого вида письменности (это известно и это я продемонстрировал в докладе год назад на первой региональной конференции), а также что их можно стилизовать под рисунки, что я тоже продемонстрировал. Эта позиция прямо противоположна существующей в современной грамматологии точки зрения на то, что иероглифы произошли из рисунков - пиктограмм.

Отсюда вытекает естественное предположение о том, что иероглифы Египта или цивилизации майя возникли не из картинок, а из слоговых знаков, стилизованных под картинки. Кроме того, не исключено, что среди наиболее древних надписей Крита, Египта или цивилизации майя можно надеяться найти и знаки подлинных рун Макоши, не имевших на ранних ступенях своего применения никаких стилизаций.

Восьмой круг проблем - руница и демотическая письменность. На трёх Международных конгрессах по докирилловской славянской письменности, проводимых в 2008, 2009 и 2010 годах в городе Пушкин два македонских автора, Том Бошевский и Аристотель Тентов  познакомили нас со своими исследованиями в области средней надписи на Розеттском камне, написанной демотическим письмом. Одна-единственная надпись, содержание которой к тому же было известно из параллельного греческого и египетского иероглифического текста, не привлекла бы нашего большого внимания, если бы не предположение авторов о том, что демотический текст является славянским. Сначала македонские авторы нашли в нём приставку превосходной степени прилагательных НАИ, затем - сходство ряда слов со славянскими.

За прошедший год я написал две статьи по поводу демотической письменности. Меня поразило, насколько знаки этой письменности напоминают руницу, однако в демотике они были повернуты не только на 90 градусов, но даже на 45 градусов, уточняя значение гласного звука. Правда, ни в одной из своих статей Бошевский и Тентов ни разу не ссылались на руницу. Не выказывали они интереса к ней и во время наших общений на Международных конгрессах по докирилловской письменности. Иными словами, приезжая ко мне на Конгресс, они понятия не имели о том, чем я занимаюсь. Меня это нисколько не покоробило; получилось, что я знаю о научной продукции данных авторов больше, чем они о моей. К сожалению, такое отношение к моим работам для меня стало привычным после общения с академиками Рыбаковым, Трубачевым и Яниным, докторами исторических наук Мельниковой, Медынцевой и Рыбиной, а также с людьми, считавшими себя причастными к пропаганде докирилловской славянской письменности - с Асовым, Тулаевым, Гриневичем.  Более того, сами македонские авторы создали для меня идеальные условия для сопоставления руницы с демотическим письмом. Если бы они шли в кильватере за мной, не было бы независимого исследования демотического письма, а так оно появилось, хотя и отягощенное рядом ошибок.

С другой стороны, в данном критическом обзоре выяснилось, что исследователи не учли ряда моментов - как эпиграфических, так и в плане фонетики и исторической лексикологии. Поскольку они ссылались на работу Г.С. Гриневича, мне стала понятна причина подобных несуразностей. Я уже неоднократно отмечал, что эта работа, в чём-то интересная (он первым указал на возможность существования руницы, хотя и под другим именем), выполнена, тем не менее, на низком методическом уровне, содержит ряд принципиальных ошибок, и с этой точки зрения скорее вредна, нежели полезна для подражателей. Однако в своё время она получила хорошую рекламу, и потому оказалась «на слуху». Тем более что о ней положительно отозвался Радмило Мароевич, профессор филологического факультета Белградского университета. Он, как он мне позже признался, был очарован существованием у славян слогового письма и не очень вникал в доказательства Гриневича. А они оказались весьма слабыми

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.09MB | MySQL:11 | 0.182sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.318 секунд