В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Ноябрь 13, 2012

Руница как источник для письменности Евразии

Автор 13:51. Рубрика Дешифровка новых видов письма

В результате произведенного в моей аналитической статье исследования можно признать, что демотическая письменность Египта явилась разновидностью руницы. Это - весьма важный вывод, за которым может последовать установление более точных значений демотических силлабографов, что будет сделано при проверке наших предположений об ошибках Бошевского и Тентова.   А на конечном этапе - чтение конкретных слов и целых тестов, написанных египетской демотической письменностью.

Во второй статье по поводу демотической египетской письменности я показал сходство ряда египетских и славянских слов, а заодно и неточность чтения македонских авторов. Полагаю, что еще 1-2 статьи должны уйти на анализ чтения ими крупных фрагментов текста Розеттского камня. На основе этого должны быть сделаны выводы о том, как следовало бы верно читать отдельные знаки. Возможно, что еще 1-2 статьи уйдут на доказательства точного чтения каждого знака заново. И только потом можно будет перейти к поэтапному чтению ряда фрагментов демотического чтения Розеттского камня,  а еще позже - и других демотических текстов. Так что реальным результатом завершенного исследования станет монография (а, возможно, и не одна) по точному чтению демотических текстов. Данная программа, разумеется, рассчитана на несколько лет напряженной работы.

Девятый круг проблем - руница и слоговая письменность этносов Востока. Здесь я сам не ставил проблемы, не искал ее. Можно сказать, что проблема нашла меня сама. Просто, зная, что я занимаюсь чтением славянских рун, мой знакомый из Санкт-Петербурга Олег Михайлович Гусев прислал мне небольшую книжку Эскина о дальневосточных рунах. На поверку все признанные образцы оказались русскими выражениями, написанными руницей. А ещё позже выяснилось, что я, совершенно того не подозревая, дешифровал пока не прочитанное письмо чжурчженей. И когда я уже осознанно стал искать образцы этой письменности, выяснилось, что все тексты написаны именно русской руницей, хотя он внешне выглядит не как руница, а как китайские иероглифы.

А до этого выяснилось, что один из видов корейского письма, письмо Синчжи древнего Чосона, также спокойно читается как лигатуры славянской руницы. Все это, разумеется, укрепило представление о том, что рано или поздно с точки зрения руницы можно будет понять и иероглифическое письмо Китая.

Десятый круг проблем - руница и китайские иероглифы. Публикация ряда статей на эту тему в течение последних трёх лет послужило причиной написания мной монографии под названием «Русская основа китайской письменности», которая в этом месяце вышла из печати. В результате проведенного исследования стало ясно, что вся история человеческой письменности до сих пор толкуется неверно. Ибо знакомство с иероглификой толкнуло исследователей к неверному предположению о том, будто бы до письменности люди использовали пиктографию как средство общения. В данной работе я показал, что пиктография хороша для выполнения номинативной функции (для называния вещей и явлений), но совершенно непригодна для коммуникативной функции (общения и передачи информации). Каждый пиктографический знак имеет огромное количество значений, но нет никаких лингвистических ограничений для выбора нужного значения. Поэтому пиктограмма может быть «прочитана» сотней различных способов.

Этот  же вывод в моей работе был подкреплён мнением ряда исследователей о том, что собственно пиктографических знаков в китайской иероглифике крайне мало. Я же показал, что и они имеют вовсе не пиктографическую природу.

Однако происхождение иероглифов оставалось как бы вне данной закономерности, а ряд предположений не очень известных авторов выглядели простой игрой ума. Пиктографическая гипотеза держалась в науке о письме только благодаря тому, что ее нечем было заменить. А после ее удаления происхождение иероглифов стало бы необъяснимой загадкой. И только когда я проанализировал письмо чжурчженей, а затем корейцев и китайцев, я незаметно для себя совершил весьма серьёзное научное открытие, едва ли не ключевое для всей грамматологии: я понял, что в основе иероглифики лежат лигатуры руницы! Этого не мог сделать Г.С. Гриневич, который не разлагал лигатуры и очень часто принимал их за особые знаки; естественно, этого не мог сделать и его последователь В.П. Юрковец. Для того чтобы просто постулировать подобную гипотезу, необходим большой опыт в разложении лигатур на простейшие силлабографы. И такой опыт даже у меня самого появился только пять лет назад. Поэтому опередить меня даже теоретически никто не успел бы.

Это открытие стало возможным только благодаря моему изобретению - комбинации силлабографов руницы в двустрочные лигатуры. Обычные лигатуры состоят из одной строки, и время от времени встречаются в разных текстах. Но лигатуры из 3-4 слоговых знаков с выходом на вторую, верхнюю строку, встречаются чрезвычайно редко, а такие, какие сконструировал я, вообще мне никогда не встречались. Без этого изобретения, которое я назвал слоговой праформой иероглифа, я бы не понял, в чём состояла суть китайского иероглифа и не смог раскрыть эту суть перед читателями.

Данная гипотеза после доказательства позволила выдвинуть мощные следствия. Прежде всего, стала понятна особая роль иероглифики. А именно: иероглифы перестали фиксировать звуковую сторону речи, но зато закрепили лексическое значение за каждым иероглифом. Получилось, что слоговая письменность в своём развитии разделилась на два рукава: один привел к образованию букв, которые еще точнее передавали звуковую сторону, тогда как смысл данного сочетания звуков в каждом языке был своим. А иероглифы, напротив, не передавая звуковой стороны слова, чётко передавали его смысла. Иными словами, с тех пор письменность потекла как бы двумя потоками.

Разумеется, на более поздних стадиях подобные ограничения стали несколько преодолеваться. Так, в ряде буквенных текстов стали появляться лигатуры, например, в старославянском языке, когда над словом под титлом писались выносные буквы, или когда для некоторых смысловых целей буквы объединялись в лигатуру. Стали преодолеваться в Китае и недостатки иероглифики, когда для заимствования иностранных слов понадобилось передавать не их смысл, а их звуковую форму. Для этого их начали объединять в составные иероглифы не по смыслу, а по их звучанию.

Из этого следует, что каждая из систем записи речи (фонография или семиография) в своих развитых формах способна до некоторой степени преодолеть свою односторонность и развить отсутствующую у нее другую сторону. Иными словами, по большому счёту каждое из направлений достаточно полноценно, но находит лучшее применение в соответствующей звуковой ситуации. Так, фонография больше приспособлена к фиксации флектирующих языков, тогда как иероглифика - к закреплению слов корневых языков.

Таковы общелингвистические и общеграмматологические выводы. Что же касается конкретно Китая, то в данной монографии показано, что в палеолите, когда были созданы пирамиды и геоглифы, все надписи  на них выполнялись русским шрифтом (рунами Макоши и Рода) и на русском языке. Позже, в ранней бронзе, насечки на сосудах напоминали наши надписи на сосудах Трипольской культуры, где господствовала руница. В поздней бронзе ряд областей Китая был «Скифской краинкой», то есть, окраиной Скифии, где господствовала и русская речь, и русская письменность. Таким образом, не русские люди пришли в Китай, а, напротив, китайские племена оказались мигрантами на территории Руси. Отсюда понятно, что и культуру, и, в частности, письменность, они должны были заимствовать только от русских. Так что русская основа китайской письменной культуры - это не прихоть случая, и не фантастический домысел, а совершенно закономерное следствие из расселения народов той эпохи. .

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.09MB | MySQL:11 | 0.175sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Январь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.305 секунд