В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 9, 2007

Русские слоговые надписи на ювелирных изделиях

Автор 11:37. Рубрика Чтения новых текстов

Русские слоговые надписи на ювелирных изделиях

В.А. Чудинов

Данная публикация [22] имеет для меня особенное значение в связи с тем, что в 1998 году я уже не работал в Московском экстерном гуманитарном университете (МЭГУ) (я ушел оттуда в 1996 году), однако поддерживал связь с редакцией журнала, поскольку главным редактором был мой сослуживец А.И. Голота, с которым у меня сложились хорошие отношения по многолетней совместной работе в Академии философии и богословия. К сожалению, после смерти А.И. Голоты, произошедшей в том же году, лиц, симпатизировавших моим взглядам, в редколлегии больше не осталось. Таким образом, если я и при Голоте вынужден был ждать год-полтора, чтобы опубликовать небольшую статью, то теперь всякие надежды на публикацию становились иллюзорными. Данная статья была сдана еще в 1977 году, а непосредственно перед публикацией мне удалось ее несколько расширить за счет накопившихся новых материалов.

Вместе с тем, каждая из опубликованных в журнале МЭГУ статей позже становилась зародышем целой главы будущих книг, которые я начал издавать спустя пять лет. Так что если бы не эти предварительные публикации, то, вероятно, не было бы позже и книг.

Введение. Самые интересные надписи слогового письма - это нанесенные на ювелирные изделия, ибо при исполнении опытными резчиками-ювелирами тексты не только не подвергаются графическому или композиционному искажению, но, напротив, исполняются самыми лучшими, самыми красивыми знаками, соединенными в наиболее продуманные лигатуры. Иными словами, ювелирное изделие в этом случае выступает не только как произведение декоративно-прикладного искусства, но и как образец каллиграфии своей эпохи. Поэтому изучение слогового письма целесообразно начинать именно с этих великолепных примеров употребления слоговых знаков.

Перстни. Наиболее многочисленными ювелирными украшениями являются перстни. Они весьма разнообразны по своим надписям; для начала рассмотрим самые недавние из них, относящиеся к XVII веку и найденные в приполярных областях на острове Фаддея, рис. 1, [1, с. 244, табл. XIV-6]. Первый из них является медным перстнем-печаткой, содержащим замысловатый рисунок, который при ближайшем рассмотрении разлагается на отдельные знаки. Их можно прочитать, ибо это знаки славянского слогового письма. Они образуют осмысленный текст: ВОЖУ НА ЛЬДЫ. Очевидно, его владелец подходил к потенциальным пассажирам, показывал без лишнего шума перстень, и тот, кто соглашался, отходил в укромный уголок для обсуждения условий поездки.

На другом медном перстне того же времени и того же места [1, с. 154, табл. XIV-5] по диагонали нанесено три знака, где первый является лигатурой и читается ПОИ, второй и третий образуют слово СЫРО(Й), а два знака на полях в двух местах образуют одно и то же слово РЫБЕ(Й), то есть РЫБОЙ. Изречение ПОИ СЫРОЙ РЫБОЙ можно понять как напоминание о том, как поступать в случае, если кончится пресная вода. В таком случае моряки выжимают жидкость из рыбы и используют ее в качестве питьевой воды. Возможно, что такое распоряжение отдавал капитан судовому коку, без лишних слов показывая ему перстень с этой надписью.

Третий перстень найден в северном порту Мангазея; он относится к слою XVI-XVII веков [2, с. 123, табл. 49-3]. Надпись на нем тоже афористична; ее можно понять, как СИДИ И ПОЙ. Такое приказание капитан мог бы отдать в случае каких-то непредвиденных обстоятельств, например, во время штиля, при отсутствии косяка рыбы и в других подобных случаях. Распоряжение весьма целесообразное, ибо моряку рекомендуется не путаться у других под ногами; а чтобы ему во время вынужденного безделья не было бы скучно, ему рекомендуется петь.

Как видим, хотя каждая из надписей напоминает геометрический орнамент, она несет полезную информацию. Обращает на себя внимание то, что посредством подобного перстня владелец судна или капитан не только мог вести переговоры с пассажирами, но и обращаться к самой команде, которая, очевидно, была настолько грамотна, что понимала тексты, написанные славянским слоговым письмом.

Другая группа относится к более раннему времени. Так, на перстне XII-XIII века из Белоозера [3, с. 140, рис. 51-3] рис. 2 вверху начертано ЛИТОЙ или ЛИТОЕ. Рисунок повернут по отношению к оригиналу на 180о. То же самое можно сказать и о двух других изображениях перстней, найденных в Гродно и относящихся к XIII-XIV веку [4, с. 179, рис. 99-10 и 99-9]. На рис. 2 среднем можно прочитать надпись КОЛЬЦЕ, а на нижнем - КОВЬНЕ КОЛЬЦЕ, то есть КОВАНОЕ КОЛЬЦО. Литое кольцо технологически изготовить сложнее, чем кованое, и потому оно, видимо, ценилось дороже, так что для покупателя это имело значение и потому было достойно надписывания. Интересно отметить, что вместо слова КОЛЬЦО употребляется слово КОЛЬЦЕ, что свидетельствует об ударении на корне слова. Тем самым мы встречаем здесь более архаичную форму слова.

На рис. 3 помещены кольца из Киева с краткими надписями. На перстне-печатке XI-XII века из Михайловского монастыря [5, с. 40 рис. 16-82] нанесено всего два знака, которые можно прочитать СЕ Я, то есть, ЭТО Я. На аналогичном перстне-печати из Киева того же периода [6, с. 107, рис. 72] читается надпись СЬ ПЪЧАТЬЮ, то есть С ПЕЧАТЬЮ. Наконец, на перстне из села Городище Хмельницкой области на перстне XII века [7, с. 102, рис. 17-6] читается надпись ДАРЬ, что означает ДАР. Иными словами, перстни либо рекламируют себя, либо поясняют свое назначение, либо манифестируют свое появление у хозяина. Интересно отметить, что в написании ДАРЬ мы встречаем более архаичную и более правильную форму существительного, образованного от глагола ДАРИТЬ.

Рис. 4 представляет наиболее красивые начертания, представляющие собой образцы ювелирного искусства. На первом месте находится золотой перстень из русского города Серенска XII-XIII веков, который мы помещаем перевернутым на 180о против оригинала [8, с. 66 рис. 2]. Красивые разводы «орнамента» образуют название города, СЕРЕНЪСЬКЪ. Два других перстня найдены в Киевском кладе и относятся к XI-XII векам. На первом из них [6, с. 107 № 70] вязью написано любопытное изречение (изображение тоже пришлось перевернуть на 180о), которое гласит: ЛЬЖИВЪ, КЪТО БЕЗЬ БОГА. Обращает на себя внимание орфография: слово ЛЖИВ пишется через мягкую букву ЛЬ, а предлог БЕЗ - через мягкую букву ЗЬ. Это тоже весьма архаические облики слов. Наконец, на последнем перстне-печати [6, с. 107 № 71] видны две половины надписи, развернутые друг относительно друга на 180о; одна из них, полукруглая, читается как ПЕЧАТА, а другая как АМУЛЕТЪКА. Мы бы сейчас сказали не ПЕЧАТА-АМУЛЕТКА, а наоборот: ПЕЧАТКА-АМУЛЕТ. Вероятно, снабжение уменьшительном суффиксом слова АМУЛЕТ, а не ПЕЧАТЬ свидетельствует о том, что амулеты были распространены чаще, чем печати, и потому разницу в размерах следовало отмечать, прежде всего, в них.

На рис. 5 представлены три перстня, на которых упоминается Русь. Первый из них, пластинчатый перстень XII-XIII века из Волковыска [9, с. 42, рис. 13-32], содержит надпись РУСЬКЪЕ, то есть РУССКОЕ (имеется в виду КОЛЬЦО). Интересно, что последний гласный звук в виде огласовки помещен над основным текстом слоговых знаков. На другом перстне, из Пскова [10, с. 99, рис. 19], можно прочитать ВЬ РУСИ ПЪСЬТОВИИ, то есть В РУСИ ПСТОВСКОЙ, как если бы город в то время назывался не ПСКОВ, а ПСТОВ. Кстати, название ПСТОВ вместо ПСКОВ можно прочитать на ряде псковских печатей, что, несомненно, передает древнее название этого города как ПОСТА, РУБЕЖА русской земли. Наконец, на третьем перстне VII-IX века из Дмитровского городища на границе Руси и Хазарии [11, с. 116 рис. 61-87], видна надпись СЕ РУСЬ, то есть ЭТО - РУСЬ. Кроме слоговых знаков, здесь имеется дата в виде точек, причем каждая точка обозначает число 2. Следовательно, дату можно прочитать как 648(10), то есть 6490 от Сотворения Мира, или, за вычетом 5508 как 982 год от Рождества Христова. В это время, после завоеваний Святослава, эта часть Хазарии стала русской.

Как видим из графики данных перстней, слово РУСЬ обозначалось двумя слоговыми знаками, Р и С. Обращает на себя внимание словосочетание РУСЬ ПЪСТОВИЯ, то есть ПСКОВСКАЯ РУСЬ: речь идет не о княжестве и не о земле, а о Псковской РУСИ.

Обзор перстней завершается на рис. 6, где можно видеть изображение серебряного перстня из Киевского клада [6, с. 111-112] с причудливым орнаментом. Этот орнамент читается, и означает СЬВЯТА РУСЬ. Читается и несколько иначе оформленный (в обрамлении крестов) орнамент на другом перстне из Киева [6, с. 107 рис. 69] XI-XII веков: ТОБОЙ СЬВЯТА РУСЬ. Примечательно, что слово СЬВЯТА в обоих случаях пишется не через С (СЕ), а через Y (СИ). Наконец, на перстне из Серенска [12, с. 233 рис. 86-19] можно видеть краткую надпись: ТЪБО(Й), то есть ТОБОЙ.

Конечно, перстней с различными слоговыми надписями и читаемыми орнаментами в нашей коллекции значительно больше, чем перечисленные 18, однако мы привели наиболее характерные и интересные, чтобы читатель мог составить себе достаточно ясное представление.

Браслеты. Следующим видом ювелирных украшений являются браслеты. На рис. 6 представлен обломок литого бронзового браслета ХІІ-ХІІІ веков из Плеснеска [13, с. 29 рис. 11-12]. На нем можно прочитать слово ЛИТЪ, то есть ЛИТОЙ или ЛИТОЕ, хотя слоговой знак ЛИ здесь весьма специфичен. Рядом мы видим кусочек литейной формочки из Серенска для отливки браслета [12, с. 48 рис. 48-4]; из узора (предварительно придав ему зеркальное отражение) можно вычитать слово РУЧИЦЕ, что, видимо, и было славянским обозначением браслета. Наконец, еще правее помещено одно звено браслета из Чернигова ХІІ века [12, с. 59 рис. 26], на котором виден читаемый орнамент. Первый знак Р (РУ) на нем положен, остальные написаны нормально. Текст гласит: РУСИ СЕВЪ(РЯНСКОЙ). Если бы слово РУСЬ стояло в именительном падеже, оно писалось бы РС, а не РY, как на приведенном изображении. Данный текст можно истолковать так же, как и надпись на перстне из Пскова: существовало не Черниговское княжество, в Черниговская Русь, или Русь Северян.

Внизу расположен браслет из деревни Вензовщина в Белорусском Понеманье [15, рис. 111-11]. Его орнамент вполне может быть прочтен. Так, на двух средних звеньях основной зигзаг образует зеркальный слог РУ, а два остальных отростка в виде веточек ясно читаются как ЧИ и ЦЕ, что образует слово РУЧИЦЕ, то есть БРАСЛЕТ. На правом звене расположены два знака, F и Н, что образует слово ЖЕНЪ. Это означает, что браслет женский. На левом звене можно видеть 2 знака, слитых в лигатуру, и 1 знак отдельно, образующие слово ПЯТЪНО. Тем самым, надпись РУЧИЦЕ ЖЕНЪ ПЯТЪНО можно понять как ЖЕНСКИЙ ПЯТНИСТЫЙ БРАСЛЕТ.

Как видим, браслеты не только подписывались, но и надписи на них были примерно те же, что и на перстнях: вид изделия (кованый или литой), название изделия (тут мы вычитали древнерусское название браслета как РУЧИЦЕ, производное от слово РУКА, подобно тому, как прежде обнаружили древнерусское название перстня как КОЛЬЦЕ, вместо сегодняшнего слова КОЛЬЦО) или название страны (РУСЬ СЕВЕРСКАЯ или СЕВЕРЯНСКАЯ).

Колты. Специфическим средневековым женским украшением были височные кольца или колты. Слово «колт» имеет корень КОЛ, тот же самый, что и в слове КОЛЬЦО, но если «кольцо» – это маленький КОЛ, то «колт» – большой КОЛ. Височные кольца имели разные формы, у каждого племени свои; так, вятичи имели семилопастные кольца, некоторые из которых несли на себе славянские слоговые знаки.

Перстни и браслеты с надписями в виде орнамента и мое чтение надписей
Рис. 1-7. Перстни и браслеты с надписями в виде орнамента и мое чтение надписей

Очень красивый семилопастный колт XІ века из земли вятичей изображен слева на рис. 8 [12, с. 110 рис. 40-20]. На трех его самых крупных лопастях изображены слоговые знаки в два ряда, причем сначала читается верхний ряд, а затем нижний. Надпись гласит: КОЛЬТЪ ТЪСАРЪ., то есть КОЛТ ЦАР(СКИЙ). Следует обратить внимание не только на правописание слова ЦАРСКИЙ через ТС вместо Ц, но и на написание КОЛЬТЪ вместо КОЛЪТЪ, которое показывает, что слово КОЛТ произносилось с мягким Л, как КОЛЬТ. Это мягкое ЛЬ удержалось в слове КОЛЬЦО, но отвердело в слове КОЛТ. Таким образом, опять мы сталкиваемся с непривычным, более древним написанием слова.

Русские колты и подвески и мое чтение надписей на них
Рис. 8-11. Русские колты и подвески и мое чтение надписей на них

На колте XІ-XІІ веков из села Покров Подольского района Московской области [16, с. 39] знаки нанесены только на центральную лопасть. Их можно прочитать, хотя они нанесены как узор, повторяясь и слева, и справа: ТЕМЯ ВОЛЬНО, что означает ТЕМЯ СВОБОДНО. Видимо, были колты типа предыдущего, которые зацеплялись друг за друга на темени (на колте видна еще одна застежка сверху) и тем самым полностью закрывали темя. На Подмосковном колте такой застежки нет, колт, видимо, прикреплялся к головному убору.

На рис. 9 слева изображен колт XІІ века из Владимирских курганов [17, с. 138 рис. 127]. Знаки изображены на лопастях через одну, и тоже в две строки. Верхняя читается как ТЕМЪНИ, нижняя – ЗАНИЖЕНЫ. Видимо, это означает, что колт прикрепляется к темени, но не к его верху, а ниже.

Далее помещены только щитки двух колтов. На верхнем, XІІ-XІІІ веков из села Бочарово [18, с. 216, табл. XLІІ-11] можно прочитать: НОСИ Я ВЬ БОЗЕ, то есть НОСИ ИХ В БОГЕ. Очевидно, слово КОЛЬТ было женского рода. Эту надпись сделал, видимо, даритель. На втором, из вятичского кургана [18, с. 216 табл. XLІІ-6], надпись читается СЬ БОГОМЪ ЛИ ВОЛЯ? что, видимо, означает сомнения девушки, долго не выходящей замуж: от бога ли идет ее свобода?

Итак, колты содержат как надписи, включающие название самого предмета, в данном случае КОЛЬТЪ, так и его разновидности (ЦАРСКИЙ), условия ношения (СВОБОДНОЕ или ЗАНИЖЕННОЕ ТЕМЯ), пожелания дарителя или размышления владелицы.

Сережки. Сережки тоже были достаточно распространены в средние века. На рис. 10 можно видеть две стороны одной бронзовой сережки ІX века из Монастырска (Заруба) [19, с. 17 рис. 12]. Хорошо видно, что на одной стороне содержится знак Ç, на другой - М. Однако если прочитать знаки так, как они расположены, получается слово БЕМО или БИМО; в обратном порядке - МОБЕ или МОБИ, что не имеет смысла. На наш взгляд, следует поставить эти знаки вертикально и присоединить к ним вид сережки; тогда получится слово ЖЕСЬТЬ, то есть ЖЕСТЬ, что, по нашему мнению, и есть название сережки. Это мнение подтверждается рассмотрением надписи на другой сережке, найденной в слое XІ века в кургане 4 села Труханово под Смоленском [18, с. 224, табл. L-11]. На ней можно прочитать в виде орнамента ЖЕСЬТЬ РУСЬ, то есть СЕРЕЖКА, РУСЬ.

Как видим, название сережки в средневековом русском языке довольно сильно отличалось от современного.

Подвески. Последними ювелирными украшениями со слоговыми надписями, рассматриваемыми в данной статье, являются подвески – металлические монетки, обычно содержащие узоры.

На рис. 11 показана серебряная подвеска XІІ-XІІІ веков из села Селище под Черниговом [20, с. 35 рис. 2-1]. На ней явно можно прочитать слово УНИЗЕНЪКИ, то есть то, что УНИЗЫВАЕТ предмет, иными словами, ПОДВЕСКИ. То же самое слово можно прочитать и на украшении из клада XІІ-XІІІ веков, найденного в Старой Рязани [21, с. 82]. Слово УНИЗЕНКА тоже отличается от современного.

Общие выводы. Итак, в течение всего средневековья, с ІX по XVІІ век на ювелирных украшениях Руси существовали слоговые надписи, которые содержали самые разнообразные тексты. В частности, передавались названия предметов, уже не сохранившиеся в наши дни или сохранившиеся в измененном виде, такие как КОЛЬЦЕ, КОЛЬТЪ, ЖЕСТЬ, РУЧИЦЕ, УНИЗЕНЪКА. Эти названия часто сопровождались именем страны изготовления: РУСЬ, СЕВЕРСКАЯ РУСЬ, ПЪСТОВСКАЯ РУСЬ, или содержали название города, например, СЕРЕНЪСКЪ. Обозначался способ приготовления изделия, например, ЛИТОЙ или КОВАНЫЙ, его предназначение, например, ЖЕНСКИЙ, АМУЛЕТ, ПЕЧАТКА; способ ношения (ТЕМЯ СВОБОДНОЕ, НИЖЕ ТЕМЕНИ), особо отмечался подарок (ДАРЬ), нередко сопровождаемый дарственной надписью (НОСИ ИХ В БОГЕ). Но, разумеется, самыми интересными были более пространные надписи типа ТОБОЙ, СВЯТАЯ РУСЬ или ЛЖИВ, КТО БЕЗ БОГА.

Многие дешифрованные слова, приведенные, как и в наших предыдущих публикациях, в качестве оригинального чтения, произведенного впервые, могут пролить свет на историю языка как с точки зрения его лексики, так и в плане грамматики и словообразования.

Все приведенные примеры свидетельствуют не только о широком распространении слогового письма в средневековой Руси, но и о том, что это письмо специально выгравировывалось ювелирами. Его читали мужчины и женщины, носители печатей и простые рыбаки. Оно было составной частью русской культуры.

Литература

1. Порфиридов Н.Г. Предметы прикладного искусства // Исторические памятники русского арктического мореплавания XVII века. Археологические находки на острове Фаддея и на берегу залива Симса. Л.-М., 1951

2. Белов М.И., Овсянников О.В., Старков В.Ф. Мангазея. Материальная культура русских полярных моряков и землепроходцев XVI-XVII вв. М., 1981, ч. II

3. Голубева Л.А. Весь и славяне на Белом Озере Х-ХIII вв. М., 1973

4. Воронин Н.Н. Древнее Гродно // МИА 41. М., 1953

5. Макарова Т.И. Черновое дело древней Руси. М., 1986

6. Кондаков Н. Русские клады. Исследование древностей великокняжеского периода, ч. I . СПб, 1896

7. Якубовський В. I. Давньоруський скарб з с. Городище Хмельницької областi // Археологiя, 1975

8. Никольская Т.Н. Раскопки древнерусского Серенска // Археологические открытия 1984 года. М., 1986

9. Зверуго Я.Г. Древний Волковыск X-XIV вв. Минск, 1975

10. Сергина Т.В. Раскопки Окольного города в 1978/1979 гг. // Археологическое изучение Пскова. М., 1983

11. Плетнева Е.А. На славяно-хазарском пограничье. Дмитровский археологический комплекс. М., 1989

12. Никольская Т.Н. Земля вятичей. К истории населения бассейна верхней и средней Оки в вв. М., 1981

13. Кучера М.П. Древній Пліснеськ // Археологічні пам’ятки УРСР, т. ХII. Дослідження пам’яток древньой Руси. Київ, 1962

14. Рыбаков Б.А. Древности Чернигова // МИА № 11, М.-Л., 1949

15. Гуревич Ф.Д. Древности Белорусского Понеманья. М.-Л., 1962

16. Беленькая Д.А., Дубынин А.Ф., Смирнов К.А., Юшко А.А. Работы в Москве и Подмосковье // Археологические открытия 1965 года. М., 1967

17. Спицын А.А. Владимирские курганы // Известия императорской археологической комиссии, вып. 15. СПб, 1905

18. Седов В.В. Восточные славяне в VІ-XІІІ веках // Археология СССР, М., 1982

19. Максимов Є. В., Петрашенко В.О. Городище Монастирськ VІІ-XІІІ ст. на Середньому Дніпрі // Археологія, 1980, № 33

20. Кузнецов Г.О., Ситий Ю.М. Феодальна садиба XІІ-XІІІ ст. на околиці Чернігова // Чернігівська старовина. Збірник наукових праць, присвячений 1300-літтю Чернігова. Чернігів, 1992

21. Даркевич В.П., Кравченко Т.А., Монгайт А.Л., Раппопорт П.А. Раскопки на городище Старая Рязань // Археологические открытия 1970 года, М., 1971

22. Чудинов В.А. Русские слоговые надписи на ювелирных изделиях // Вестник МЭГУ, 1998, № 1 (9), с. 79 - 84

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.07MB | MySQL:11 | 0.378sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апрель    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.542 секунд