В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Февраль 15, 2007

Славянские узлы на русских и шведских памятниках

Автор 16:19. Рубрика Исследования по русскому языку

Славянские узлы на русских и шведских памятниках

В.А. Чудинов

Идею существования узелкового письма на Руси выдвинул А.И. Барашков, нашедший его на ряде заставок из богослужебных книг и изображений на ювелирных изделиях [1, с. 28-32]. Действительно, мотив разного рода узлов и переплетений часто помещался на средневековых изображениях. Можно допустить, что в каких-то, весьма редких случаях, нечто похожее можно было связать и с помощью нитей. А.И. Барашков отмечает, что стиль рисунков с узлами и различными, чаще всего демоническими, фигурами, был назван известным ученым прошлого века Ф.И. Буслаевым тератологическим (от греческого слова teraz - чудовище). Рисунки такого типа изображали переплетенных змей, чудовищ и людей. Кроме того, А.И. Барашков отмечает, что помимо словосочетаний «связать мысль», «намотать на ус» и других в том же роде, свидетельствующих о пережитках существования какого-то узелкового типа информации на Руси, волшебный клубочек в сказках обычно давала баба Яга добру молодцу, чтобы он смог отыскать дорогу в иные страны или даже в подземный мир. Уже из сказанного можно сделать вывод, которого не заметил или не хотел заметить данный исследователь – о связи узелкового типа сообщения информации, о клубках и плетенках с нижним миром хтонических существ. Об этом же свидетельствует и красочное описание А.И. Барашковом процедуры извлечения клубочка волхвом: клубочек достается из берестяного короба, а короб находится в ТАЙНИКЕ. Это вызывает удивление, ибо сам по себе клубок ниток является принадлежностью любого дома и ничего волшебного в себе не заключает.

Все историки письма считают узелки более близкими к пиктограммам, чем к фонетическим знакам, насколько об этом можно судить по известным американским примерам такого письма типа КИПУ или ВАМПУМ. Даже в наши дни узелки на платке лишь напоминают о некоторых обязанностях человека, не говоря о них напрямую. Отождествляет узлы с пиктограммами и А.И. Барашков, полагая, что один узел изображает Рода, другой – Солнце или Хорса, третий – Дажьбога и т.д. В общем с этим можно согласиться. Однако конкретные интерпретации, на наш взгляд, носят характер простых догадок, не подкрепленных существенными доказательствами. О том, что узелками можно записывать обычные тексты, Барашков не сообщал ничего. Так что честь рассмотрения узелкового письма именно как письма, а не пиктограмм, скорее принадлежит нам. В то же самое время, вряд ли этот тип передачи информации можно считать самостоятельным видом письменности. На наш взгляд, узелковые знаки являются разновидностью слоговых, стилизованными под узлы. Иными словами, когда-то очень давно, еще у праславян, возможно, узелковое письмо и существовало; однако в средневековой Руси под него оформляли вполне понятные слоговые знаки.

Заставка из Симоновой псалтири. Рассмотрим два примера, приведенных самим А. Барашковым. Вот заставка из Симоновой псалтири (ХIII век), рис. 1-1 [1, с. 30, рис. 2 а]:

Наше чтение знаков на заставке из Симоновой псалтири

Рис. 1. Наше чтение знаков на заставке из Симоновой псалтири

На ряде завитков, которые мы пронумеровали, содержатся группы знаков или лигатуры, которые мы прочитали сбоку, сохраняя ту же нумерацию. Получилась фраза: СЬВЯЖИ ВУЗЕЛЪ ТОИ РУНА-БЕЧАТИ, то есть СВЯЖИ В УЗЕЛ ТЕ РУНЫ-ПЕЧАТИ! Поскольку под РУНАМИ, как мы выяснили [3, с. 118-121], понимаются знаки славянской слоговой письменности, художник, рисовавший заставку, предлагает связать в узлы именно ее знаки. Более того, связанные в узлы, эти знаки уже приобретают характер ПЕЧАТЕЙ, то есть удостоверяют подлинность документа. Тем самым, выясняется иное назначение нарисованных узлов: не столько передача информации, сколько фиксация ее важности и/или подлинности. Правда, об этом нам поведали не сами узлы, а надписи около них.

Тем самым, наличие узелков подтверждается параллельным текстом, из которого следует, что узелки оказываются подлинными «юридическими знаками», то есть знаками, подтверждающими подлинность документов.

Наше чтение узлов на изображении грифона

Рис. 2. Наше чтение узлов на изображении грифона

Надписи на грифоне. Можно рассмотреть и другой пример из той же работы. Так, весьма сложной оказывается узелковая надпись на мифологическом существе, которого Барашков обозначил как грифона, рис. 2 [1, с. 30, рис. 2 д]. Помимо солярного знака справа вверху тут имеется большой узел слева, узел поменьше справа и, наконец, довольно затейливый узел внизу, вбирающий в себя продолжение крыльев и хвоста грифона. Можно также заметить и самый верхний знак, образуемый продолжением луча солнца влево (слоговой знак БО) и переходящий влево же в петлю (ГЪ), что образует слово БОГЪ.

Весь текст будет таким: БОГА-ЗЬВЕРУ ПЕЧАТА СЬЗЬДАЛЕВЕ РУНЕВЕ, то есть БОГА-ЗВЕРЯ ПЕЧАТИ СУЗДАЛЕВЫ РУНИЧЕСКИЕ. Тут отмечается еще раз, что назначение узлов состоит в их свойствах быть печатью; кроме того, еще раз подчеркивается принадлежность к Суздалю. Возможно, что Суздаль был определенным духовным центром, сохранившим древние традиции. Тем самым, основная мысль А. Барашкова о возможности читать нарисованные узлы, подтверждается.

С этих позиций можно понять и ряд узлов, предложенных А. Барашковым. Так, на рис. 3-1 [1, с. 21, рис. 1 а] изображен узел, который этот автор толкует как символ Рода. Действительно, с позиций славянских слоговых знаков этот символ можно прочитать как РОДЪ, рис. 3-2; но, кроме того, внизу узла явно просматривается перевернутая вверх ногами надпись РУСЬ, рис. 3-2. При этом совершенно непонятно, как сделать две подобных петли, ибо тут каждый конец нити должен входить сам в себя. Узел, изображающий Хорса или Солнце, рис. 3-3, может быть понят двояко: и как пиктографический знак из окружности и косого креста, и как надпись ХОРС, сделанную кириллицей, (что, разумеется, свидетельствует об очень поздней стилизации подобного рода), рис. 3-4. Но при желании, здесь можно вычитать и чисто слоговую надпись ДАЖЬБОГЪ-РУСЬ, рис. 3-5. Напротив, знак, принятый А. Барашковым за знак Дажьбога, рис. 3-6, не имеет у славян соответствия ни в символике пиктограммы (такая пиктограмма неизвестна), ни в чтении (хотя и тут возможно чтение как на рис. 3-5, однако остается лишний знак ЖЬ, который не входит ни в какое слово). На заставке, рис. 1-1, этот узел помещен в центр композиции и напоминает свастику, образованную из солярного знака с прямым и косым крестом. А у свастики есть своя семантика – пожелание здоровья, счастья, процветания. Так что в данном случае слогового подтверждения нет, а с точки зрения плетения совершенно неясно, как можно из нити связать окружность, соединив 2 конца нити без шва и утолщения.

Следующий знак, рис. 3-7, принятый А. Барашковым за дерево, можно очень приблизительно именно так и прочитать, ДЪРЪВО, рис. 3-8; но если понимать, что человек удостоверяет нечто печатью с изображением дерева, он имеет в виду мировой дерево. В таком случае оказывается излишним понимание следующего знака, рис. 3-9 как «мирового дерева»; мы тут читаем ДЪРЪВО-РУСЬ, рис. 3-10, то есть мировое древо Руси.

Наше чтение узлов

Рис. 3. Наше чтение узлов

Следующий узел А. Барашков принял за обозначение НЕБА-СВАРОГА. Основой его является узел РОД; поперечный узел может быть прочитан как НЕБО, рис. 3-14, но при условии его вертикального положения, рис. 3-12 и зеркального отражения, рис. 3-13. Вообще говоря, небо обычно понимается не как СВАРОГ, а как СВАРГА, но чтения СВАРГА данный узел не имеет.

Добавление к нему еще одного узла в виде окружности с тремя поперечинами имеет смысл не при вертикальном (как у Барашкова), а при горизонтальном расположении, рис. 3-15; тогда каждая поперечина символизирует один из миров (верхний, средний и нижний). Слогового чтения тут нет, только идеографическое. Тот же узел, повернутый вверх ногами, (у Барашкова при зеркальном отражении) понимается Барашковым как ЗЕМЛЯ, рис. 3-16. На наш взгляд, опрокидывание знака НЕБО кверху ногами, рис. 3-17, не имеет чтения ЗЕМЛЯ, но читается как ПЕКЪЛО, рис. 3-18, что и должно соответствовать нижнему миру. Наконец, последний знак, рис. 3-19, трактуется Барашковым как Огонь-Сварожич; на наш взгляд, чтение ОГОНЬ (точнее ВОГОНЕ), на данной вязи в принципе допустимо; слово СЬВАРОЖИЧЬ тоже можно вычитать, хотя и с трудом; но гораздо проще усмотреть на этой вязи слово СЬВАРОГЪ, рис. 3-20.

А Барашков отмечал, что богатые узлы содержатся на шведских камнях. В самом деле, ряд шведских рунических памятников (рунных камней) содержит петли и узлы в качестве орнамента. Этот орнамент читается как любое узелковое письмо по-славянски, образуя осмысленные фразы. Вот, например, памятник из Упланда [2, с. 53, рис. 24], рис. 4.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.12MB | MySQL:11 | 0.492sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.672 секунд