В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Ноябрь 30, 2014

Смысл русской истории по мнению новых историков

Автор 11:27. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Россия и западная идея «золотого миллиарда». «Русские вряд ли смогут согласиться отдать свое историческое достояние в руки невесть откуда взявшихся ценителей, которые выберут из него что-то по своим критериям, а остальное отбросят. Обменять место для избранных в «золотом миллиарде» в обмен на отказ от собственной истории и культуры для нас дело невозможное. Наша Традиция сообщает нам совершенно другую миссию - миссию «удерживающего» от вселенского хаоса. То есть, русское дело состоит как раз в обратном - в сопротивлении глобальному культурному и политическому выравниванию мира, в сохранении собственной самобытности, не отгороженной от остального мира, но и не растворённой в нём. Русская вселенскость и православная соборность подготавливается русской самобытностью, в которой вечные ценности отражены в частных, национальных. Обустраивая в опоре на эти ценности ядро русской цивилизации, мы можем разворачивать и собственный политический проект как образец возрождения Традиции.

При этом Традиция не должна истолковываться исключительно как культурное явление - только как хранитель заветов умерших цивилизаций. Традиционализм - это внутреннее направление мировоззренческого служения Традиции. В политическом «срезе» мировоззрения возникает национальная форма консерватизма, внешняя форма мировоззрения» [1:9].

А вот с этим положением я полностью согласен. Но весь вопрос в том, как понимать Традицию.

«Православные прекрасно знают, что ценности современной либеральной демократии идут вразрез с нашей традицией. Напротив, идея Царства, православной монархии, идея симфонии Церкви и Государства более всего отражены в христианском мировоззрении. В этом смысле Традиция в современной России может проявляться только как реакция - системно выстроенный ответ на революционные метания социума. Истинная традиция противостоит не только социальной революции, но и социальному модернизму.

Чтобы иметь перспективу установления в России традиционной государственности - пусть не впрямую монархии, но строя, основанного на монархических принципах, - следует понять паразитическую сущность как либерализма, так и социализма, возвышающегося только за счёт низложения традиционных форм жизни и подрыва государственного могущества» [1:9-10].

Тут я могу согласиться только отчасти. Подобно тому, как идея государства возникла на Руси тогда, когда Русь стала отбиваться от атак Рима, и согласилась на эту компромиссную форму защиты своих форм культуры, языка и идеологии от порабощения, так же и христианство православного типа стало формой защиты от наступающего из Рима католицизма. К сожалению, православие как русский ведизм, который славил Правь,под влиянием католицизма трансформировался в русское христианское правоверие, причем «Греко-Кафолическая ортодоксальная (правоВерная) церковь (ныне РПЦ) стала называться правоСлавной только с 8 сентября 1943 года (утверждено указом Сталина в 1945 году)» [3]. Так что идея православия значительно старше христианской идеи. И если под Церковью понимать служителей русского ведизма (которые, на удивление, сохранились до наших дней), то тогда можно надеяться и на возрождение Традиции (которая в русском ведизме называлась Коном).

Поиск «золотой середины». «Для русского интеллекта всегда было непросто объяснить и взвесить сочетание самобытности вселенскости русского народа, а для государственных мужей - уберечь страну от уклонений либо от вселенского, либо от родного. Проблемы мировоззрения всегда вращались вокруг неоднозначной идеи «народа» и «народности». Между тем, идея народа всегда и всюду является заведомо незрелой, покуда он воспринимается как этногеографический субстрат, оформленный государством. Зрелое содержание идеи народа состоит в представлении о родовой солидарности и священной родовой истории, которая может быть сохранена от разрывов только под сенью Церкви - в общине «народа Божиего», где народ вызревает в нацию - сверхродовое единство в культе и культуре.  

Русский национализм имеет следствием русское национальное государство, ноне замкнутое в себе и враждебное другим народам, а открытое имперскому строительству. В русской православной империи Россия обустраивается для русских, но не только для них. Имперский противовес узкоэтническому национализму и вселенский противовес православной веры, смиряющий заносчивость элит, создают национал-имперский синтез, когда обустройство России для русских становится одновременно обустройством Росси и для других коренных народов» [1:10].

Неясно, что историки понимают под русским национальное государством, ноне замкнутом в себе и враждебном другим народам. Нынешнее государство под названием Российская федерация не является русским даже по названию. Со времен Петра первого оно было переименовано в Российскую империю, действительно ставшую более западным политическим образованием (по одежде, культуре, французскому языку, градостроительству, Академии наук и способу правления), чем русским. С 1922 года Русь стала называться РСФСР, с 1991 года - Российская федерация. Но не Русь. Иначе говоря, было заимствовано византийское название.

И со времен Российской империи ею правили не чисто русские или вовсе этнически не русские правители. Многие министерские должности занимали иностранцы или инородцы. Небольшое их число в государственном аппарате возможно даже полезно, при условии, если они проводят в жизнь интересы русского этноса, а не интересы Германии, Франции, Великобритании, а с ХХ века - интересы США.

В 2014 году этнический состав нынешнего правительства продемонстрировала нам наша младшая сестра, Украина, где после Евромайдана и проведения выборов в составе правящего Украиной руководства не осталось ни одного этнического украинца. Это не только явный перебор, это наглядная демонстрация того, что чуждым для Украины правителям нет дела ни до проживающих на востоке Украины русских, ни до самих украинцев. Интересы бизнеса толкают их в объятия США и НАТО. Более того, они формируют «под себя» новый украинский этнос, который уже забыл своё русское происхождение и свою русскую защиту от польских панов и от набегов крымских татар.

Имперское начало. «Имперская константа в русской идеологии важна тем, что даёт священству и церковному народу то поприще, на котором невозможно впасть в «протестантизацию» и утратить размах русской духовной миссии. Теократический характер идеи Империи содержательно наполняет Государство, обогащает его смыслами, восстанавливает центростремительные процессы, собирает Русь после очередной Смуты и даёт силы для нового геополитического и мировоззренческого наступления, реванша русской государственности.

В этом видении пути от либеральной демократии к русской Империи обозначается политический проект возрождения исторической России, отличный от прочих имперских проектов (прежде всего - от проекта «либеральной империи» США). Имперский проект для России - это одновременно и возвращение к своей миссии, и шанс для человечества не допустить «конца истории», измельчания политики до ничтожных дрязг и мышиной возни частных эгоизмов. Православная империя - это универсальный проект, противостоящий глобализму, глобальной Антиимперии, нивелирующей все культурные различия и стирающей все традиции» [1:10-11].

Мне понятна тоска новых историков по российской империи, построенной по образу и подобию западных империй. Как утверждает Википедия, «Импе́рия (от лат. imperium - власть) - могущественная держава, объединяющая разные народы и территории в единое государство с единым политическим центром, играющая заметную роль в регионе или даже во всем мире... Классики геополитики Карл Шмитт и Хэлфорд Маккиндер в своих работах различали два вида империй по форме экспансии. Разделяя все государства по своей геополитике на теллурократические и талассократические, эти мыслители выделили и характерные им имперские формы». С этой точки зрения, Россия - типичная теллурократическая (то есть, сухопутная) империя, тогда как Великобритания - типичная талассократическая (то есть, морская) империя.

Однако ни Русь Яра, ни Русь Мары не были империями. У них вообще был не государственный, а теократический строй, то есть, во главе стоял жрец (на языке того времени он назывался мим). Высший сан такого жреца - хараон, то есть представитель солнечного бога Яра на Земле. А жрецы даже более низкого уровня воспитывались так, что помимо знания мира телесного они посвящались в мир духовный, сакральный, и могли общаться на расстоянии не только друг с другом, но и с представителями других цивилизаций, а также с умершими предками. Их могущество было очень велико. Но постепенно на роль правителей была выдвинута иная каста, не брахманы, но кшатрии, воины, и власть перешла к могучим, сильным и умным, но не посвященным в таинства князьям, графам и герцогам. Они сохранили внешние формы жреческой власти и даже короновались на царство, не имея на это духовного посвящения; иными словами, императоры в духовном плане стали самозванцами. А с XVI века изучение и проникновение в тайны тонкого, сакрального мира стали искореняться по всей Европе специально созданным для этого органом - Святой Инквизицией.

Воссоединение России. «Для условий современности самая напряженная идея русского бытия - идея воссоединения. Воссоединение территориальное - как политическая задача, воссоединение истории - как нравственная задача. Внутреннее воссоединение - как преодоление «титульного» федерализма, внешнее воссоединение - как возвращение в единое государство Российской федерации, Белоруссии, Украины и Казахстана, а затем и других частей прежне русской Империи.

Воссоединение России в любых его формах - это путь из Смуты, возвращение исторически обусловленных рубежей русского мира, возрождение русской цивилизации как явления, определяющего судьбы человечества» [1:11].

Идея воссоединения России - весьма привлекательна. Но сразу возникает масса вопросов: так ли хороша идея Империи, где за мантию императора боролись многие дворянские фамилии, причём часто с убийствами, казнями, пожизненными отправлениями в монастырь, и сложными вычислениями о древности дворянства? Откуда почти через сто лет после изгнания дворян мы возьмём претендентов на роль императоров? Выпишем из-за границы далёких потомков, с трудом говорящих по-русски и насквозь пропитанными западной идеологией?

Другой вопрос: в древности многие территории входили в состав России из-за внешней угрозы порабощения. Сейчас такие угрозы, по крайне мере, очевидные, отсутствуют. В наши дни более перспективной представляется политика объединения этих бывших частей России на основе общих политических, экономических и культурных традиций. А правление в таких союзах, скорее всего должно быть коллективным. И я полагаю, что именно по такому пути движется современная Российская Федерация.

Гимн русской историографии. «Ужаснувшись масштабам утрат для Русской цивилизации, мы не должны впадать в пессимизм, ибо у русской истории есть и оптимистическое прочтение, а, значит - оптимистическое продолжение. Оно - в возрождении традиций православной веры, имперской государственности и национальной самобытности.

Русским нет смысла выдумывать свою историю. Она насыщена до предела, она выверена исторической наукой в предшествующие периоды и полностью готова для современного осмысления. Главное, чтобы русские историки, мыслители, образованные слои общества видели бы правду на стороне монархии 1917 года, на стороне советской армии в Великую Отечественную войну, на стороне СССР во время Беловежья, на стороне защитников Конституции в октябре 1993, на стороне российской армии в Чеченской войне» [1:11].

Призыв хороший, но с тем, что русская история выверена исторической наукой в предшествующие периоды и полностью готова для современного осмысления, я согласиться не могу. Русская историческая наука XVII века и более ранних периодов нам практически не известна, а наука XVIII века и более поздняя создавалась немцами. Русь Яра и Русь Мары, а также деятельность Рюрика от нас скрыты именно русской исторической наукой, которая на данный период всячески сопротивляется установлению реальных форм существования русского общественного устройства, русского Кона как русской традиции, русского ведизма как истинно мировой религии, а также Всея Руси как всемирной державы. Ибо этого не желает «мировая наука», которая хочет видеть самобытное развитие каждого этноса от палеолита до наших дней. И прежде всего - государств Европы, которые, с точки зрения западной историографии, были самым древними и самыми культурно развитыми государствами мира.

Заключение авторов. «Судьба России на переломе.  В будущем веке Россия может быть только русской (русским национальным государством, преемницей исторических форм общежития и права Российской империи, русского самодержавия) или ее е будет вообще» [1:12].

Насчёт преемственности с Российской империи я согласен. Но насчёт того, что мы знаем все вехи русской истории и все формы организации русского народа, я весьма сомневаюсь. Копирование западных образцов, в том числе и такой формы, как империя, вряд ли будет выражением русской Традиции. Естественно, без государства мы пока прожить не можем, однако для выбора наиболее удачной формы ее организации, необходимо рассмотреть ее более раннюю историю, то есть историю Руси времен Рюриковичей, Рюрика и периодов до Рюрика.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.11MB | MySQL:11 | 0.406sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

управление:

. ..



20 запросов. 0.564 секунд