В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 13, 2007

Тайный последователь П.П. Орешкина

Автор 21:37. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Тайный последователь П.П. Орешкина

Рецензия на работы Г.С. Гриневича

Работы Геннадия Станиславовича Гриневича мне рецензировать довольно сложно. Прежде всего, именно этот исследователь увлек меня расшифровкой славянской руницы, и именно он смог верно определить определенное количество ее знаков. Он первым в СССР ввел в рассмотрение древнерусский и средневековый материал и показал возможность русского чтения руничных надписей. Иными словами, он в Москве сделал то, что пытался сделать П.П. Орешкин в Риме. И получил первые восторженные отклики.

Вместе с тем, со временем в научной среде появлялись отрицательные отклики на результаты его эпиграфический и этимологической деятельности, которые также требовали осмысления.

Труды Г.С. Гриневича я рецензировал несколько раз. Однако со временем ряд вещей изменился. Так, увеличилось число публикаций самого этого исследователя, появились мои более точные дешифровки, где я уже довольно далеко ухожу не только от его пионерских начинаний, но даже и от собственных чтений. Наконец, появляются новые работы из числа предшественников Гриневича, в частности, того же Орешкина, так что возникает вопрос о том, кто же был его учителем и идейным вдохновителем. Все эти новации мне хотелось бы отразить в данной рецензии.

Репертуар знаков Фестского диска
Рис. 1. Репертуар знаков Фестского диска

Г.С. Гриневич. Геннадий Станиславович Гриневич оказался первым из последователей П.П. Орешкина, хотя никогда ни слова не проронил о его связи с этим первопроходцем. Вообще говоря, в журнальном варианте своей работы он не указал ни на одного из своих предшественников, тогда как в монографии назвал двоих (глава "Две попытки"): Н.В. Энговатова и Н.А. Константинова, хотя их было больше. Первое его интервью О. Плахотной из газеты "Советская Россия" состоялось в 1984 году, тогда же, когда вышла книга П.П. Орешкина. Называлось интервью "Праславяне на Крите?" Там, в частности, шла речь о дешифровке Фестского диска: «Московский геолог Геннадий Станиславович Гриневич, более десяти лет занимающийся дешифровкой древних письменностей, предложил свой вариант прочтения». Этот вариант прочтения им был опубликован сначала в журнальном виде, а затем в монографии. Конечно, могут быть совпадения, однако репертуар знаков у Орешкина и Гриневича повторяется, а главное, значения знаков весьма близки.

Чтобы сравнить значение знаков, рассмотрим их так: до косой черты я предлагаю значения Орешкина, после нее - значения Гриневича. Итак: 1 ЧИ / ЧЕ, ЦЕ, 2 ТИ / БОГ, 3 ГО / ГО, 4 ГА / ТЬ, ТЕ, 5 РА, РЁ / РО, 6 ЖИ / ЙА, 7 З, ЗА / БУ, 8 МО / БО, 9 АТИ / ШЕ, 10 ВЕ / СЫ, 11 ВЬИ / ТЯ, 12 ТЯ / ВЪ, ВО, 13 И / И, Й, 14 ВЕСЯ / О, 15 ХИ / ТИ, 16 СЯ / ЧИ, 17 ПИ / У, 18 ПЯ / ВЫ, ВИ, 19 ЛИ / НО, 20 ЛО / КУ, 21 ПОУ / БЯ, 22 Я / МЫ, 23 БИ / ПО, 24 А / ДЬ, ДЕ, 25 ЖА / ЛА, 25* / ЛЯ, 26 З / МЯ, 27 Ш, ША / ШЬ, ШЯ, 27* / ШЪ, ШО, 28 ТО / ВЬ, ВЯ, 29 СИ / Е, 30 Т, ТА / ВЫ, 31 ЛЕ / СЪ, СО, 32 ЖЕ / ЙУ, 33 РИ / РЫ, РИ, 34 ТИЯ, ТИ / ЖУ, 35 ВЕ / НИ, 36 Е / ДИ, 37 ВИ / ЖЕ, 38 РО / ЦЫ, ЦЕ, 39 У / СИ, 40 Л / Е. ЙЕ, 41 КО / ЩИ, 42 СИРА / ?, 43 ЗА / ДА, 44 ЛЯ / МО, 45 ТЕ / ДУ, 46 ВО / ЧЕ, 47 Ю / ? Хочу напомнить, что П.П. Орешкин полагал, будто никаких иных значений, кроме предложенных им, придумать просто невозможно; здесь же предложены другие значения, так что мнение Орешкина опровергается, чем еще раз опровергается метод произвольной акрофонии. Вместе с тем, совпадение значений для знаков 1, 3, 5, 13, 27 и 33 и близость знаков 22 и 11-12 наводит на мысль, что некоторое заимствование все же было. Причем, если Орешкин шел к подобному силлабарию через египетскую и индийскую письменность, то Гриневич начал именно с Фестского диска, и в интервью подчеркнул, что смог прочитать его за одну ночь. Такое может случиться, если в уже готовый репертуар знаков Орешкина по его акрофоническому методу подставить несколько иные значения знаков. Иными словами, Орешкин создал трамплин для возможного прыжка своих последователей. При этом Г.С. Гриневич не скрывал, что основным его методом был акрофонический (ГРК, с. 111).

Таким образом, при изучении знаков Фестского диска Орешкина и Гриневича невозможно отделаться от впечатления, что Гриневич знал знаки Орешкина. Эта гипотеза, к которой я пришел только в 2005 году, объясняла очень многое.

Египетские знаки. Данное совпадение мне бросилось в глаза тогда, когда я работал над книгой об этрусской письменности. До этого меня не волновали египетские чтения П.П. Орешкина, тем более, что Г.С. Гриневич и не пытался читать египетские иероглифы. Однако у П.П. Орешкина приведен «древнеегипетский алфавит» (ОРЕ, с. 130-131), где ряд знаков очень похож на то, что предложил Г.С. Гриневич. Я также попробую сопоставить знаки Орешкина и Гриневича через косую черту.

grinevich1-1.gif

Конечно, сходство между знаками неполное, в одних случаях их следует повернуть на 900, в других - снять перемычку и закруглить, в третьих - взять середину и увеличить и т.п., однако если иметь репертуар знаков русской руницы, который к этому времени у Гриневича уже имелся, то знаки египетского письма в трактовке П.П. Орешкина могли бы стать весьма важной подсказкой. А поскольку Г.С. Гриневич нигде не пишет, как он дошел до той или иной «огласовки» знаков руницы, которую без каких-то подсказок дешифровать с нуля невозможно (я сам поначалу пользовался силлабарием Г.С. Гриневича), то предположенные подсказки со стороны дешифровок П.П. Орешкина представляются наиболее правдоподобной версией. Ибо индийские знаки и знаки Фестского диска имеют больше деталей и их сходство со знаками руницы много меньше.

Вообще говоря, если исходить из руницы как из первоначальной письменности, где знаки даны в виде комбинации отрезков линий, то знаки египетского письма можно будет представить как их стилизацию в виде плоских фигур. Иными словами, между ними существует определенная степень сходства. Поэтому понятно, что Орешкин поместил египетский силлабарий (под названием АЛФАВИТ) как некое наибольшее приближение к знакам руницы (публиковать которые он не имел права), несмотря на полную фантазию в опирающиеся на них чтениях. А это, в свою очередь, позволило Гриневичу сделать огласовку знаков руницы, то есть, понять, как читать многие из них, хотя бы приблизительно.

Кроме того, следует заметить, что в 1984 году вышла книга Орешкина, то есть, процесс исследований этого энтузиаста оказался завершенным. Но до 1984 года он публиковал определенные свои положения в газетах ("The Jersey Joudnal", November 6, 1982), а также знакомил с ними русских эмигрантов (ответное письмо А. Солженицына от 17.10.1980). Таким образом, существовала вероятность того, что Г.С. Гриневич имел возможность познакомиться с отдельными положениями Орешкина еще до 1984 года.

Реакция науки на интервью Гриневича. Если работа П.П. Орешкина, опубликованная за рубежом, до ее переиздания в 2002 году была известна очень небольшому кругу лиц, то публикация интервью Г.С. Гриневича в одной из ведущих газет России вполне естественно вызвала реакцию ученых. Приведу лишь один пример, взятый из книги Ю.В. Откупщикова: «В газете "Советская Россия" от 29 апреля 1984 года была опубликована статья О. Плахотной "Праславяне на Крите?" - о наивной и совершенно фантастической гипотезе Г.С. Гриневича. "Племя (народ) русичей, - говорится в статье, - вынуждено было оставить свою прежнюю Родину - Русиюнию (Русь-Рысь)... Новую Родину русичи обрели на Крите". Автору следовало хотя бы знать, что праславяне - это предки всех славян (и западных, и южных, и восточных), а не только русских. И вопрос, который был поставлен в статье - "Где находилась Русь четыре тысячи лет назад?", - звучит не менее нелепо, чем вопрос о том, где четыре тысячи лет назад находились Франция или Болгария. Кстати, подобный же вопрос, поставленный одним нашим писателем, привел его к выводу о том, что "русичей" в догомеровскую эпоху следует искать не на Крите, а под Троей. В частности, Ахилла этот писатель объявил "русским князем из-под Керчи". А в XIX веке писали, что другой герой древнегреческого эпоса - Менелай - вообще изъяснялся только по-русски. На него якобы греки под Троей были разгневаны, так как из-за его неверной жены Елены он были вынуждены десять лет осаждать Трою - вдали от родного дома. Обращаясь к тому или иному греческому воину (по-русски) Менелай будто бы просил его: " Ты мя не лай" (= не ругай меня). Отсюда - и его имя (!).

К сожалению, публикация статьи "Праславяне на Крите?" дана под рубрикой "Авторитетное мнение" со ссылкой на положительный отзыв ученого с весьма почтенными степенями. Между тем, ложнопатриотические тенденции, отраженные в известной формуле "Россия - родина слонов", еще в XIX веке были осуждены выдающимся специалистом по русскому и славянскому языкознанию Ф.И. Буслаевым. "Славянские фанатики, - писал он, - вместе с Данковским греческий текст Гомера читали с славянским словарем и с славянскою грамматикою, почитая певца Илиады своим соотечественником, или вместе с Колларом пробегали по этрусским и римским развалинам, отыскивая под ними следы древнейшей цивилизации славянской". Если надписи на Фестском диске предлагали читать по-лувийски, по-фински, по-семитски, то почему бы ни попробовать прочитать ее по-русски? Пытался же один дешифровщик читать недешифрованную карийскую надпись... по-украински, обнаружив в ней "украинское" имя Микифор!» (ОТК, с. 3-4). Как видим, здесь к Г.С. Гриневичу предъявлен целый пакет обвинений, и главное из них не неверное чтение, а неверные выводы и его "лжепатриотизм", хотя бы в виде тенденции.

Я занимаю среднюю позицию, и полагаю, что неправы оба исследователя. Неправ Г.С. Гриневич, когда свои сиюминутные лабораторные опыты чтения Фестского диска, неверные по методике и давшие весьма несъедобный эпиграфический продукт, поспешил объявить последним словом эпиграфической науки и оповестить о нем всю российскую общественность. Фестский диск, равно как и надпись на секире тем же письмом дают очень ограниченный по количеству слов текст, который объективно трудно прочитать, и метод акрофонии от русских слов можно назвать лишь одной из отчаянных попыток решить задачу в лоб, заранее зная, что вероятность успеха ничтожно мала. Да и полученный текст ЦЁ ГОСЫ ЧЕИ БЯ ЖЕ НИ ЩОШЪ ЦЁ ГОСЫ ННО ПО ЧЕИ ВЪ МЯСО НОУВЫЙА ЩЁ ВЫ ЙУ ОЩЁ МСЯ ЧВЁ ВЫ... трудно назвать русским или праславянским.

Но неправ и Ю.В. Откупщиков, полагая, что те славяне, которые жили и на Балканах, и на Апеннинском полуострове до прихода греков и италиков, не могли говорить по-славянски. Согласен, что вопрос о том, где была четыре тысячи лет назад Франция или Болгария, звучит нелепо, ибо Франция появилась в результате распада империи Карла Великого, и примерно тогда же, в конце первого тысячелетия н.э. возникла Болгария. Но не Русь, сведения о которой имеются в различных тысячелетиях. Другое дело, что в 80-х годах ХХ века эти данные еще отсутствовали. Согласен и с тем, что праславяне являются предками всех славян, и что на Крите жили не праславяне, а вполне конкретный славянский этнос. У меня есть данные и по названию этноса, и по названию государства того периода на Крите, однако я не хочу повторять тактики Г.С. Гриневича и публиковать первые выводы без солидного научного обоснования. Иными словами, название античных этносов как "пранародов" с моей точки зрения некорректно, и тут я могу согласиться с Ю.В. Откупщиковым. Что же касается "славянского фанатизма" Яна Коллара, в котором его обвинил Ф.И. Буслаев, то, на мой взгляд, он гораздо полезнее "славянского предательства" И.В. Ягича, ибо Ян Коллар не просто "пробегал по этрусским и римским развалинам, отыскивая под ними следы древнейшей цивилизации славянской" (имеется в виду, видимо, его книга "Староиталия славянская"), но и создал исключительно интересный отчет о славянских богах Ретры; если мне представится такая возможность, я охотно переиздам обе книги Коллара на русском языке.

Короче говоря, сама возможность существования славян ранее Средневековья, возможность, которую у нас окончательно отняла немецкая историческая школа XIX века во главе с Густавом Коссинной, вызывает теперь возмущение современной русской исторической науки, воспитанной на идеях первых "русских" историков Миллера, Байера и Шлёцера. И я вслед за Колларом в монографии об этрусках (ЧУЭ) как раз "пробежался по этрусским и римским развалинам", показывая по преимуществу русские надписи на этрусских изображениях. И никакого "лжепатриотизма" тут нет, как его нет у любого другого читателя, который читает русский текст на кириллице по-русски. Это - просто реализация навыка чтения, привитого еще в школе. Не с меньшей тщательностью я показывал и очень редкие надписи на других языках, вписанные в рисунки из других источников, например, фамилию Jean Cocteau на рисунке Жана Кокто к столетию со дня смерти А.С. Пушкина, надпись В.А. Жуковского Er war Drednaut на рисунке памятника немецкому поэту Кристофу Мартину Виланду, надпись Shakespear knight, Friend and Enemy на иллюстрации к книге Дж. Томпсона. Так что если бы там были надписи на других языках, я бы их непременно показал читателю и еще специально обратил бы на них внимание. Так что мнение Густава Косинны стало, к сожалению, непререкаемым и для отечественной историографии, тогда как мои исследования первоисточников, а именно надписей на археологических находках, вовсе не принимаются во внимание.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.52MB | MySQL:11 | 0.421sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.620 секунд