В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 13, 2007

Тайный последователь П.П. Орешкина

Автор 21:37. Рубрика Рецензии на чужие публикации


Еще сложнее с переводом. В отношении слова КОЯЛА эпиграфист честно заявляет: «КОЙАЛА - в словарях не встречается и только лишь по смыслу может быть истолковано (не переведено!) как ЧУДО» (ГРК, с. 70). Хорош перевод! Слово ЗАЗУ, указанное в подрисуночной подписи, в тексте обсуждения превращается в ЖАЖ(Д)У; иными словами, происходит необъяснимая чудесная трансформация звуков. Но слово ЖАЖДУ - это иное слово; тем самым слово ЗАЗУ от несуществующего глагола ЗАЗЕТЬ тоже остается непереведенным. Так что главное слово всех надписей, РЕТРА, под пером Г.С. Гриневича оказывается некоторой фразой от имени неодушевленного объекта (слово РЕТРА было нанесено не только на изображения богов, но и на ритуальные предметы - подносы, тазики, топорики; неужели древние славяне заставляли их всех делать заявление от первого лица Я ЖАЖДУ ЧУДА!) Ни о чем подобном в славянской мифологии нет и намека! А «перевод» эпиграфиста - это безудержный полет фантазии. Ничуть не лучше обстоит дело и с остальными словами. Так, слово ПРОВЕ прочитано как МОЯ МЕШЕНЬ, а МЕШЕНЬ - якобы ЦЕЛЬ, ЗНАК, МЕТА. О связи между словом МИШЕНЬ и словом ЦЕЛЬ знает каждый русский, но тут предлагается чтение МЕШЕНЬ, однокоренное с МЕШАТЬ, СМЕСЬ, ПОМЕХА, так что ПРОВЕ по Гриневичу означает МОЯ ПОМЕХА, а не МОЯ МЕТА (однокоренным для МЕТЫ будет слово МЕЧЕНЬ). Слово БЕЛБОГ трактуется как НА ЗИГИ НАМЕН. При этом новое слово ЗИГИ выводится из названия зодиакального созвездия весов. Но славянское название данного созвездия - ВЕЛЕС (Платов 1995, с. 240), что никак не созвучно со словом ЗИГИ. То есть такого слова у славян просто не было. (Правда, есть выражение НЕ ВИДНО НИ ЗГИ. Но тут слово ЗГА - искаженное СТЬГА, СТЕГА, СТЕЖКА). Другое придуманное слово - НАМЕН, от латинского NAMEN - ИМЯ, так что какие-нибудь книжники могли когда-то написать это латинское слово кириллицей; однако глагол НАМЕНИТЬ на Руси не бытовал, даже если кто-то его и употребил однажды в значении ПОИМЕНОВАТЬ. Тем самым и эти два слова - фантазии эпиграфиста. Ускользает и общий смысл фразы. Если при руническом чтении есть три несвязанных слова ПРОВЕ. БЕЛБОГ. РЕТРА, то в чтении Гриневича предполагается наличие связного текста: МОЯ МЕТА НА ВЕСАХ УКАЗАНА. Я ЖАЖДУ ЧУДА. Возникает вопрос: почему из-за указания меты человек (или бог) надеется на чудо? Какая тут смысловая связь? И могут ли боги ЖАЖДАТЬ ЧУДА, если сотворение чуда - их прямая обязанность? Так что последняя фраза в устах бога просто неуместна. Но и первая фраза (объединяющая надписи ПРОВЕ и БЕЛБОГ в единое целое) не несет смысла: если принять предмет в руке Прове или надпись на его груди за ВЕСЫ, то на них нет абсолютно никакой МЕТЫ! Более того, этот предмет - вовсе не весы! Во-первых, так весы в руки не берут (за чаши: они не смогут перемещаться), во-вторых, основание предмета вообще не напоминает чаши; наконец, Гриневич его считает камнем. Как известно из славянской мифологии, Прове как бог правосудия держал в одной руке камень как символ преступления (в правой), а в другой копье как знак неотвратимого наказания (в левой). Так что здесь Прове опирается на вершину копья (древко у скульптуры обломано). Весы же являются атрибутом греческой богини Фемиды. Тем самым Г.С. Гриневич заодно спутал и мифологии. Но если нет ни весов, ни меты, то о чем речь? Наконец, атрибуция данного рунического текста как славянского слогового в данном случае основана не на одной, а на массе недоразумений. В славянском силлабарии нет знаков, напоминающих руны РАЙДО, ХАГАЛАЗ в виде звездочки, УРУЗ в виде стрелочки с двойной мачтой, ЭЙВАЗ в виде перечеркнутой стрелочки с основанием вниз и отрогом влево и других, так что все эти значения ЙА, ШЕ, НЬ, НА, ЗА, ЗИ, предложенные Г.С. Гриневичем для несуществующих знаков, остаются чистым полетом его фантазии.

Чтение Г.С. Гриневичем надписи на фигурке Прове из Ретры

Рис. 31. Чтение Г.С. Гриневичем надписи на фигурке Прове из Ретры

Против эпиграфиста свидетельствуют даже помещенные им изображения. Так, на приведенном им рисунке созвездия ВЕСОВ видны 4 штриха, а не 3, и к тому же стреловидные, то есть разомкнутые, а не замкнутые в треугольник, как на треугольном предмета бога Прове. Так что никакой аналогии даже графического плана тут нет, как нет сходства с бусами на груди у Прове. Бусы как надпись Г.С. Гриневич ни в своей статье, ни в монографии не только не читает, но и не принимает за текст, считая звездной картой: «На груди металлической фигурки из храма Ретры... дано изображение созвездия Геркулеса и Змееносца, которые на карте звездного неба располагаются как бы на весах (созвездие Весы)» (ГРК, с. 13). Легко видеть отсутствие сходства с созвездиями.

 Разные изображения фигурки бога Прове у разных исследователей

Рис. 32. Разные изображения фигурки бога Прове у разных исследователей

Вообще говоря, узлы на груди у Прове в изображении Г.С. Гриневича довольно подозрительны и напоминают какую-то надпись; однако для исследования того, что же там изображено в действительности, пришлось обратиться к уже описанным иллюстрациям, рис 32, где приведены изображения бус на груди этого божка в прорисовке Я. Коллара, рис. 32-1 и 32-2, Я. Потоцкого и И.В. Ягича (ЯГВ, с. 13), рис. 32-3, Лелевеля, рис. 32-4 и Г.С. Гриневича (ГРК, с. 15; 52 , с. 271), рис. 56-5. Легко видеть, что наиболее подробным является прорись Яна Коллара; однако она заимствована не из сочинений Коллара, а из приложения к брошюре Александра Пшездзецкого (PRZ, вклейка). Так что Г.С. Гриневич скопировал рисунок из нее. С другой стороны, видно, что каждый из прочих эпиграфистов копировал это изображение с искажениями, так что у Потоцкого-Ягича-Лелевеля складки на груди превратились в узлы, а руны со лба и рубашки Прове исчезли вовсе. Не избежал поверхностного копирования и Гриневич, который тоже не заметил 4 рун спереди, которые можно прочитать как РИЗИ или РИЗЫ; это, на наш взгляд, указание на то, что одежда несет на себе что-то важное. И действительно, узлы на груди при ближайшем рассмотрении оказываются славянской слоговой надписью, читаемой нами в соответствующем разделе данной книги, которую Гриневич принял за карту звездного неба. А тот рисунок, который передал он в своей прориси, опираясь на его чтение славянских знаков, имеет иное чтение, рис. 32-9, что, также будет прочитано позже.

Чтение второй надписи на фигурке из Ретры. Г.С. Гриневич предложил чтение и еще одной надписи на фигурке из храма Ретры. Сам он поясняет, что нашел ее в работе Е. Классена; однако у названного автора в его работе «Новые материалы для древнейшей истории славян» (КЛА) подобной надписи нет. Судя по ее руническому виду, можно было бы предварительно прочитать ее начало как ПЕРКУНУС, то есть ПЕРУН (хотя и в литовском произношении), а далее нечто неясное вроде ТЕНРОМАУНИПИ.. Прежде чем найти эту надпись, мы предположили, что подобными материалами занимался Тадеуш Воланский, который не только снабдил книгу Класссена иллюстрациями (ВОЛ), но и читал литовские и «славянские» памятники; на одном из них он даже прочитал руническую надпись ВЕЛИКИЙ ОМИНАТОР ЕССИО-ПЕРКУН (ВОП, с. 14). Однако и у него подобной надписи не было. Что же касается фигурок Ретры, то там действительно есть божок Перкунуст, на котором действительно есть надпись, рис. 106 (MAS, фиг. 6, § 116, с. 76).

Надпись на фигурке Перкунуста и ее чтение Г.С. Гриневичем

Рис. 33. Надпись на фигурке Перкунуста и ее чтение Г.С. Гриневичем

Сам божок невелик, рис. 33-1, надписи у него сосредоточены как на подоле одежды спереди, рис. 33-2, так и на луче, а также на голове и на теле сзади, рис. 33-3. Две руны луча Г.С. Гриневич не читает; затем он читает первую строку надписи на одежде (МОЖЕ ЯКИШЬ ЛО), но выпускает вторую строку и два знака третьей. Затем он читает четыре оставшихся знака третьей строки и одиночный межстрочный знак (ШЬ РОКО ЖИЛО), а также всю четвертую строку , кроме последнего знака и межстрочный знак (ЯЖЬ СИЛЕШЬ), затем последний знак четвертой строки (ЛО), придумывает знак И, и, наконец, читает начало надписи на голове обратной стороны, строку из двух знаков (МОИ). Остальные 7 знаков головы и знаки на спине фигурки он не читает, рис. 33-4. Тем самым надпись читается выборочно, в словах СИЛЕШЬ и ЛОИ знаки ШЬ и ЛО поменялись местами, а И в ЛОИ придуман эпиграфистом. Знак КИ в слове ЯКИШЬ на самом деле имеет чтение И. Полный произвол! В действительности здесь начертано начало литовской молитвы, и комментируя ее В. Ягич, пишет: «...Если фальсификатор действительно на божка ПЕРКУНУСТА нанес литовскую формулу, то он поступил из лучших побуждений, полагая, что прусское действительно можно считать за вендское... Маш читал эту формулу так: percun DEVVAITE NEMUSEA UND MAN, но уже Туннманн заметил неправильность так читаемой формулы и попытался ее откорректировать, расставив слова так: PERCUN DEWAITE NE MUSEIS UND MAN... Лазиус (польский дворянин второй половины XVI века) сообщил молитву, которую обыкновенно посылали крестьяне этому божку: PERCUNE DEWAITE NIE MUSKI UND MANAN DIRWAN MELDZIV TAN PATEN MIESAN, то есть ПЕРКУН, МАЛЫЙ БОГ, НЕ БЕЙ НА МОЕ ПОЛЕ, Я САМ ДАМ ТЕБЕ ЭТО МЯСО» (ЯГВ, с. 199-200). Следовательно, данная надпись принадлежит действительно божку из храма Ретры, и заимствована она не из работы Классена, а из работы Маша. Посмотрим, однако, как эта молитва выглядит в славянском понимании (ГРС, с. 16; ГРК , с. 272), рис. 33-4. У Г.С. Гриневича имя ПЕРКУНУСТ превращается в выражение МОЖЕ ЯКИШЬ ЛОШЬ РО, а оставшаяся часть - в КО ЖИЛО ЯЖЬ СИЛЕШЬ ЛОИ МОИ. Надпись мало вразумительная, но эпиграфист «дотягивает» ее до значения МОЖЕТ БЫТЬ КАКОЙ-ТО ЛОСЬ ЖИЛ ГОДЫ, Я ЖЕ НАПРЯГ ЧЛЕНЫ МОИ. И поясняет: «Я полагаю, что данная надпись сделана охотником, убившим лося. Чтобы боги (или бог) не разгневались на него за содеянное, охотник приносит им (или ему) в жертву металлическую статуэтку ... сообщая при этом очень деликатно, что он де не убил лося, а всего лишь напряг члены (мускулы свои). По всей вероятности, слово «убить» было запретным» (Гриневич ГРК, с. 72). Странное мнение! Если отталкиваться от польского языка (а Гриневич теперь для перевода литовской молитвы пользуется почему-то польским, а не древнерусским словарем, хотя переводит надписи вроде бы того же самого храма РЕТРЫ), то там нет слова СИЛЕШЬ, а есть выражение СИЛИШЬ СИ (Гриневич в другом чтении приводит возвратную частицу СИ в немецком произношении ЗИ, (ГРК, с. 72), а слово ЛОИ сам Гриневич дает как САЛО, ЖИР (там же). Но ЖИР нельзя НАПРЯЧЬ, как им нельзя и ПОСИЛИТЬСЯ. Непонятно почему ЛОШЬ (ЛОСЬ) ЖИЛО, а не ЖИЛ, и РОКО, а не РОКИ или сколько-то РОКУВ. Похоже, что Гриневич с польским языком не знаком даже в малой степени. Нечего и говорить о том, что поскольку подлинная надпись и изображение фигурки не приводятся, Гриневич волен делить текст на слова как хочет! На самом деле у него слово ЛОШЬ составлено из рун, между которыми не прочитано 8 знаков, а слова СИЛЕШЬ и ЛОИ подтасованы, ибо их он должен был прочитать СИЛЕЛОШЬ. Слово ЯКИШЬ и РОКО на подлинной надписи обладают не стрелочками, а знаками, которые надо было прочитать И и НА, так что слова бы получились ЯИШЬ и РОНА; вместо ЯЖЬ надо читать ЛАЖЬ, вместо МОИ - МОЖЕ. Так что даже если читать только те знаки, которые читал Гриневич, и по его же правилам чтения, в результате получится текст МОЖЕ ЯНОШЬ ЛОШЬ РОНА ЖИЛО ЛАЖЬ СИЛЕЛОШЬ МОЖЕ. И опять мы вынуждены констатировать, что многие начертания германских рун, приведенные в этом тексте, не имеют ничего общего со славянскими слоговыми знаками. Что же касается Перуна, то фигурку этого бога легко выделить среди остальных: вокруг его головы идут лучи, а голова сзади является мордой льва. Если в нем Гриневич заподозрил охотника, значит, самой фигурке он не придал никакого значения, а все суждение выведено из фантастического толкования надписи. Еще более странно, что Гриневич уверяет, что берет эту надпись не из монографии Маша, а у «Классена». Но у Классена ее нет, да и зачем было бы брать из вторых рук то, что существует в подлиннике (монография Маша имеется в Москве не только в Российской государственной библиотеке, но и в Исторической библиотеке)? И зачем брать выборочные значения ОДНОЙ надписи, когда их у Маша и Потоцкого где-то порядка 180 (тогда как у Гриневича ВСЕХ надписей только около 150)? Ответ тут один: Гриневича источники совершенно не интересуют, и потому их позволительно путать. А изображение Перуна уж никак не похоже на вид напряженного охотника, потому Гриневич его и не привел. Подводя итог чтению Гриневичем надписей на фигурках из Ретры, отметим, что у него речь идет не об уточнениях в именах божков, а о каких-то неясных СОЗВЕЗДИЯХ и ЛОСЯХ. Что, естественно, не имеет ни малейшего отношения к фигуркам из Ретры.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.52MB | MySQL:11 | 0.259sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.420 секунд