В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 13, 2007

Тайный последователь П.П. Орешкина

Автор 21:37. Рубрика Рецензии на чужие публикации


Другой чертой этого стиля является отсутствие интереса к чужим попыткам чтения той же надписи. Эпиграфист, уверенный в своих выводах, всегда постарается показать такие попытки, выявляющие его достижения. Если же эпиграфист вообще не дает никаких ссылок на источники, а тем более на чтения коллег, значит, он либо боится конкурировать со своими более удачливыми предшественниками, либо, что более вероятно, частично их не знает, а частично игнорирует. В любом случае, начиная на пустом месте, а не на некоторой базе, созданной предшественниками, эпиграфист затрачивает гораздо больше своих усилий. Наконец, можно отметить и очень большую степень небрежности в согласовании полученных результатов со славянским языком. Гриневича устраивает любое полученное им слово: ЛОЙУШАНАИ, СИЛЕШЬ, МЕШЕНЬ, СИ, ЙЮНЬСИ, КОЙАЛА, ЗИГИ и т.д. Критического отношения к ним нет. Напротив, есть желание либо «дотянуть» до какого-то современного славянского выражения, либо откопать в словарях редкое, контекстуальное или окказиональное значение какого-то древнего слова, явно не подходящее к данному случаю. Еще меньше внимания уделяется грамматике: сплошь следует отсутствие согласований в роде, числе, падеже и других формах. Чтение польской возвратной частицы СЯ как ЗИ указывает незнакомство Г.С. Гриневича с польским языком. Вывод из этого весьма печален: Г.С. Гриневич не обладает соответствующей исторической, археологической и лингвистической подготовкой и не владеет историей рассматриваемой им проблемы. Более того, он не в состоянии читать рунические надписи германского происхождения, которые он пытается улучшить славянским чтением, и потому его предложения гораздо хуже уже имеющихся, а его разделения слов не совпадают с руническим оригиналом. Да и вообще он не видит бросающихся в глаза отличий рунических начертаний от славянских слоговых, которые намного превышают отличие кириллицы от латиницы.

Мысли о праславянской письменности. Весьма любопытны размышления Г.С. Гриневича по поводу праславянской письменности, под которой он понимает «письменность славян, которой они пользовались задолго до создания славянской азбуки Кириллом и Мефодием. Праславянская письменность слоговая. Слоги только открытые типа СГ (согласный плюс гласный) и Г (гласный)» (ГРК, с. 254). Этот исследователь прав в смысле характеристики письма, однако вряд ли следует называть это письмо «праславянским», поскольку оно дожило не только до средних веков, но и почти до наших дней. Иными словами, его употребление может быть прослежено и в период до выделения индоевропейского языка, и в индоевропейский период, и в праславянскую, и в славянскую, и в русскую эпохи (если придерживаться принятого в языкознании деления; я придерживаюсь другой периодизации). «Праславянской письменностью выполнены: тэртэрийские надписи (V тысячелетие до н.э.); протоиндийские надписи (ХХVIII-XV вв. до н.э.); критские надписи (ХХ-XIII вв. до н.э.); в их числе надписи, исполненные линейным письмом А, линейным письмом Б и Фестский диск; этрусские надписи (VIII-IIвв до н.э.), а также надписи, найденные на территории расселения восточных и западных славян и исполненных так называемым письмом типа «черт и резов». Таким образом, праславянской письменностью славяне пользовались на протяжении, по крайней мере, 6 (шести!) тысячелетий до перехода на буквенное письмо, созданное Кириллом и Мефодием до второй половины IХ века н.э.» (ГРК, с. 254). Как видим, праславянской объявлена не только письменность на территории предполагаемого расселения праславян, например, в области культуры Винча, но и не имеющая к ней отношения протоиндийская, критская и исследованная Г.С. Гриневичем этрусская («этруски, тиррены = расена = словенское племя») (ГРК, с. 175) (этруски писали буквами, а не слоговыми знаками). Разумеется, с таким пониманием согласиться трудно. Тем более что какие-то не вполне внятные результаты были получены только по отношению к письму восточных славян. Все остальное - буйный полет фантазии.

Можно отметить, что в отличие от Н.А. Константинова, который вначале строил гипотезы о происхождении славянской письменности из скифской, причерноморской, кипрской, а затем проверял полученные положения на практике, предлагая свои дешифровки, Г.С. Гриневич отталкивается, прежде всего, от своих дешифровок, будучи убежденным в их абсолютной достоверности. Конечно, практические результаты (при условии их верности) оказываются более сильными аргументами, чем общие рассуждения, однако с позиций методологии науки желательно наличие и того, и другого, и к тому же еще их совпадение. Гриневич же ни в какие теории развития письменности не углубляется.

В силу малого количества обнаруженных знаков на табличке из Тэртерии, Г.С. Гриневич их общую сводку, не привел, и тем самым не имел лишней возможности обратить внимание на проработанность их внешнего вида. Между тем, графическая форма знаков показывает очень высокую степень ее геометрического развития, так что представлять дело так, будто с культурой Винча-Турдаш «связаны древнейшие на нашей планете письменные памятники» (ГРС, с. 28) нет оснований. Данный вид письменности складывается гораздо раньше, и культура Винча оказывается лишь одним из этапов ее развития. Другое дело, что Г.С. Гриневичу такие памятники не знакомы, но зато о них говорил Р. Пешич.

"Эффект Гриневича". Между тем, рассматриваемые статью и книгу прочитала научная общественность (я не имею в виду филологов), и весьма воодушевилась. Из статьи следовало, что у славян, как в древности, так и в средние века существовала своя система письма, которая применялась даже в быту, и эти надписи вполне можно было прочитать. А отсутствие ряда подробностей дешифровки даже делало данную публикацию более интересной и понятной, ибо разбираться в научных тонкостях обычному читателю скучно. В 1993 году Родионов выпустил уже монографию Г.С. Гриневича. При этом волна популярности Г.С. Гриневича все нарастала, его стали приглашать с выступлениями, о нем появились отзывы в печати, да еще какие! Вот что писал, например, профессор Белградского университета, президент Сербского фонда славянской письменности и славянских культур Радмило .Н. Мароевич: «Речь идет о капитальном труде, составляющем эпоху исследовании, которое отодвигает начало славянской письменности и славянской истории на несколько тысячелетий назад. Это книга, с которой начинается новое направление в славистике - изучение праславянской слоговой письменности, и после которой методологически будем различать, с одной стороны, новую (фонетическую, гласно-согласную), славянскую письменность Кирилла и Мефодия, их учеников и последователей, и, с другой стороны, собственно праславянскую письменность, письменность «праславянских рун», письменность «черт и резов», основанную на слоговом принципе, которая и может укорениться благодаря действию фонетического закона «открытых слогов» в праславянском. На существование праславянской письменности до Кирилла и Мефодия указывали многочисленные факты» (МАР, с. 104). Запомним это - "составляющее эпоху исследование"!

После выхода книги (ГРК), где восточнославянские дешифровки остались, по сути, те же, но прибавилось количество неславянских дешифровок, а также некоторых общих соображений автора, Руководитель Центра по исследованию аномальных контактных ситуаций и член-корреспондент ряда международных уфологических организаций А.К. Прийма пропел такие дифирамбы Г.С. Гриневичу: «Я - филолог по образованию, и книгу Г.С. Гриневича читал глазами весьма заинтересованного человека, взявшего ее в руки отнюдь не из праздного любопытства... Насколько мне, скромному филологу-языковеду, дано судить и позволительно оценивать, Г.С. Гриневич умудрился содеять практически невозможное. Он сделал научное открытие принципиального толка в той области гуманитарных знаний, котоая, казалось бы, была уже изучена лингвистами и отчасти историками вдоль и поперек. Г.С. Гриневич окинул, если можно так выразиться, абсолютно свежим взглядом дошедшие до наших дней образчики письменности типа «черт и резов» , а также пиктографического типа и... прочитал начертанное на тех образчиках. Выяснилось, что древнейшие памятники письменности на евразийской континентальной плите были составлены - все до одного! - на праславянском языке. Попутно выяснилось также, что у истоков индоевропейской цивилизации лежала праславянская культура» (ПРИ). - Открытие принципиального толка!

А вот мнение о Г.С. Гриневиче Владимира Геннадиевича Родионова - одного из важнейших действующих лиц в издании трудов Г.С. Гриневича; к сожалению, на страницах печатных изданий он постоянно остается «за кадром». Лишь в полемике со мной он отважился опубликовать одну страничку от своего имени, и там он высказал свое отношение к своему кумиру в виде такого назидания: «Мой убедительный совет всем чтецам древних письмен: если вы беретесь за чтение (озвучивание) докириллического слогового славянского письма (открытого, бесспорно, Гриневичем), но при этом не хотите пользоваться фонетическими значениями знаков слогового письма из ЕГО «Сводной таблицы», - создавайте СВОИ таблицы, но только обязательно указывайте, чем они, ваши, отличаются от ПРОТОТИПА, а что повторяют в нем» (РОД, с. 104). Из этого высказывания следует две вещи: что Г.С. Гриневич открыл славянское слоговое письмо, и что его сводная таблица является прототипом. Оба утверждения, на наш взгляд, крайне сомнительны. Тем не менее, они отражают взгляды широких кругов общественности, не очень искушенных в истории дешифровок.

Наконец, можно отметить уменьшенное по объему, но подробное издание дешифровок Гриневича как "Пособие по истории России для школьников, студентов, преподавателей" А. И В. Сторожевых, где отмечается, что «особая роль в создании этой книги принадлежит труду замечательного переводчика древнеславянских текстов Г.С. Гриневича ... Фактически Г.С. Гриневич в свое работе предоставил тот уникальный лингвистический материал, который стал опорой материалу историческому и укрепил стремление авторов этого издания к разработке особого направления исторического исследования» (СТО, с. 10). - Замечательный переводчик! Родоначальник особого направления исторического исследования! - Так назван человек, не прочитавший правильно ни одного слова!

Я не буду утомлять читателя цитированием всех лестных отзывов о работе Г.С. Гриневича, написанных в превосходной степени и славословящих результаты проделанной им работы. Его откровения заразили многих людей. Достаточно сказать, что в Реутове на базе Русского физического общества сложилась группа его последователей, которая пропагандировала результаты его деятельности. Из чисто научной проблема русской докирилловской письменности перешла в разряд социальной, на Г.С. Гриневича стали ссылаться как на корифея. Вскоре подмосковный город Реутов вошел в состав г. Москвы, и журнал "Русская мысль" автоматически стал журналом столичным, чья редколлегия в лице В.Г. Родионова по-прежнему занимала редакционную комнатку в клубе "Мир". Теперь уже Г.С. Гриневич в качестве столичного корифея выступал на конференциях и пропагандировал свои эпиграфические достижения.

Вообще говоря, не так уж плохо, когда узкоспециальные проблемы эпиграфики становятся предметом широкого обсуждения и привлекают к себе взоры многих энтузиастов. Это способствует притоку свежих сил исследователей. Вместе с тем, данный поток энтузиазма вылился вовсе не по нужному адресу; оказались забытыми имена полутора десятка исследователей, работавших до Г.С. Гриневича. Но главное, что осталось непонятым истинное значение вклада этого исследователя, его мнимые успехи вскружили людям голову.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.51MB | MySQL:11 | 0.309sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.496 секунд