В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 13, 2007

Тайный последователь П.П. Орешкина

Автор 21:37. Рубрика Рецензии на чужие публикации


Возможно, Родионов полагал, что Гриневич первым попытался читать славянские памятники слоговым способом. Однако и тут данного исследователя нельзя считать первооткрывателем. Я неоднократно приводил мнение Эпштейна, опубликованное в 1947 году о том, что славянское письмо может оказаться слоговым и даже иероглифическим; а 1961 году более определенно высказался археолог А.Л. Монгайт. Эпизодически читал слоговым способом И.А. Фигуровский; а в 1963 г. Н.А. Константинов уже начал систематически читать славянские памятники слоговым способом; кстати, он был знаком и со статьей Эпштейна. Так что и в этом отношении Гриневич был как минимум пятым. Более того, Г.С. Гриневич ссылается на работу Н.А. Константинова, называет его гипотезу слоговой письменности плодотворной, и делает верное замечание о том, что подлинным доказательством правильности расшифровки следует считать не графическое сходство знаков, а прочтение связных текстов (ГРК, с. 35). Поэтому сам Г.С. Гриневич не настаивает на своем приоритете в слоговом чтении. Кроме того, Г.С. Гриневича пытался прочитать по-славянски протоиндийскую, этрусскую, эгейскую письменность, а также надписи германских и хазарских народов. Конечно, это своеобразный героизм, но, судя по полученным результатам, можно лишь пожалеть о затраченных эпиграфистом усилиях, да еще посетовать на дискредитацию им грамматологии. Заметим, что тут он просто распространяет славянское чтение на неславянскую письменность. К крайнему сожалению, он проявил себя в этих попытках как новичок, как человек, пришедший уж очень со стороны, и потому не знающий элементарных положений. Сказать об этих чтениях, что они «открыли докириллическое славянское письмо» было бы не просто большой натяжкой, но просто профанацией грамматологии. Поэтому остается только область собственно славянских и протославянских надписей. К рассмотрению вклада в нее чтений Г.С. Гриневича мы и переходим.

Образец эпиграфиста. По историографии письма в отношении Египта Г.С.Гриневич замечает: «О письменности египтян впервые сообщил Западу путешественник и летописец Геродот, а отец католической церкви Климент Александрийский пустил в ход выражение «иероглифы», то есть «священные высеченные знаки». Письмена Египта изображают людей и богов, животных и растения, небесные тела и домашнюю утварь, и многое, многое другое. Понять смысл и назначение этих рисунков на протяжении многих веков не удавалось никому. Возможно поэтому, сознавая собственное бессилие, один немецкий ученый муж счел иероглифы результатом работы особого рода улиток. И лишь удачливому Шампольону было дано первому проникнуть в тайну священных знаков» (ГРК, c.3). - Итак, для Г.С.Гриневича картина развития исследований предельно ясна: десятки энтузиастов трудятся впустую, а затем появляется «удачливый» человек и единым махом «проникает в тайну». На наш взгляд, такая точка зрения не только в принципе неверна, но и во многом отражает роль Г.С.Гриневича в исследовании славянского слогового письма в его самооценке: пришел, увидел, победил.

Интервью в "Советской России". Г.С. Гриневич пошел по стопам Н.В. Энговатова, сначала обратившись к массовой печати, а уж затем дав более специальную статью. Поэтому первое впечатление от "Наполеона в славянской эпиграфике" можно получить, прочитав это интервью, которое у него взяла О. Плахотная. Статья "Праславяне на Крите" начинается как детектив: «Место действия - греческий остров Крит. Время действия - 1908 год. К этому времени Артуром Эвансом - известным английским археологом - уже была открыта блестящая культура Крита и Критские письмена (Критское иероглифическое письмо, линейное письмо класса А и линейное письмо класса Б). И тем не менее находка, сделанная итальянским археологом Пернье, вызвала в ученом мире настоящую сенсацию». Далее описывается диск из Феста и попытки его дешифровки. «Причина неудач в том, что все исследователи, обращавшие свое внимание на ту или иную надпись, исходили из положения, что она выполнена буквенным письмом. Но простой подсчет количества использованных в надписях знаков индивидуальных форм показал, что письменность, которой пользовались наши предки, была слоговой. О слоговом типе письма свидетельствовал и обнаруженный в ряде надписей знак - косой штрих, стоящий в нижней части строки, аналогичный санскритскому знаку вирама. "Стоп-знак" вирама показывает, что слог теряет огласовку, и данное слово оканчивается на согласный, а не на гласный. В буквенном письме в вираме просто нет необходимости. Наличие вирамы наводит на мысль, что наши далекие предки использовали на письме только открытые слоги, состоявшие из сочетания "согласный + гласный". Получив представление о типе и строе письма восточных славян, я провел эпиграфический анализ и распределил знаки по группам, затем организовал их в соответствующие эпиграфические ряды. Содержание этих рядов было очевидным: знаки, их составляющие, должны означать слоги, начинающиеся на один и тот же согласный. - ТА, ТЕ, ТИ, ТУ или НА, НЕ, НИ, НУ и т.д. Я также отождествил знаки дешифруемого письма с буквами кириллицы и глаголицы. В результате из 87 линейных знаков праславянской письменности для шести знаков, обозначающих гласные, были получены фонетические значения, а для 53 знаков слогов типа СГ установлен согласный. Знаки озвучивались» (ПЛП, с. 4). Из этого я делаю такой вывод: вначале был подтвержден слоговой характер восточнославянского письма нахождением вирама (в этой статье знак назван женским родом, "вирама", в последующем Гриневич употребляет общепринятый мужской род - "вирам"). Что ж, самостоятельно найденное подтверждение слогового характера письма - это шаг вперед, ибо и Городцов, и Монгайт, и Эпштейн все-таки в этом сомневались. Следующим шагом можно было назвать выявление характера слоговой письменности - простейший, СГ ("согласный + гласный"). Другое дело, что, подобно Пешичу, Гриневич исходил из графического сходства руницы с кириллицей и глаголицей. Это - слабое место данного исследователя, ничего не доказывающее, поэтому тип слогового письма Гриневич просто угадал (на первый взгляд), или позаимствовал из «Египетского алфавита» П.П. Орешкина. Но и это неплохо. Так что первое сходство с буквами дало ему якобы указание на гласный звук, а объединение в "эпиграфически ряды" - на согласный. На наш взгляд, это производит впечатление некого шаманства, некоторой предварительной ориентации, которая иногда указывает на верное направление исследования, но часто ведет в тупик. Заметим, что к 1984 году Г.С. Гриневич выявил 87 знаков славянской письменности и при этом выяснил какие-то (не обязательно верные) значения 59 из них (знаки для гласных звуков в рунице все одинаковые, так что по крайней мере 5 из 6 были определены неверно). 28 значений, даже неверных, ему установить не удалось. Этого ему якобы хватило, и он стал читать сначала восточнославянские надписи, а затем и критские.

Таким образом, на 54 верных значений у него приходилось 33 неверных, по его собственному заключению. Полагаю, однако, что до знакомства с трудами Орешкина чтение каких-либо надписей вообще не было возможным, а соотношение 54:33 после такого знакомства было им явно приукрашено. Реальное соотношение, скорее всего, было обратным. Иными словами, для нормального чтения надписей восточных славян правильно определенных значений было катастрофически мало, так что данную дешифровку он начал «на авось». Иными словами, с самого начала это была эпиграфическая авантюра, попытка с негодными средствами.

Время бытования письменности. Отмечу попутно, что введены термины "праславянское письмо" и "протославянское письмо". Первый означает, что письмо относится не к современным и не к древним славянам, а к племенам, видимо, накануне распада общеславянского единства, то есть к первой половине первого тысячелетия н.э. (если соглашаться с общепринятой терминологией). Второй термин уводит нас в еще более седую древность, к нескольким тысячелетиям до н.э. Так что ни в средние века, ни тем более в наши дни существование этого письма Г.С. Гриневичем не допускалось. В то же самое время Гриневич берет для рассмотрения средневековые надписи, которые заведомо не являются праславянскими, а тем более, протославянскими. Очевидно, читая средневековые тексты, исследователь полагает, что имеет право экстраполировать их и на более ранние времена - но в таком случае такую экстраполяцию для читателя необходимо как-то пояснять. Однако закрадывается представление, что на эту «мелочь», то есть на несоответствие заявленного типа письма и объявленных им эпох его бытования, данный исследователь внимания просто не обратил. Мы уже обращали подобную нестыковку эпох при анализе положений книги Л.Ф. Мирошниченко.

Первая прочитанная надпись. Но какие надписи удалось прочитать? «При чтении Алекановской надписи на глиняном горшке, найденном В.А. Городцовым под Рязанью, где знаки носят рисуночный характер и отождествляются с каким-то предметом, я брал из названия изображенных предметов первый слог: ЗА (заяц), РЫ (рысь), ЦЕ, ЧЕ (целовек, человек). Достаточно отчетливо читались слова: ЗАКРЫТ, ЧЕЛО, предлог "В". Окончательный текст надписи содержал в себе всего лишь напоминание хозяйке НАДО БЕ ЗАКЪРЫТЬ, ВЪ ЧЕЛО ВЪСАДИВЪ (поставив; чело - наружное отверстие русской печи» (ПЛП, с. 4). Как видим, здесь Г.С.Гриневич почему-то не воспользовался ни графической аналогией со славянскими азбуками, ни эпиграфическими рядами, а применил акрофонический метод, который якобы и дал ему первые значения.

Замечу, что Алекановская надпись содержит ряд особых знаков и относится к числу наиболее трудных эпиграфических текстов, как это мне теперь ясно после многочисленных попыток ее уточнения, так что начинать с нее было бы не только неверно логически, но и не могло привести ни к какому вразумительному результату. Уже по этому можно заключить, что исследователь тут явно лукавит.

Вторая прочитанная надпись. «При чтении надписей на грузилах Троицкого городища в верховьях реки Москвы также был использован принцип акрофонии, то есть озвучивания. На грузике было написано, что он весит 4 лота (ВЕСЪ 4 ЛОТА). Лот - древняя русская мера веса, равная 12, 797 грамма, вес грузика - 51 грамм» (там же). Итак, вторая надпись также прочитана методом акрофонии. В результате к знакам НА, ДО, БЕ, ЗА, КЪ, РЫ, ТЬ, ВЪ, ЦЕ/ЧЕ, ЛО, СА, ДИ добавились ВЕ, СЪ и ТА. Так были выявлены якобы начальные 15 слоговых знаков.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.51MB | MySQL:11 | 0.268sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.387 секунд