В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 13, 2007

Тайный последователь П.П. Орешкина

Автор 21:37. Рубрика Рецензии на чужие публикации


Методика эпиграфического анализа. Третий раздел описывает последовательность этапов дешифровки: формальный анализ (установление строя письменности и направления чтения), эпиграфический анализ; "озвучивание знаков", чтение текста, перевод и толкование надписи. Удивление вызывает лишь фраза: «В нашем случае вопрос о языке надписей решался сам собой, поскольку надписи, принятые к дешифровке, нанесены на предметы, изготовленные славянскими мастерами. Найдены эти предметы на территории расселения восточных и западных славян и датируются IV-X веками, а известно, что еще "в IV-X веках славянские языки незначительно отличались друг от друга, не более, чем, скажем, говоры современного русского языка (Хабургаев 1986). Поэтому язык надписей, праславянский язык, на котором говорили славяне, составлявшие в прошлом единую общность. Этот язык очень близок к известному всем старославянскому языку» (ГРС, с. 5). - Хотя на первый взгляд аргументация убедительна, на самом деле всякий, кто имел дело с археологией, знает, что на одной и той же территории могли существовать различные народы. Откуда Гриневичу известно, что предметы изготовлены славянскими мастерами? Во всяком случае, для археологов это всегда проблема. Иными словами, есть некоторые предметы, славянское происхождение которых несомненно, в других случаях столь же очевидно иностранное происхождение находок; наконец, есть изделия, происхождение которых для археологов неизвестно. Из процитированных слов можно сделать вывод, что Г.С. Гриневич, не обладая эпиграфическим опытом, просто не видит сути проблемы. К сожалению, в этой печальной истине мне пришлось позже неоднократно убеждаться.

Далее следует раздел о слоговом характере письма и о вираме, а также об особенностях эпиграфического анализа Г.С. Гриневича. Оказалось, что помимо 116 линейных знаков существует и 10 рисунчатых, что для меня было новостью. Ведь одно дело, если пиктографические значки встретились на 1-2 памятниках случайно, и даже если они помогли догадаться об их фонетическом значении, как это было отмечено в интервью О. Плахотной; но это еще не настолько серьезное основание, чтобы сохранять "подсказку" в статье, претендующей на научность и даже помещать их в общий репертуар знаков. Начиная с этого места, придется подробно рассматривать каждый раздел.

Эпиграфический антураж. Вообще говоря, для популярной статьи вся "эпиграфическая кухня" не нужна. Как мне позже признался научный редактор данной статьи именно для публикации в "Русской мысли" Леонид Николаевич Рыжков, это по его настоянию знаки руницы были названы рунами (ни он, ни Гриневич не знали, что так называли руны германских футарков, в том числе и в славянском употреблении, а также орхоно-енисейские тюркские буквы, что вело к смешению слоговых и буквенных знаков), а эпиграфический анализ, выброшенный редакторами журнала "Техника - молодежи", опять возвращен на место. Уж лучше бы его не было!

Группа рисунчатых знаков по Г.С. Гриневичу

Рис. 8. Группа рисунчатых знаков по Г.С. Гриневичу

На рисунке, однако, представлены 11 знаков, причем знаки 1-5 и 10 мне не кажутся рисунчатыми, а остальные можно принять за узоры или поясняющие текст картинки. Почему Гриневич решил, что это письменные знаки? В тексте статьи на этот вопрос нет ответа. Равно как и на противоположный: почему это следует считать картинками, если полагать, что это - письменные знаки? Если это пиктограммы, то зачем они в разделе о слоговом письме? Словом, пиктографический материал скорее подошел бы для публикаций Прозоровского или Таланкина, но он не должен был быть включенным в статью по слоговому чтению.

Первая группа линейных знаков по Г.С. Гриневичу

Рис. 9. Первая группа линейных знаков по Г.С. Гриневичу

С другой стороны можно порадоваться, что со времени интервью в "Советской России" число найденных Гриневичем линейных знаков возросло с 87 до 116. Знаки разбиты на две подгруппы. Первая содержит 13 рядов. При первом же взгляде видно, что знаки имеют разный характер и вряд ли по чисто графическим признакам могут относиться к одному ряду. Так, в первом ряду содержатся уголки, что не вызывает возражения, но тут же находятся и круги, в том числе перечеркнутые. А круги к ломаным фигурам графического отношения не имеют. Во втором ряду я вычеркнул бы треугольник, в третьем - знак двойного треугольника, в пятом - знак в виде Ч и дважды перечеркнутую вертикаль, но добавил бы второй знак из шестого ряда, в седьмом лишними оказываются правые знаки, как и в восьмом, в девятом - один правый знак, в одиннадцатом - третий и четвертый, в двенадцатом - третий, в тринадцатом - первые три. Так что поверить в то, что Г.С. Гриневич руководствовался только графическими соображениями, я не могу. Вторая подгруппа на ряды не разбита; эпиграфист включил в нее то, что не подходило ни в один ряд первой группы. Возникло подозрение, что "эпиграфические ряды" появились не до, а после выяснения звукового значения знаков с единственной целью: "онаучить" уже проведенное исследование.

Вторая группа линейных знаков по Г.С. Гриневичу

Рис. 10. Вторая группа линейных знаков по Г.С. Гриневичу

И опять я вынужден усомниться в истинности слов эпиграфиста: последний знак первой строки вполне уютно чувствовал бы себя в третьем ряду первой группы, а два знака перед ним выглядят очень похоже на первый знак шестого ряда; знак в виде З второй строки можно было бы поместить рядом с М-образным знаком 11-го ряда; эти аналогии можно продолжить. Опять возникает впечатление, что все эти "графические сходства" предложены для отвода глаз, тогда как на деле соображения автора этой журнальной статьи были совершенно иными. После сказанного закрадывается мысль о том, что графический анализ, названный тут "эпиграфическим" не мог помочь в выявлении значения знаков, кроме как роли научного антуража смысла не несет.

Более подробно поясняется акрофонический метод. Его суть изложена теми же словами, что и в интервью, однако приводится картинка, на которой дано пиктографическое значение знака (1), рисунчатые и линейные слоговые знаки (2 и 3), а также фонетическое значение знака (4). В случае изображения рака дано пояснение: КАРЬКИНЪ - рак, знак зодиака.

Чтение рисунчатых знаков по Г.С. Гриневичу

Рис. 11. Чтение рисунчатых знаков по Г.С. Гриневичу

Теперь бросается в глаза фантастичность чтения рисунчатых знаков Г.С. Гриневичем. Знаки СА, ЗА и РЫ похожи настолько, что небрежное исполнение каждого из них (что характерно для народного письма) тут же меняет чтение; вряд ли письменность могла быть построена таким образом. Равным образом ВЕПРЯ можно принять за КОЗЛА, ЛОШАДЬ за АНТИЛОПУ, КОПЬЕ за СТРЕЛУ, ЧЕЛОВЕКА за ЕЛЬ, РАКА за ТАРАКАНА и т.д. Кроме того, слов ЛОШАДЬ и СОБАКА (у Гриневича даже САБАКА) до татаро-монгольского нашествия на Руси не было, у славян были КОНЬ и ПЁС. Слово ЦЕЛОВЕК произносится только в "цокающих" диалектах (например, новгородском) и в этом виде не принадлежит к общеславянским. Далее, вообще неясно, почему в слове ВЕПРЬ читается лишь первый знак, тогда как второй, который должен представлять собой лигатуру из ПЪ и РЬ, не содержит ничего хоть отдаленно похожего. Опять возникает впечатление, что Г.С. Гриневич взял соответствующие значения знаков откуда-то еще, а данное им объяснение придумано post factum, и притом на скорую руку.

Окончательно убеждает в этом выводе его таблица сравнения знаков слоговой письменности с кириллицей и глаголицей. В ней нет гласных А, О, Ы, Ъ, Ь, ЯТИ, ЮСОВ; зато приводятся формы букв кириллицы (1), болгарской глаголицы (2), хорватской глаголицы (3), знаки слоговой письменности (4), фонетические значения, принятые при сопоставлении (5) и окончательные значения (6).

grinevich11-1.gif

Естественно, что таким образом сходство будет обеспечено. И опять возникает впечатление, что слоговые знаки с их звуковыми значениями были известны эпиграфисту до составления данной таблицы, а не из нее.

Сходство слоговых знаков с буквами по Г.С. Гриневичу

Рис. 12. Сходство слоговых знаков с буквами по Г.С. Гриневичу

Конечно, некоторые слоговые знаки действительно могли быть сначала частично дешифрованы по сходству с буквами славянских азбук, затем поставлены в слова изучаемых текстов, дав консонантный костяк слов, а дальше уже было нетрудно догадаться о смысле слова и о значении гласного для входящих в него слоговых знаков. Впрочем, никто не запрещал Г.С. Гриневичу просто угадать смысл знаков - ведь и на таких условиях можно читать надписи. Однако в таком случае не следовало бы говорить о научном подходе, об эпиграфических рядах и акрофонии. И, разумеется, точность прочтения сразу стала бы весьма сомнительной даже для неискушенного читателя. Так что вся эта демонстрация «научной кухни» опять-таки выдает желание Гриневича «казаться» эпиграфистом, а не «быть» им.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.51MB | MySQL:11 | 0.235sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.389 секунд