В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 13, 2007

Тайный последователь П.П. Орешкина

Автор 21:37. Рубрика Рецензии на чужие публикации


Заканчивая данный раздел, могу сказать, что "онаучивание" текста могло производить впечатление только на неспециалистов; оно им было мало понятно, но зато казалось неизбежной платой за право статьи считаться научной. Что же касается специалистов, то данный раздел для них звучал как издевательство: славянская письменность не была пиктографической или иероглифической, о чем говорил рис. 32; акрофонические подходы применялись только для создания так называемых "азбучных молитв", то есть для лучшего запоминания последовательности букв в алфавите, но не для дешифровок, и уж тем более на основе таких неславянских, заимствованных из тюркских языков слов как ЛОШАДЬ или СА(!)БАКА; неизвестно широкому читателю и слово КАРКИН. Сходство знаков руницы и славянских алфавитов надо еще доказывать; впрочем, как и всякое графическое сходство, оно мало о чем говорит. Наконец, в "эпиграфических рядах" Гриневич допускает массу отклонений от графического сходства, никак это не мотивируя. Иными словами, перед нами в одних случаях раскрывается демонстрация научного невежества, в других - подтасовки. Так что линия на обман доверчивых читателей, начатая еще в интервью, здесь была Гриневичем продолжена. Однако теперь она проводилась более тонкими методами

Теперь рассмотрим конкретные славянские чтения. Здесь я буду придерживаться иного порядка, чем в его статье, а именно - начну рассмотрение с наиболее древней надписи, и, чтобы дважды не рассматривать одного и того же, буду ссылаться не только на журнальную статью, но и на книгу, выпущенную в 1993 году.

Самая древняя надпись имеет особое значение для всех дешифровок Г.С. Гриневича, ибо она приводилась им в качестве свидетельством того, что славянское письмо является самым древним на Земле.

Чтение наиболее древней праславянской надписи. Уже в журнальном варианте Г.С. Гриневич предпосылает своему чтению такую преамбулу: «Выше уже говорилось, что трипольцы являлись наследниками культуры Винча-Турдаш, с которой связаны древнейшие на нашей планете письменные памятники и, в частности, глиняная табличка, найденная в 60-е годы близ румынского поселка Тэртерия. Возраст памятника по данным радиоуглеродного метода составляет 7 тысяч лет. Табличка имеет круглую форму. Вертикальной и горизонтальной линиями поле таблички поделено на четыре части. В каждой из них от двух до пяти знаков, но два знака в третьей по счету (против часовой стрелки) [строке] полустерты и вряд ли их когда удастся восстановить. Тэртерийские знаки в графическом отношении абсолютно идентичны знакам праславянской письменности, фонетическое значение которых было установлено при чтении надписей, исполненных письмом типа «черт и резов», этрусских, критских и протоиндийских надписей, и потому чтение тэртерийской надписи не составило большого труда: РОБЕ ЕТЬ (ять) ВЫ ВИНЫ [...] Д'АРЬЖИ ОБЪ. Перевести этот текст может любой, знающий славянские языки, даже не заглядывая в словарь. Ведь РОБЕ - это «робята, ребята», «дети» и ЕТЬ (ять) - форма глагола «яти, иму» - «взять, брать»; и местоимение ВЫ - «вас», то есть «ваши» (вспомните знаменитое славянское ИДУ НА ВЫ). Можно догадаться, что слово ОБЪ означает «около, рядом»... и ВИНЫ - «вина», это то, в чем мы провинились, грешны. Так что перевод текста, написанного нашим предком в пятом тысячелетии до н.э. звучит просто и понятно: ДЕТИ ПРИМУТ ВАШИ ГРЕХИ ... ДЕРЖИТЕСЬ ОКОЛО (держитесь детей своих)» (ГРС, с. 28).

Чтение Г.С. Гриневичем древнейшей надписи и ее репертуар знаков

Рис. 13. Чтение Г.С. Гриневичем древнейшей надписи и ее репертуар знаков

Сама дешифровка в журнальном варианте отсутствовала. В книжном варианте картинка появилась (ГРС, с. 315), рис. 37. Данное чтение не совсем понятно. Если первым квадрантом считать левый верхний, то по логике вещей вторым следует считать не левый нижний, а верхний правый. Но тогда сначала надо прочитать верхнюю строчку, потом среднюю и, наконец, нижнюю. Это даст совершенно иной порядок чередования знаков. Если с чтением первого знака можно согласиться, то второй знак вовсе не БЕ, а ДА, как в слове ДАРЖИ. Но тогда получается, что первое слово будет РОДА, а не РОБЕ. Знак под Ш Г.С. Гриневичу хорошо знаком, это ЖА/ЗА, однако он его не читает. Читаемы и «полустертые» знаки, это два ВЪ/ВО и параллельные линии ДИ/ДЫ. Совершенно удивительно, что предпоследний знак прочитан не ВО (как следует читать слоги), а О (как буква кириллицы). Короче говоря, из 17 знаков 4 не прочитаны и 2 прочитаны неверно, то есть треть надписи искажена, а последовательность чтения избрана неверно. Удивительно, что вообще что-то удалось прочитать! Удивляют и слова. Слово РОБЕ нам никогда не встречалось в надписях, хотя несколько раз встречалось слово БЕБИ. Слово ДЕРЖАТЬ никогда не изображалось как ДАРЖАТЬ. Конец фразы оказывается не на правом нижнем квадранте, где он должен быть при любом порядке чтения, а на правом верхнем, и тут мы встречаем слово, состоящее из одной приставки, ОБЪ! Еще более удивителен смысл, уместный разве что в христианстве, где грехи родителей становятся грехами детей. Допустить такое морализаторство в культуре Винча кажется более чем странным. Короче говоря, по всем показателям данное чтение Гриневича не выдерживает критики. В монографии появляются некоторые новые моменты описания. Так, Д'АРЖИ понимается как слово ДЯРЖИ (белорусский вариант произношения!), а ОБЪ - как предлог ОКОЛО (ГРК, с. 252). Вообще неясно, что означает апостроф - не иначе, как фонетический знак смягчения звука. Но такую тонкость в передаче знаков слоговое письмо иметь не могло, а мягкие и твердые согласные различались использованием разных слоговых знаков, так что знак ДА никогда не означал знак ДЯ (для этого использовался знак ДЕ).

Остается также неясным, почему ПРЕДЛОГ должен стоять ПОСЛЕ слова. В последующих выпусках журнала непрочитанный кусок текста стал читаться как ЩЕЖА ЙЕ, то есть, ЩЯДЯ ЕГО. Так что теперь общий смысл стал таким: ДИТЯ ВОСПРИМЕТ ВАШИ ГРЕХИ - ЩАДЯ ЕГО, ДЕРЖИ ЕГО ПООДАЛЬ (вторая страница обложки журнала «Русская мысль», № 1-6 за 1994 год). Следовательно, слово ОБЪ из ОКОЛО превратилось в ПООДАЛЬ, поменяв свое значение на прямо противоположное. Вообще для издателя В.Г. Родионова это изречение стало любимым, и он стал заполнять им пробелы между статьями журнала, не отдавая себе отчет в том, что много раз цитирует эпиграфический полуфабрикат, чтение которого только начато. К сожалению даже теперь, после того как возросло число прочитанных слогов, мы не можем считать чтение верным из-за нарушенного порядка и искажения значения знаков.

мое начальное чтение надписи на табличках Тэрэрии

Рис. 14. мое начальное чтение надписи на табличках Тэрэрии

Наш комментарий. Г.С. Гриневич поторопился, объявив данную надпись прочитанной. Тем не менее, перед нами добротный протославянский текст, который действительно можно прочитать. Сначала я читал его так, рис. 38-3. Текст гласит: РОДУ ДАНА ЖЕРТЬВА БЕ. СЬТАВИ ВЫШЕ НИЗА ВЪ ВОДЕ. Это означает: РОДУ ДАНА БЫЛА ЖЕРТВА. СТАВЬ (ЕЕ) ВЫШЕ НИЗА (ИДОЛА РОДА) В ВОДЕ. Текст получается осмысленным и соответствующим ритуалу жертвоприношения.

Однако сейчас, когда мой опыт еще вырос, я читаю этот текст еще раз, стараясь отходить от данного на нем написания как можно меньше. Получается несколько иной текст, хотя и близкий к предыдущему, рис. 2.

Мое новое чтение текста на табличке из Тэртерии

Рис. 15. Мое новое чтение текста на табличке из Тэртерии

Я читаю: в левом верхнем квадранте: РОДА (или РОДУ). В правом верхнем квадранте я вижу две строки, где верхнюю принимаю за лигатуру, которая, однако, приемлет и знаки нижней строки, поскольку ее середина переходит знак нижней строки. Разлагая эту лигатуру и читая заодно два знака нижней строки, получаю слово ЖЬРЬТЬВОВАНЪ, т.е. ЖЕРТВОВАН. Слово нижней строки читаю как ДАРЬ, т.е. ДАР, и остающийся слог БЕ считаю частью слова, начертанного на левом нижнем квадранте, где надпись положена на 900 влево. Первый слог там читается БИ. Получается слово БЕБИ. Если так, то слоги БЕ и БИ пишутся разной ширины, чтобы их можно было различить; в данном случае более широким будет БИ, более узким - БЕ.

В левом нижнем квадранте после разворота текста надлежащим образом (в вертикальное положение) читаются слова: ТЕБЕ НОВЪ и начато новое слово ВЪ. В правом нижнем квадранте я также поворачиваю лигатуру вправо на 900 и читаю полное слово как ВЪЗАТЬ, то есть, ВЗЯТЬ. Затем я читаю последний явный знак и первый неявный как слово ЖИВА (или ЖИВЫ) и, наконец, два неявных знака как слово РУНА. Получается текст: РОДУ ЖЬРЬТЬВОВАНЪ ДАРЬ. БЕБИ! ТЕБЕ НОВЪ ВЪЗАТЬ ЖИВЫ РУНА. Это означает: РОДУ ЖЕРТВОВАН ДАР. РЕБЕОК! ТЕБЕ СНОВА ВЗЯТЬ РУНЫ ЖИВЫ. Вероятно, это - тот же ребенок, о котором идет речь и на других табличках. А под рунами Живы понимались руны Макоши, поскольку Жива была новой ипостасью Макоши. Полагаю, что теперь я прочитал верно. Порядок чтения соответствует расположению трех строк. Следует также обратить внимание еще на одну деталь. Г.С. Гриневич описывает, что в Тэртерии было найдено три таблички, причем описывается содержание и первой из них (изображение колоса и козленка), и второй (символические изображения) (ГРК, с. 250). Тем не менее, внимание Г.С. Гриневича привлекла только третья из них. Почему? Самым простым ответом было бы предположить, что знаки письменности встречались только на третьей табличке. Однако это не совсем так: вторая табличка тоже содержит «символические изображения», поддающиеся праславянскому прочтению! На наш взгляд, если бы Г.С. Гриневич попытался бы прочитать текст и проинтерпретировать изображения н первой и второй табличках, он понял бы, что в своем чтении надписи на третьей табличке допустил несколько ошибок. Однако, на наш взгляд, комплексный подход этому исследователю не был присущ. Его увлекает только первый вариант чтения, еще достаточно сырой и не «обстрелянный» критикой, даже собственной, отчего у читателя и возникает чувство досады. Ведь наличие целой серии надписей, скажем трех, дает редкую возможность взаимной проверки содержания каждой надписи и позволяет выявить ошибки, если они возникла (а опыт показывает, что безошибочно читать нельзя! Речь идет не о том, чтобы эпиграфисты не ошибались, а о том, что публиковать следует только выверенные варианты!). Используя возможность, мы приводим изображение I и II табличек (PEV, табл. ХVII), рис. 38-4 и 38-6. На первой табличке изображены ПТИЦА, ВЕТКА и ОВЦА (или КОЗА), рис. 38-5, что напоминает состав жертвоприношения (животное, растение и птица). На второй табличке нанесены разделительные линии, которые делят всю надпись на 5 строк. На верхней строке знаки образуют текст А ДЕВЕ ВЫДАЙ (изображены ветка и овца). БЕБЕ БЕ (ветка) ДАДЕНА, рис. 38-7. Тем самым можно себе представить, что речь идет о жертвоприношении Деве (богине Живе), которой положено выдавать жертвенного ягненка и веточку. Следовательно, предлагается все это выдать Деве. Что же касается ребенка (БЕБИ), то ему ветка БЫЛА ДАНА. Тем самым, на наш взгляд, речь идет о некотором отчете о ритуале, где жертвы клались РОДУ и ДЕВЕ, а БЕБИ, получив веточку, оживлял ягненка, так что три таблички образуют некоторый комплекс. Его-то в своих чтениях и не заметил Г.С. Гриневич. В отношении же ритуала можно вспомнить, что жертвоприношением Живе были не только травы или цветы, но и ягненок, которые вроде бы умирал, но потом жрец дотрагивался до него веточкой и он оживал. Скорее всего, его просто опаивали легким снотворным, чтобы он на время заснул, а по прошествии нужного времени его будили прикосновением ветки. На трех данных табличках речь идет о том, что ветка выдавалась ребенку, так что оживлял ягненка он, а не жрец.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.52MB | MySQL:11 | 0.244sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.390 секунд