В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 22, 2008

Украинское понимание ранней истории Руси

Автор 18:05. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Украинское понимание ранней истории Руси

В.А. Чудинов

На книжной выставке-ярмарке 2007 года на ВДНХ мне довелось купить у издателя весьма интересную книгу, но интересную в очень специфическом смысле. Дело в том, что современное украинское правительство и некоторая часть интеллигенции взяли курс на отделение истории Украины от истории Руси и, вопреки общепринятой точке зрения, развивает мысль о гораздо большей культурной истории Украины по сравнению с историей Руси. Такое переворачивание истории с ног на голову мне, человеку, который показывает существовании русской культуры еще в палеолите, показалось весьма удивительным, и потому мне было крайне любопытно познакомиться с теми аргументами, которые призваны доказать торжество древней украинской культуры. Так что я решил дать обстоятельную рецензию на данный труд.

Краткие сведения об авторе. «Речкалов Александр Павлович родился в 1954 году в России. После завершения образования в 1979 году переехал на постоянное жительство в Украину. Последние годы живет в г. Киеве», говорится на полях суперобложки (РЕЧ). Тут мне бросаются в глаза несколько странностей: во-первых, город рождения автора не указан, как будто бы для Украины играет роль только то, где данный исследователь проживает в наши дни, то есть город на Украине, а город в России их не интересует вовсе. Во-вторых, странный оборот речи для бывшей союзной республики (а в 1979 году Украинская ССР входила в состав СССР): «переехал на постоянное жительство». Такая фраза применяется только для переезда в суверенное иное государство, каковым Украина в 1979 году не являлась. В-третьих, оборот «в Украину» вместо «на Украину» является искажением русского языка, и культивируется в наши дни только на Украине. Дело в том, что слово «Украина» является польским вариантом слова «Окраина», а любая окраина мыслится как открытая снаружи, и потому по-русски совершенно верно говорят «на окраину», а не «в окраину», ибо последнее предусматривает существование границ со всех сторон. Но украинцы категорически протестуют против это исторической реалии, заменяя данную этимологию слова «Украина» на мифическую - будто бы слово происходит от названия мифических жрецов «укров». Наконец, в-четвертых, ничего не говориться о том, что Речкалов получил историческое образование. Таким образом, хотя и неявно, но задан ключ к пониманию данного сочинения Речкалова: написано не историком, родства в России он не помнит (то есть, малой Родины в виде родного города для него не существует), переезд на Украину воспринимает как переход в иную систему исторических координат, а саму Украину вовсе не считает бывшей окраиной, вопреки этимологии слова.

Предисловие «К читателям». «Для автора данной книги, не являющегося ни профессиональным историком, ни публицистом, решение о ее написании было достаточно неожиданным. Как человек, получивший гуманитарное образование, а вместе с ним и определенные исторические знания, я всегда имел интерес к прошлому нашего Отечества, но это увлечение никогда не перерастало в желание высказаться публично» (РЕЧ, с. 4). Сразу отмечу, что мое предположение о том, что автор не является историком, тут подтверждается самим автором, однако он оставляет двусмысленную фразу насчет своего Отечества. С одной стороны, книгу он написал о Руси, так что вроде бы его отечеством является России, но с другой стороны, отсутствие названия города его рождения, словосочетание «в Украину» и упоминание «переезда на постоянное жительство» свидетельствуют о том, что его Отечеством является всё-таки Украина.

«В ходе работы я невольно обратил внимание на один аспект упомянутой выше полемики между украинскими и российскими историками - ведется она по правилам диалога глухого со слепым. Российские авторы, имеющие подавляющее превосходство в финансовых и технических возможностях, ведут массированное наступление на украинском рынке с помощью русскоязычных средств массовой информации, печатных и интернет изданий» (РЕЧ, с. 5-6). Как видим, автор себя позиционирует как третейский судья, стоящий над схваткой, но тут же обвиняет русских историков в том, что они теснят своих украинских коллег с помощью СМИ. Тут я могу заметить, что у историков имеются свои печатные издания вне СМИ - монографии и научные журналы, и как раз журналистов они воспринимают как не вполне компетентных, но докучливых приставал. Так что Речкалов тут выступает не по адресу. Что же касается русскоязычных СМИ, то они вытесняют СМИ на украинском языке не только потому, что те меньше финансируются и меньше оснащены в техническом плане (а кто же мешает Украине развить их до нужного уровня как показатель собственной независимости?), но, главным образом совсем по другой причине: украинский язык, особенно научный, пока не развит в нужной степени (перед ним до обретения независимости такая задача не стояла), и потому украинский читатель предпочитает книги и статьи на русском языке. И, наконец, русская историография мифологизирована в гораздо меньшей степени, чем украинская, а читателю хотелось бы всё-таки видеть не мифы, а истину.

Подмена тезиса в рассуждениях о русской государственности. Во «Ведении» автор критикует точку зрения русских историков. «С образованием независимых государств - Беларуси, России и Украины - вопрос о происхождении Руси и формировании на вошедших в ее состав территориях средневекового государства вышел из абстрактной научной сферы и приобрел конкретное практическое значение: к какому времени отнести, с какого момента исчислять возникновение государственности у народов этих стран? Высокомерно-насмешливая позиция многих российских политиков, уверяющих себя и своих «незалежних» соседей, что украинцы никогда не имели собственного государства, может удовлетворить разве что ее авторов. Если мы все родом из Руси, которую повсеместно, но без всяких к тому оснований, называют Киевской Русью, то уже как минимум наши народы имели совместный исторический опыт построения государства более тысячи лет назад» (РЕЧ, с. 8) . - Автор путает два понятия: «украинское государство» и «древнее государство на территории нынешней Украины». Киевская Русь, при всей условности этого термина, не было «украинским государством» именно потому, что в тот период украинского этноса еще не существовало, а этнос назывался русским. Следовательно, Киевская Русь была русским государством. Но в настоящий момент Киев и ряд прилегающих областей (большая часть которых говорит на русском языке) входит в государство «Украина», причем только с 1991 года, так что на сегодня украинская самостоятельная государственность насчитывает всего 17 лет. Что касается Украинской ССР, а также Малороссии в составе России до 1917 года, то вопрос о государственном статусе этих образований весьма сложен;  скорее всего, это были просто большие губернии с некоторыми чертами государственности. То же самое можно сказать и о статусе Украины в составе Речи Посполитой или Великого княжества литовского. Но в еще более ранний период никакого совместного исторического опыта построения государства более тысячи лет назад не было и быть не могло, поскольку не было самих украинцев. Киевская Русь состояла из ряда княжеств, где жители имели небольшие диалектные различия в языке, однако такие различия имеются и в наши дни в ряде областей Украины и России, но никто на этом основании не выделяет вологодцев или костромичей с одной стороны, или полтавчан или жителей Донецка с другой стороны в особые этносы. Строить или разрушать что-то «совместно с предками» до своего рождения  физически невозможно, хотя Речкалов утверждает именно это.

«Полное отрицание опыта государственного строительства у украинского народа означает отрицание его права на историческое наследие средневековой Руси, на территории которого этот самый народ проживал и проживает» (РЕЧ, с. 8) . Опять идет хитрая подмена тезиса. Проживает ли украинский народ на данной территории? - Да, несомненно! Проживал ли он там прежде? И да, и нет, в зависимости от того, каким веком мы датируем образование украинского этноса. До образования этноса украинцев их на территории Киевской Руси не было и быть не могло. «Казалось бы, сама абсурдность такой постановки проблемы (о якобы наличии украинцев в «совместном» украинско-русском государстве Киевской Руси - В.Ч.) должна бы остановить самых агрессивных российских авторов, но, к сожалению, этого не происходит» (РЕЧ, с. 8) . На мой взгляд, ничего абсурдного в такой постановке вопроса нет, она вполне логична, а вот позиция Речкалова явно абсурдна. Или он еще до своего рождения лично участвовал в гражданской войне? В Отечественной войне 1812 года? Почему бы ему не написать свои воспоминания о совместной борьбе с французами вместе с отрядом Дениса Давыдова?

«Как видите, речь здесь идёт уже обо всём историческом наследии Руси, право на обладание которым украинцам предлагается еще доказать» (РЕЧ, с. 8-9). И опять Речкалов производит подмену тезиса. Никто не предлагает украинцам доказывать недоказуемое; хотя никто не отказывает им и в праве совершать безумные поступки.

Воспевание националистической историографии. «Иной подход к решению проблемы этнического состава Руси заложил М. Грушевский. Он отстаивал идею, что Киевское государство, его законодательство и культура были созданы «украинско-русской» народностью, а Владимиро-Суздальское княжество и Московское царство не были ни наследниками, ни преемниками Киевского государства и созданы на своём собственном корне усилиями «великорусской» народности» (РЕЧ, с. 9). Да, именно так и говорил Грушевский, за что и получил у русских исследователей эпитет украинского националиста; ныне, когда на Украине приветствуют националистов всех мастей, почтением пользуются и весьма сомнительные рассуждения Грушевского.

«Официальная советская историческая наука до середины 30-х годов прошлого столетия рассматривала этнические процессы на Руси с позиций, близких к концепции М. Грушевского. Однако в послевоенный период утвердилась и надолго заблокировала научную разработку проблемы этнического состава Руси теория единой древнерусской народности» (РЕЧ, с. 9). - Дело в том, что с коммунистической точки зрения царская Россия была «тюрьмой народов», и потому приветствовалось всякое проявление национализма. Из бывших губерний было образовано несколько советских и автономных республик, а также автономных областей. Всё это позже, уже в наши дни, привело к распаду СССР на бывшие союзные республики, которые стали самостоятельными государствами. Если бы национализму и сепаратизму в то время был дан решительный бой, то русские, украинцы и белорусы и по сей день жили бы в едином государстве.

«Так появилась пресловутая идея «колыбели трёх народов». И хотя она вызывала серьёзные критические замечания, теория единой народности была безоговорочно признана исторической наукой и добросовестно отрабатывалась вплоть до распада Союза» (РЕЧ, с. 10). - Идея «колыбели трёх народов» вовсе не пресловутая, и Речкалов выбросил из нее одно слово, ибо это была идея «колыбели трёх братских народов». А по мнению Речкалова вроде бы все восточнославянские народы были антагонистами. «Основные ее положения сводились к тому, что в Киевском государстве сформировался единый литературный язык как язык государственного управления, законотворчества, литературы и культуры; укоренились единые традиции, обычаи, юридические нормы; консолидировался слой высшей знати Руси во главе с династией Рюриковичей и эта знать не разделяла себя этнически, появилось единое этническое сознание - летописцы говорят о Руси как о совокупности всех земель-княжеств, всё восточнославянское население органически приняло этноним «русский», «русич». (РЕЧ, с. 10). - Именно так, в данном случае я полностью согласен с автором. В чём же проблема?

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.17MB | MySQL:11 | 0.268sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Май 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апрель    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

управление:

. ..



20 запросов. 0.408 секунд