В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Декабрь 23, 2017

Успехи подводной археологии Египта и другие новости археологии

Автор 09:15. Рубрика Чтения новых текстов

Рецензия С.А. Васильева на словарь по теоретической археологии Л.С. Клейна. Её можно прочитать в [12:365] «Корпус отечественной археологической литературы беден словарями, как и справочными пособиями вообще. В результате специальная русская терминология недостаточно разработана; порой понятия с лёгкостью заимствуются из смежных областей знания и используются некорректно. К тому же продолжающаяся с советских времён тенденция рассматривать археологию как подраздел истории с её гуманитарной многозначительностью и расплывчатостью также не способствует элементарному упорядочению терминологии». - Из этого пассажа следует, что не только я недоволен ситуацией в современной археологии, но и такой исследователь, как доктор исторических наук, сотрудник Санкт-Петербургского института материальной культуры, Сергей Александрович Васильев.

«Тем приятнее видеть впервые представленный на русском языке систематизированный перечень терминов и понятий, относящихся к общим вопросам нашей науки (зарубежные аналоги - см. см. Mignon 1993; Ellis 2000). Рецензируемый словарь состоит из ряда понятийных блоков. Прежде всего, сюда входят называния основных ветвей археологии. Эта часть словаря страдает неполнотой. Если в книге нашлось место для классической археологии с разъяснением её особенностей, то почему тогда отсутствует археология первобытная, восточная, средневековая и т.д.» [12: 365]. На первый взгляд это странно, поскольку в предыдущей заметке [11] Л.С. Клейн упоминает эти разделы науки; скорее всего, в них приемлемая терминология ещё не сложилась.

«Помимо этого, имеется ряд специализированных областей археологии (промышленная, архитектурная, подводная и т.д.). Нет в словаре упоминания о находящейся на непосредственном стыке археологии и столь любимой Л.С. Клейном криминалистики так называемой «судебной археологии» (forensic archaeology), которая во всех новейших зарубежных учебниках включается в состав археологии. Чёткая формулировка отличительных черт важнейших отраслей нашей науки была бы гораздо полезнее, чем описание некоей «прозелитической» или «психической» археологии» [12:365]. Иначе говоря, критик упрекает автора словаря в том, что, вводя неологизмы, он не удосужился рассмотреть основные, сложившиеся и признанные разделы археологии.

«Несколько слов по поводу гендерной археологии, которую Л.С. Клейн упорно именует «феминистской». В сущности говоря, речь идёт об одном из направлений реконструкций в археологии, ставящем во главу угла выяснение социальных ролей лиц разного пола в древних обществах. Упомянутые в словаре крайности, типа скрупулёзного вычисления процента женских персонажей в художественных реконструкциях древней жизни, или подсчёта числа женщин среди профессиональных археологов, уже отошли в прошлое, но сама гендерная тематика заняла прочное место в науке» [12:365]. Уже во второй раз критики отмечает определённое отставание представлений Л.С. Клейна от современного состояния археологической науки.

«Далее приводятся названия основных направлений теоретической мысли в археологии и смежных дисциплинах. Некоторое недоумение вызывает раздел, посвящённый марксизму в археологии. Здесь кратко описаны общие аспекты марксизма как политического учения и доминирование марксистской идеологии в тогдашнем СССР. А вот об особенностях влияния марксистских идей на развитие археологии почти ничего не сказано. Между тем, именно марксизм в начале 1930-х гг. стимулировал интерес к функционально-технологическим аспектам изучения древних обществ и их культуры (подробнее - см. Васильев 2008)». Я полагаю, что марксизм получил в глазах Л.С. Клейна резко отрицательную коннотацию в связи с его лично судьбой, поскольку в советское время ему пришлось побывать в заключении. Иначе говоря, выявляется ещё одна субъективная черта словаря Л.С. Клейна.

«Другое дело, что в дальнейшем влияние марксизма на археологию в СССР свелось к повторяющемуся набору цитат, и в этом плане никакого научного значения уже не имело, как, впрочем, и позднейшая попытка создания в рамках пост-процессуализма «марксистской археологии (McGuire 1992).

Л.С. Клейн ошибочно полагает, что ныне «катастрофизма как учения нет» (с. 83). На самом деле катастрофизм продолжает существование в виде различных форм неокатастрофизма, получая время от времени неожиданное распространение в палеонтологии, палеоклиматологии и исторической геологии. И уже никакой уважающий себя мамонт не может просто так вымереть в связи с банальными изменениями климата и растительности; без шумного падения метеорита здесь никак не обойтись» [12:366]. А здесь критик показывает незнакомство Л.С. Клейна со смежными историческими дисциплинами.

«Словарь включает детальное описание основных классификационных единиц нашей науки - артефакта, типа, культуры. Л.С. Клейн уделяет много места вопросам определения археологической культуры, хронологической ступени и т.д., но странным образом отсутствуют такие базовые понятия, как центр и периферия» [12:366]. Действительно, на периферии археологическая культура может быть выражена вовсе не столь чётко и определённо, как в центре, так что без указанных понятий обойтись в словаре вряд ли возможно.

«Раздел, посвящённый математическим методам в археологии, полностью устарел. Изданные в 70-80-е гг. прошлого века книги, на которые ссылается автор словаря, написаны в эпоху, предшествовавшую внедрению персональных компьютеров (вспоминаю, как сам бегал с перфокартами с дырочками в академический ВЦ к огромному новейшему в ту пору компьютеру «Сайбер»). Тогда казалось, что основное направление внедрения математики в археологию - это многомерная статистика и комбинаторика в интересах классификации вещей, а ныне в центре внимания находятся компьютерные методы хранения и анализа информации. 

Столь же устарели представления о пространственной археологии. Вопреки мнению Л.С. Клейна (с.82), археологическая картография, ныне на основе ГИС, давно стала отдельной особой отраслью нашей науки. Кстати, ГИС в одном месте словаря (с. 39) обозначены, как «геоинформационные системы», а на с. 81 мы с удивлением читаем, что это, оказывается, некие загадочные «международные компьютерные фонды» [12:366].

Итак, и в этой важной части теории, связанной с математическим языком, взгляды Л.С. Клейна безнадёжно устарели.

«Нечётко изложены в книге термины, относящиеся к изучению фаунистических остатков. Мы находим в словаре общее понятие «палеозоология» и отдельно «остеология»; между тем, эти аспекты огромной бурно развивающейся области нашей науки - археозоологии, ориентированной на реконструкцию древних форм хозяйственной деятельности, сезона обитания, способов разделки добычи и проч.» [12:366]. Иными словами, для Л.С. Клейна эта пограничная между археологией и палеозоологией область является во многом неизвестной.

«Целый ряд ошибок связан с введенными в корпус словаря геологическими терминами; явление, увы, распространённое среди археологов, занимающимися поздними периодами. Никакой особой «археологической» стратиграфии в природе не существует, как не существует археологической таблицы умножения. Принципы стратиграфии едины, просто археологи небрежно используют геологические термины. Кстати, в словаре отсутствует такой важный термин, как «микростратиграфия» [12:366]. Действительно, археология стала исследовать некоторые геологические пласты, в которых содержатся остатки ряда артефактов или природных объектов, использовавшихся человеком, что, однако, не делает эти пласты неким исключением из других горных пород. И автор словаря тут показывает не просто некомпетентность, а элементарное невежество.

«Четвертичный период и плейстоцен, вопреки мнению Л.С. Клейна, не синонимы; голоцен является новейшим подразделением четвертичного периода, но следует за плейстоценом. Так что четвертичный период длится по сегодняшний день, а не кончается 11,7 тыс. лет назад (с. 255)» [12:366]. А это - уже непростительная ошибка археолога.

«Неверное определение дано в словаре понятию «пласт». Пласт - это не штык, а геологическое тело, обычно плоское и ограниченное параллельными поверхностями» [12:366].  Полагаю, что «штык» - это не колющее оружие на винтовке, а глубина пласта в одну лопату. Иначе говоря, пласт - это параллелепипед, толщиной в высоту металлической части лопаты. Но, как и любой параллелепипед, он имеет не только высоту (в данном случае толщину), но также ширину и длину. А незнание этого - незнание школьной геометрии.

«Очень странно читать о делении отложений на «естественные» и «культурные». К первым Л.С. Клейн относит «осадные» (вероятно, осадочные - С.В.) породы» со «стерильным отложением» и рассеянными находками (с. 142-143), а ко вторым - культурные слои и остатки сооружений. Как известно, в общем плане можно говорить лишь о «культуросодержащих отложениях», то есть, о седиментах с антропогенным участием, а вот как туда попали культурные остатки, это дело уже последующего исследования, вариантов здесь множество (см. Медведев, Несмеянов, 1988)» [12:366]. Как известно, слово «осадные» является прилагательным от слова «осада», и в военном деле существует термин «осадные орудия», что же касается горных пород, то помимо осадочных существуют вулканические и метаморфные. В вулканических порода, например, в скалах гор, могут находиться пещеры с древними храмами, а метаморфные породы, типа мрамора могут явиться материалом для скульптур, в том числе и внутри соответствующих пещер, например, карстовых. Так что содержать культурный слой или не содержать его могут породы любого типа, что заранее неясно. «Седименты» - это как раз осадочные породы.

«Наконец, нельзя не заметить включение в ряд статей то английских, то немецких, (порой и французских) переводов слов, причём неясна логика выборочного размещения иноязычных терминов» [12:266]. Можно подумать, что Л.С. Клейн писал свой словарь не для русскоязычного читателя.

После перечисления указанных недостатков читатель ожидал от рецензента неких похвал автору словаря за какие-то отдельны успехи. Но таких похвал нет. Зато концовка выглядит так: «Несмотря на указанные недоработки, появление на свет словаря Л.С. Клейна можно только приветствовать. Стоит задуматься о необходимости подготовки серии аналогичных изданий, покрывающих не только теоретические области, но и практические направления нашей науки» [12:366]. Насколько я понял, приветствует появление словаря по археологии вообще, а не конкретно словаря Л.С. Клейна. Кстати, из рецензии я так и не понял, ни о том, каков теоретический уровень археологии в целом, ни что входит в археологическую картину мира (она очерчена с весьма большими лакунами), ни каковы основные археологические теории, из каких гипотез они выросли, ни как из археологических теорий вытекают археологические законы и отдельные эмпирические факты, то есть, каковы прикладные аспекты археологической теории. Замечу, кстати, что и название «Теоретический словарь археологии» неверно, ибо речь идёт о словаре теоретической археологии, а не о теории построения археологического словаря.

А из этого я делаю вывод о том, что методология археологической науки ещё не сложилась, а потому понятие теории у археологов ещё весьма расплывчато. И даже описать археологические термины в словаре получается не слишком удачно.

Обсуждение. Вопросы как практической, так и теоретической археологии меня интересуют не только как методолога науки вообще, но и как историка археологии наших предков в эпоху Рюрика. Тогда тоже существовала археология, хотя мне пока трудно сказать, как именно она называлась, ибо все артефакты прошлого, равно как и артефакты с других планет хранились в храмах Мары в специальных сохранах, игравших роль современных археологических музеев.

К сожалению, пока современная археология, имея ряд достижений в эмпирической области, весьма плохо существует на уровне интерпретаций и объяснений. Неверная атрибуция артефакта уже есть создание ложной теории, причём идущая не от необразованных в данной области обычных людей, а от докторов исторических наук. При этом основное внимание археологов приковано к способам получения артефактов, тогда как атрибуция и датировка как бы считаются само собой разумеющимися. Надписи, помогающие понять суть артефакта, по большей части не замечаются, а если и замечаются, то письменность чаще всего определяется неверно, из чего она оказывается нечитаемой. Так что та самая нить Ариадны, которая могла бы помочь археологу верно понять назначение вещи, оказывается порванной самим археологом.

В данной статье я показываю, что понимание Египта под римским владычеством заставило интерпретировать артефакты в связи с римскими императорами. Так, монета Рюрика, подписанная для Рима по-латыни «августейший Цезарь» была истолкована, как «Октавиан Август», так что неверное предположение привело и к неверным следствиям. Как говорил один математик, «математика - это мельница, и если вы закладываете в неё здоровое зерно, то получится здоровая мука, а если зерно большое, то и мука получится гнилой». Археолог руководствуется неверной хронологией, и не читает неявных надписей - уже это не позволяет считать теоретический уровень современной археологии сложившимся.

Одним из интересных результатов данной статьи я считаю атрибуцию жреца на аверсе монеты, найденной во время подводных исследований в Египте, как портрета Рюрика. Так в мою копилку добавился ещё один портрет этого выдающегося духовного и политического деятеля Руси.

Что же касается остальных артефактов, то они были связаны или с изобразительной деятельностью, или с почитанием усопших воинов Рюрика, о чём я писал и в прочих моих статьях. Особо хотел бы остановиться на том, что почти 20 лет назад Валянский и Калюжный упрекали археологию и в неверной хронологии, и в неверной интерпретации артефактов, однако этот воз и ныне там.

Заключение. Археология как становящаяся наука представляет несомненный интерес с точки зрения и истории, и методологии науки.

Литература

1.Археологи обнаружили в Египте ритуальную ладью Осириса. 9 декабря 2017 года. Источник: http://old.archeo-news.ru/2017/12/blog-post_9.html#more

2.Бубнов Василий. Под Костромой археологи нашли печать знаменитого князя Святослава
Находка оказалась неожиданной. 13 декабря 2017 года. Источник: https://vk.com/archaeolo gynews?z=photo-3073135_456244895%2Falbum-3073135_00%2Frev

3.Бородинская писаница. 12 декабря 2017 года. Источник: http://izverzhenie-vulkana.ru/ 2017/12/borodinskaya_pisanica.html

4. Чернецов В.Н. Наскальные изображения Урала. Вып. 2. - М.: 1971

5.Человек и закон. Выпуск от 15. 12.2017. Источник: https://www.1tv.ru/shows/chelovek-i-zakon/vypuski/chelovek-i-zakon-vypusk-ot-15-12-2017

6.Археологический детектив - курган Шамши. 15 декабря 2017 года. Источник: https://vk.com/archaeologynews

7.Бубнов Василий. На индонезийском острове нашли уникальную наскальную живопись. 19 декабря 2017 года. Источник: https://indicator.ru/news/2017/12/17/naskalnaya-zhivopis-indonezia-kisar/

8.«Новый Геродот». История развития техники. 6 марта 2012 года. Источник: http://www.gerodot.ru/viewtopic.php?p=181688#p181688

9.Сунгирь - древняя стоянка первобытного человека. 13 декабря 2017 года. Источник: http://archeonews.ru/sungir/

10. Валянский С.И., Калюжный Д.В. О графе Гомере, крестоносце Батые и знаке зверя. - М.: ЛЕАН, 1998. - 336 с., ил.

11.Клейн Л.С. Археология теоретическая. 2015. Источник: http://генофонд.рф/?page_id=242

12. Васильев С.А. Теоретическая археология от А до Я. (Клейн Л. С. Теоретический словарь археологии. Донецк: Донецкий национальный университет, 2014. 279 с.). Источник: https://www.e-anthropology.com/Katalog/Arheologia/STM_DWL_QbrWgeRZY7MotHwz.aspx

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.2MB | MySQL:11 | 0.221sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.365 секунд