В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Январь 27, 2007

Вне твоих фантазий существует строгая наука

Автор 12:22. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Почему я все время ёрничаю по поводу науки? Лично я против нее ничего не имею и более трех десятков лет работаю в ней. И я сам часто читал неверно, и не считаю это чем-то недопустимым, ибо пока исследователь находится на одном уровне представлений, будет один уровень прочтения и понимания, а на другом, когда приходит опыт, он будет уже совершенно иным. Меня в данном случае обеспокоило само направление исследований: если шведы, не зная русского языка, брались читать русские надписи по-исландски, то это их личное дело, это, так сказать, вполне извинительное недопонимание. Надо было просто вежливо поправить коллег. В XIX веке датчанин Финн Магнусен тоже пытался читать русские надписи из Тверской Карелии по-скандинавски, но скоро всем стало ясно, что эти попытки неудачные. — Но когда петербургские и московские ученые начинают вслед за шведами читать любые русские надписи, даже столь несхожие как ХГLDУ и ПЕТРОВ как GOĐ, БОГ, я перестаю уважать такую, с позволения сказать, “науку”. Быть настолько попугаями, чтобы выискивать знатоков ветвистых рун в глухом поселке под Ярославлем? Печатать двадцать лет кряду эту чепуху? (Первые исследования в этом ключе как раз начались двадцать лет назад) (МЕН). Взывать на территории всей средневековой Руси к богу Тюру письменно, причем только на восточных монетах!

Я понимаю науку иначе: как раскрытие подлинных славянских истоков в русской культуре. И в этом отношении я не одинок. С другой стороны, если бы то, что я сообщал Елене Александровне, оказалось истиной (а я в этом ни секунды не сомневаюсь), то есть что русские писали славянской руницей, а не исландскими рунами, то все направление чтения граффити, которым она занималась более 20 лет, пришлось бы закрыть. Это, разумеется, не означало бы, что исчезла необходимость следить за шведской научной литературой по проблемам русской истории, но означало бы ее личный тупик в определенном направлении исследований. Однако, понимая, что славянские надписи бессмысленно читать по-шведски или исландски, и тем самым, порицая рунологов за бессмысленную трату времени, я отнюдь не приветствую и упражнения А.А. Медынцевой и М.П.. Сотниковой в чтении руницы как кириллицы. Из этого тоже ничего путного выйти не может. В этом смысле оба подхода представляют собой абсолютно равноправные тупики эпиграфики.

Кстати, а что означает надпись ПТР с позиций руницы? Пока я об этом промолчал. Разумеется, вовсе не имя некого члена компании “складников”, да и вообще не имя. Как можно видеть на том же рисунке справа, это вовсе не ПТР, а ПМР, что с помощью руницы читается как ПОМЪРЪ, то есть ПОМЕР. Иными словами, взявший ссуду ушел в мир иной, оставив залог, но теперь это уже не залог, а собственность ростовщика. И такого рода залоговые изделия нельзя путать с ЗАКЛАДЕНЕМ, иначе невозможно будет понять, где свое, а где чужое.

Есть и другие близкие начертания. Чтобы ответить на этот вопрос более подробно, я хотел бы обратить внимание читателя на монету № 3, о которой Е.А. Мельникова пишет, что она «неопределима ввиду крайней стертости. Имеет два отверстия для привешивания. На одной из сторон монеты сохранились неясные следы граффито, вероятно, рисунка» (МЕМ, с. 254). Именно данный рисунок и привлек мое внимание, поскольку, как читатель уже догадался, это вовсе не рисунок, а надпись руницей. Но очень непривычная для тех, кто привык читать скандинавские руны, которые чаще всего пишутся в строки. Таковы строгие германцы. Иное дело славяне: они могут писать и столбцом, и лигатурами, как это имеет место и в данном случае.

Мое чтение граффито на монете № 3

Рис. 25. Мое чтение граффито на монете № 3

Левый столбец (с заходом внизу вправо) я читаю ВЪЗЯЛЪ ЗАКЬ[ЛАД], а правый — ПЪРИНЪЛЪ, то есть ВЗЯЛ ЗАКЛАД, ПРИНЯЛ. Таким образом, здесь поступило одновременно и подтверждение, и уточнение гипотезы о закладном характере восточных денег. Расписался ПРИЕМЩИК! Тем самым, на монете был оформлен юридический акт приемки залога под выдаваемую ссуду. Отсюда следует, что на монетах писали не владельцы залога, как я полагал прежде, молчаливо соглашаясь с мнением Е.А. Мельниковой, а его приемщики, то есть клерки ростовщиков. И, следовательно, восточные монеты тоже не являлись средствами денежного обращения, а выполняли функции залогового обеспечения.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.41MB | MySQL:11 | 0.482sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.705 секунд