В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Февраль 15, 2007

Жертвоприношение и погребение

Автор 16:03. Рубрика Исследования по русскому языку

Футляр для топора. Интересно, что в Новгороде существовали кожаные футляры для топоров, и на них наносился орнамент4. Топор, вероятно, представлял собой большую ценность, если его так берегли, из чего сразу следует, что он является не боевым и не хозяйственным. Он найден в слоях середины XIII века. На футляре видны 4 узора, расположенные по вертикали; самый верхний, напоминающий солярный знак, представляет собой нечто вроде печати.

Чтение этой “печати” приводит к слову ВЕЛЕСЪ, то есть имени бога ВЕЛЕС. Уже эта надпись предлагает нам связать топор с храмом бога Велеса, а топор считать ритуальным. Следующую надпись я читаю как ЖЕРЬТЪВА, то есть ЖЕРТВА, и понимаю, что топор предназначался для принесения ритуальных жертв. Третья надпись гласит ВОЛЕВА РУСЬ, то есть СВОБОДНОЕ КНЯЖЕСТВО; свобода тут провозглашается, видимо, как от Литвы, так и от Московии. Наконец, из четвертой надписи можно узнать, что перед нами ЖИВИНЪ ТОПОРЬ, то есть ТОПОР ЖИВЫ. Это означает, что топор не может отнять жизнь, им рубят только для вида, для исполнения ритуала, но не насмерть. За то же говорит и отсутствие имени Перуна, в честь которого совершались жертвоприношения, и упоминание Велеса, бога охотничьей (и любой другой) удачи. Так что тут жертве должно повезти. К тому же в XIII веке жертвам головы уже и в честь Перуна не рубили.

Мое чтение надписи на футляре топора

Рис. 4. Мое чтение надписи на футляре топора

Вместе с тем, футляр вполне передавал форму режущей части, которая напоминает секиру и ассоциируется с топорами палачей из кинофильмов на средневековые сюжеты. Это поможет нам опознать данный вид топора, отличив его от других топоров.

Мое чтение надписей на привеске в виде ритуального топора из Новгорода

Рис. 5. Мое чтение надписей на привеске в виде ритуального топора из Новгорода

Модель ритуального топора. Среди различного рода привесок существуют и амулеты, миниатюрно воспроизводящие предметы быта и оружие; среди них привески-топорики. Из различных топориков мое внимание привлек секирообразный топор, явно не вытянутого боевого типа, в котором я заподозрил именно те формы, которые предполагал кожаный футляр; изображение этой подвески я и привожу ниже5. Хотя топор представляет собой модель, носимую в качестве привески, на нем переданы нужные пропорции и присутствуют все надписи, наносимые на настоящий ритуальный топор. Прежде всего, рабочая кромка топора весьма велика, так что любой промах палача исключен, и голова рубится первым же ударом. Для транспортировки такая форма рабочей части очень неудобна, топор будет цепляться за все предметы, и для этого предусмотрен кожаный футляр. С двух сторон рабочая часть топора снабжена крючьями — для манипуляций с обезглавленным телом и с головой. Так что общий вид этого орудия жертвоприношения сомнений в подлинности ритуала не вызывает.

Что же касается надписей, то для их выявления я применил обращение цвета, когда чуть более светлая и практически неразличимая на темном фоне надпись становится серой на светлом фоне и потому вполне удобочитаемой. Слева вверху начератно знаками руницы слово СЬТЪРАЖЬ, то есть СТРАЖ. Вероятно, это название типа топора. Правее вдоль кромки слово начертано в столбик, и я развернул его вправо на 900; оно читается МЪРЬТЪВЕЦЬ, то есть МЕРТВЕЦА (точнее, МЕРТВЕЦЯ). Таким образом, полное название типа топора — СТРАЖ МЕРТВЕЦА. Его следует признать довольно точным (чтобы человек не удрал, следует отрубить ему голову), хотя оно отдает весьма черным юмором. Еще правее и вертикально, очень красивыми знаками, написано слово ЖИВА. Вероятно, в даном случае речь идет не о ЖИВИНОМ ТОПОРЕ, (топор, как мы помним, называется СТРАЖ МЕРТВЕЦА), но лишь о связи Новгорода с Живиной Русью. Правее слова ЖИВА помещено, тоже в вертикальном расположении, слово ПЕРУНЪ, то есть ПЕРУН. Вдоль вертикальной полосы, отделяющей режущую кромку от остальной части топора, начертано скорее угадываемое, чем читаемое слово НЪВГОРОД, то есть НОВГОРОД. Вдоль нижней арки топора дважды повторяется слово СЛАВЯН, начертанное кирилловскими буквами. Наконец, вертикально (я повернул на 900 влево) написано руницей (а последний слог кириллицей) два слова, ПЕРУНЪ, ЖЕРЬТЪВА, что можно понять как ПЕРУНА ЖЕРТВА. Так что и надписи подтверждают принадлежность данной привески к модели настоящего ритуального топора, которым приносили в жертву Перуну людей и животных. Интересно, что привеска относится к самому началу XI века; однако я не могу согласиться со словами исследовательницы М.В. Седовой о том, что «новгородские привески отлиты из меди и очертаниями очень напоминают боевые топоры»6. Боевой топор очень напоминает предыдущая привеска, чье изображение я привожу ниже7, но не эта. У боевого топора рабочая поверхность много меньше по вертикали.

Как видим, на ней тоже упоминается Перун, но лишь как покровитель воинской доблести. Естественно, что там нет никаких надписей насчет мертвецов, их стражей и жертв. Но это уже модель топора середины XI века, когда после кровавых жертв прошло более 60 лет, и новое поколение новгородцев уже не было их современниками.

Привеска-модель боевого топора

Рис. 6. Привеска-модель боевого топора

Маска Перуна. В Серенске была найдена железная лицевая маска, вероятно, XII века, о которой Т.Н. Никольская упомянула вначале в кратком сообщении8, а затем — в монографии о вятичах, где была помещена и фотография с двух сторон9. К сожалению, однако, деталей на темной фотографии почти не видно. У исследовательницы находка данной маски никаких комментариев не вызвала, что, впрочем, вполне понятно, ибо аналогичных находок в других регионах не было. Тем самым назначение маски оставалось непонятным.

Железная лицевая маска из Серенска

Рис. 7. Железная лицевая маска из Серенска

Для выявления надписей пришлось очень напряженно вглядываться в фотографию и наносить на контуры данного предмета как более темные, так и более светлые участки. В результате было выявлено порядка десятка надписей, нанесенных практически по всей поверхности маски. Разумеется, я не могу гарантировать, что смог увидеть все знаки; для этого пришлось бы работать с оригиналом, что мне пока недоступно. Так что скорее всего, я смог выявить где-то около половины, причем наиболее крупных символов. Однако их вполне достаточно, чтобы понять назначение маски и место ее изготовления.

На маске можно прочитать несколько раз одни и те же слова. Прежде всего это МАСКА ПЕРУНА (слово МАСКА начертано кириллицей, слово ПЕРУНА — руницей). Далее, можно прочитать РУНЪВА МАСЬКЪ, то есть РУНОВА МАСКА, что означает МАСКА С НАДПИСЯМИ. Естественно, что надличие на маске знаков руницы делает ее сакральной. На ней начертано не менее пяти повторяющихся слов РУСЬ, показывающих страну изготовления, и дважды (второй раз без последнего слога) написано слово СЕРЕНЬСЬКЪ, то есть СЕРЕНСК. Таким образом, понятен и город изготовления. Еще раз повторяется слово ПЕРУНЪ и слово РУНА. Наконец, на левой брови можно прочитать после слова МАСЬКА слово ЖЕРЬТЬВЫ, то есть перед нами МАСКА ЖЕРТВЫ. Поскольку надписи других мифологических персонажей отсутствуют, приходится предположить, что перед нами маска для жертвы в честь Перуна, то есть для кровавой жертвы.

Маска изготовлена в Серенске и предназначена для ритуала, для чего имеет несколько надписей, сделанных руницей. Вместе с тем, маска отвечает и на вопрос о том, предназначена ли она для ритуальных деяний жреца, или же она представляет собой предмет бытового религиозного культа: об этом говорит надпись ЖЕРТВЫ.

Моя прорись железной маски из Серенска

Рис. 8. Моя прорись железной маски из Серенска

Поначалу я рассуждал так: если бы маска предназначалась для жреца Перуна, на маске встретилось бы слово ЖЬРЕЦЬ и отсутствовало бы слово ЖЕРТВЫ. Очевидно, что для того, чтобы скрыть страдания на лице жертвы, на нее надевалась маска. Так что перед нами не портрет Перуна, не покрывало жреца, а деталь жертвенного ритуала. Из нее следует, что жертве не закрывали глаза и она видела все эпизоды приготовления к ее умерщвлению, но она не могла нормально говорить (ибо отверстия для рта прорезано не было) и выражать свои эмоции. Хотя маска найдена в слое XII века, она могла быть изготовлена и употреблена значительно раньше, а потом просто хранилась “на всякий случай”.

Мое чтение надписей на маске из Серенска

Рис. 9. Мое чтение надписей на маске из Серенска

Однако позже я изменил эту точку зрения, ибо мне ни разу не встретилось слово ЖРЕЦ, но зато в этом качестве неоднократно встречалось слово МАСКА. Поэтому я полагаю, что такую маску на голову во время ритуала надевал именно жрец Перуна.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.31MB | MySQL:11 | 0.438sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.626 секунд