В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Январь 30, 2020

Золотое кольцо Галлии и другие новости

Автор 09:10. Рубрика Чтения новых текстов

Р: Итак, у нас обожжённая земля, на неё уложены подставки деревянные...

В: Деревянные настилы, да. Потом травяная подстилка. На ней - покойные.  Причём головы у них клались на своеобразные подушечки. По крайней мере, у дамы с золотым головным убором голова сильно поднята - там была значительная подушка, сформированная из земли, на которую положен массивный слой травяной подстилки.

Р: Расскажите про позу «охранницы».

В: Да, позы интересные, причём у обеих: каким-то образом у них слегка были приподняты плечи, искусственно. Это видно по нехарактерному положению ключиц и плечевых костей. У «охранницы» руки были слегка разведены, согнуты в локтях, приготовилась она, видимо, к чему-то. Левая рука направлена к древку одного из копий, которое лежало рядом.

Р: То есть она держала в руках копьё?

В: Вероятно, да. Это, конечно, уже некоторые фантазии, но скорее всего, её левая рука держала одно из копий. И ноги были разведены, так скажем. Это положение кто-то в историографии называет позой всадника, кто-то говорит о том, что это одна из вариаций скорченного погребения (когда ноги были подогнуты в коленях и поставлены). Вот перед нами дилемма, что же это такое.

Р: Но нашли в такой позе: у неё ноги колесом, будто она на лошади сидит?

В: Да, как будто на лошади. Ноги поставлены своеобразным ромбом - они сильно разведены в коленях в разные стороны. При этом бедренные суставы были вывернуты из суставных сумок наружу. Поза достаточно редкая. Занимаясь погребальным обрядом Среднего Дона, я знаю всего лишь один идентичный достоверный случай на Среднем Дону -  в кургане Мастюгино, чуть севернее, примерно в 40 километрах, был найден такой же погребённый, с таким же образом разведёнными ногами. Он «охранник», видимо, тоже. Лежал в дромосе, то есть во входе могилы, с копьём, вооружённый. К сожалению, на тот момент антропология не так сильно участвовала в жизни археолога. Для того костяка нет половозрастных определений, и сами кости не сохранились, их просто-напросто не брали тогда.

Р: У вас-то на раскопе был антрополог. Причём, насколько я понимаю, это была Мария Всеволодовна Добровольская.

В: Да.

Р: И она определила, что, скорее всего, «охраннице» ещё и подрезали сухожилия, чтобы так расположить ноги.

В: Да, есть такое подозрение. Но тут, понимаете, нужно будет хорошенько подумать. Во-первых, к сожалению, эти костяки, сохранившиеся in situ, как мы говорим, то есть на месте нетронутыми, крайне плохой сохранности - это практически труха. Все эти длинные кости разваливались буквально в руках, и, в основном, можно судить только по зачищенному материалу на тот момент. Довезти не так уж много удалось, они просто рассыпались.

К тому же серьёзно поработали грызуны, которые поселились в этом погребении, видимо, большой колонией. Пока мы расчищали, 30-40 полных костячков этих сурков я точно достал. Мы довольно часто фиксируем погрызы на костях. Есть некоторые следы воздействия и у этой конкретной «охранницы»: они видны на бедренных суставах. Но что это конкретно? Следы грызунов или это следы подрезания сухожилий? Это тоже вопрос, который требует дальнейшей интерпретации.

Р: Давайте переходить к самому богатому погребению. Это старушка, как её называют. Антропологи определили, что ей 45-50 лет, но надо иметь в виду, что в это время у скифов продолжительность жизни женщин составляла 30-35 лет. То есть 45 - это очень много по тем меркам. Старушка была в очень богатом головном уборе, который тоже сохранился in situ, на месте.

В: Да, он сохранился in situ. К сожалению, несколько ободков и парочку пластин эти грызуны разнесли. Но в целом действительно ситуация уникальная: головной убор сохранился полностью на месте, что позволит достаточно уверенно реконструировать его положение.

Данные калафы, как их называют (тут тоже есть, конечно, вариации в названии) достаточно распространены. Это не то чтобы нечто уникальное, мы прекрасно знаем этот вид парадных головных уборов скифянок. Но дело в том, что сохранившиеся на данный момент, известные науке калафы в большинстве своём находили в разграбленных погребениях. Либо их находили в XIX веке, а тогда, конечно, уровень археологии, мы понимаем, был значительно ниже. Археолог был один, он стоял где-то там на бровке, копали крестьяне. Конечно, когда доставали находки, особо ничего не фиксировали. Просто достают убор и приносят, поэтому изначально его положение реконструировать не удаётся.

Такой известный случай был в Толстой могиле, где копал Борис Николаевич Мозолевский, украинский археолог. В 1970 году он раскопал Толстую могилу, и вот там тоже всё зафиксировано in situ. Головной убор - это, пожалуй, самая главная находка. Она даже не столь значима из-за материала, а именно из-за того, что обнаружена на месте.

Р: Думаю, надо сказать, что этот убор - нечто вроде кокошника, но прямоугольного, вытянутого вверх, украшенного золотыми прямоугольными пластинами.

В: Да. Это достаточно высокий головной убор - около 40 сантиметров над головой. Мы, к сожалению, достоверно не знаем, какой была его основа - кожаная, тканая или  деревянная, есть разные версии. На эту основу нашивались золотые пластины. Они украшали не только сам убор, но и его своеобразный подол, который располагался над ушами и нисходил на плечи или за плечи. Золотые пластины были изготовлены греческими мастерами, тут сомнений никаких нет. А вот сам убор расшивался уже в Скифии, на месте. Потому что в этом уборе использовалось всего лишь 4 типа пластин. Видимо, изначально было привезено 4 большие пластины, которые скифы порубили достаточно грубою. Не щадя резали, рубили, пробивали дырки. Очень неаккуратно сделано на самом деле. Явно не греческая работа, греки бы сделали аккуратнее»

galliya25.jpg

Рис. 25. Головной убор, калаф, и моё чтение владельческой надписи

На рис. 25 вверху я показываю калаф так, как он опубликован в [16]. А ниже я показываю его же в обращённом цвете. Два фрагмента с надписью я показываю под теми местами на калафе, где  нанесены надписи. Надписи я читаю МАРЫ МИМА, что означает: ЖРИЦА РУССКОЙ БОГИНИ МАРЫ. Это и есть профессия «старушки. Что же касается якобы греческой работы, то в 50-60 годы IX века н.э. никаких греческих мастеров ещё не существовало. Греция только закладывала постройку многих своих городов. Так что золотые пластины были тоже русского производства.  Просто археологи привыкли культурные шедевры отдавать грекам, несмотря на их русское происхождение.

Хочу особо отметить, что археологи надпись МИМА МАРЫ не заметили. То есть, РУССКИЕ археологи надписи на артефакте РУССКИМИ БУКВАМИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ в упор НЕ ВИДЯТ! Но зато они славословят греков. Таковы нынешние профессионалы!

«Р: Давайте ещё поговорим о загадках этого погребения. В последние годы уже не секрет, что среднедонская скифская культура, во-первых, являлась частью большого скифского мира, то есть это самый дальний её форпост. А благодаря находкам последних лет стало очевидно, что там было очень много женщин-воинов, так называемых «амазонок». Что все они были все вооружены, многие даже тяжело вооружены, потому что в их погребениях находят панцири. И вот очередная находка женщин-воительниц. Но здесь - четыре одновременно похороненных женщины. Почему так? Это первое подобное погребение? Прямо-таки гробница амазонок, как мы её называем.

В: Можно назвать и гробницей амазонок, но нужно понимать, что всё-таки вооружена-то была только «охранница». Вооружения при самой золотой, так скажем, даме, при этой старушке, как такового не было. У неё лишь был положен под голову ножичек, тоже завёрнутый в ткань, и одна стрела. Скорее всего, грабители всё же прошлись по ней. Задели всю её нижнюю часть, потому что, конечно, не только этот парадный убор её украшал, вероятно, были ещё какие-то перстни, расшитая одежда. Погребённые такого уровня, естественно, имели богатый костюм. Но по ней грабители  прошлись хорошо, потому что часть костей была перемещена, у неё не было левой руки, левой стопы, части таза также отсутствовали. По всей видимости, они просто не дошли до самой головы. Мы, к сожалению, не можем говорить, была ли она вооружена. 

Р: Но стрелы есть в другой разграбленной части, где лежат молодые.

В: Да, конечно, есть стрелы. Но надо понимать, что стрела сама по себе не означала, что рядом есть вооружение. Стрелы клали и в детские погребения, просто как какой-то символ, по всей видимости. Без стрел вообще никого не клали. Хотя, конечно, они могли быть и свидетельством того, что эти женщины действительно участвовали в боевых сражениях. Антропологические исследования костей предплечья и плеч «охранницы» показали крайне сильную развитость мускулатуры. То есть руками она работала постоянно, и это было, видимо, основным делом её жизни. Тут уже, конечно, можно гадать, копья она метала или луки натягивала.

Но действительно, первый раз было встречено погребение именно четырёх женщин, которые лежали отдельно. В основном женщины либо сопровождают мужские погребения, либо это погребения женщин с детьми, в том числе и с младенцами, и с детьми возраста 5-10 лет. Такие тоже бывают. Так что в этом плане, конечно, интересное погребение.

Оно интересно ещё и тем, что эти женщины антропологически разные. Оставшиеся in situ дама с убором и «охранница» близки по антропологии и вообще по характеру своего скелетного строения. У обеих отмечен открытый и распространённый так называемый лобный гиперостоз - нарушение гормональной системы. У дамы с убором этот лобный гиперостоз очень ярко выражен. Это означает, что из-за сбоев гормональной системы в организме женщин имелось больше мужского гормона: они были мужиковатые, с грубым голосом, с выраженными мужскими вторичными половыми признаками.

А вот те, которых разграбили, девочка и молодая дама, антропологически очень не похожи на этих двух. Они миниатюрные, какие-то изнеженные и подверженные сильным болезням. Девочка, по всей видимости, болела чем-то страшным. У неё мы зафиксировали поражения позвонков и крестца: они были практически изрешечены отверстиями. Непонятно, от чего она умерла, но не в этом суть. Две разграбленные близки друг другу, и две оставшиеся близки друг другу. Между собой они при этом сильно отличаются.

Р: Что дальше будет с материалами этой гробницы, как вы станете их исследовать и каких результатов ждёте?

В: Исследовать будем по всем направлениям. Ведутся исследования металлов, тканей, антропологические и палеозоологические исследования, исследования напутственной пищи, которая была положена в гробницу, исследования дерева, исследования вот этих травяных подстилок. То есть, в принципе, всё, что можно, всё, что нам осталось, мы будем тщательно анализировать с применением всех доступных естественно-научных методов. Весь этот материал впоследствии, после обработки, мы представим в статье в «Российской археологии» (кому интересно, может почитать, скорее всего, в следующем году). А затем, вместе с данными естественно-научных исследований, будет издана отдельная книжка. Потому что, конечно, этот комплекс достоин отдельной солидной публикации в виде книги. 

Р: Что нового мы узнаем, когда до конца всё это исследуем? Есть какие-то соображения? Хотя бы в каких областях мы продвинемся?

В: Думаю, в первую очередь это именно антропология, потому что антропологические исследования будут проводиться в том числе и в области изотопных составов костей и зубов. Соответственно, будут проводиться анализы на изотопы азота, углерода, стронция. Это позволит нам говорить о питании, о перемещениях найденных женщин.

Р: Откуда они приехали, если приехали.

В: Да, конечно. Как раз анализ изотопов стронция позволит нам говорить о степени мобильности этого населения, было ли оно местным или люди откуда-то приходили. 

Р:. В общем, эта гробница нам сулит ещё много новостей. Спасибо вам большое».

Полагаю, что гипотеза насчёт амазонок у этих исследователей появилась потому, что они ничего не знают о войсках Рюрика, ни об авиации, ни о космонавтике.

Обсуждение. Как чаще всего получается, данная статья по результатам откликов на сообщения новостей археологии состоит из нескольких сюжетов. Первый из них знакомит нас с прекрасным золотым перстнем, который из уважения к сану надевали на палец умершей жрицы богини Мары. Это - дорогая вещь не столько из-за дороговизны золота, сколько по высочайшему качеству исполнения. Возможно, теперь будет легче опознать среди умерших женщин именно покойных жриц храма Мары.

Вторая тема посвящена методологии науки. Уж сколько ядовитых стрел было выпущено в адрес  А.А. Клёсова, чья ДНК-генеалогия по мужской линии якобы основана на индивидуальных предрассудках. Причём эту атаку на научное творчество А.А. Клёсова создали не генетики и не биохимики, а историки. Им не понравилось то, что славяне, как следует из его исследований, играли гораздо более значительную роль в истории человечества, чем та, которую им отвели западные исследователи. То есть, по сути дела его критиковали за то же, за что и меня: за желание отстоять историческую правду в отношении своего этноса. Ибо за несколько веков лидерства Запада в науке западные учёные, отстаивая  этнические предпочтения своего этноса, приписали русское культурное наследие своим странам, а Клёсов показал, что несколько тысяч лет назад, когда существовали русские (гаплогруппа R1а) западные этносы ещё не возникли. И с этой точки зрения вся существующая историческая картина развития человечества, где греко-римский мир являлся «старшим братом», начинает разрушаться.

К аналогичным выводам пришёл и я на основе чтения древних артефактов. А потому понятно, что я с восторгом воспринял выводы Клёсова, а он ссылался на мои работы. Но это не междусобойчик нескольких русских исследователей, а независимый результат их исследований в самых разных науках:  генетике, эпиграфике, лингвистике. И он говорит об одном и том же, чего  не было бы, если бы результаты оказались ложными.

Третий сюжет - методика раскопок в археологии на примере раскопок кургана.

Нам было наглядно показано, что задачей археологии является разрушение исторического объекта, но не сразу целиком, а по частям. При этом вспомогательные операции, такие как крепёж вертикальных и горизонтальных горизонтов и дренаж грунтовых вод в схему не попали. Иными словами, «искусство археологических раскопок требует жертв». И получается, что раскопки недалеко ушли от кладоискательства, только артефакты теперь раскапываются от имени государства. При этом сам курган как определённое сооружение археологов интересует мало, им важны содержащиеся в нём артефакты. Честно говоря, мне жаль, что этот узаконенный способ разрушения древних сооружений носит высокое имя науки.

И именно основной инструмент разрушения, экскаватор на одном из приглашений археологов явился наиболее точным символом этой исторической дисциплины.

Четвёртый сюжет - поверхностное чтение египетской таблички в прямом смысле слова. А то, что она сохранила следы более древнего письма, об этом археологи не догадываются, хотя на компьютере достаточно лишь немного усилить контраст изображения. Но тогда, если египетскому тексту таблички реально  - 4 тысячи лет, а русский текст древнее, то мы вообще попадаем в  страшную даль времён!  На деле мы имеем дело с обычным археологическим мошенничеством, исходящим из желания Запада сделать Египет древнее существовавшей на том же месте до него Яросклавии с её артефактами.

Пятый сюжет посвящен процентному содержанию русской крови у последних якобы русских царей династии Романовых. Этот процент был близок к единице, а более 90 % было западноевропейской крови, более всего - немецкой. Да и у первых Романовых была примесь чужой крови. Только во времена Российской империи за такого типа исследования можно было попасть в ссылку. Ибо хотя в этом сюжете и говорится об истине, но эта истина по политическим соображениям даже сегодня неприятна любителям русской монархии.

Шестой сюжет показывает, как создаются научные мифы, в данном случае - о людях-оборотнях. Для этого достаточно использовать радиоуглеродный анализ карбонового натёка на древних изображениях в местности, бедной как углеродом вообще (С12), так и радиоактивным углеродом (С14). Если бы такую задачу поставили не перед археологом, а перед физиком, он сначала бы измерил радиоуглеродный возраст грунтовых вод, углеродный налёт от которых был оставлен на изображении, а потом - радиоуглеродный возраст налёта. Скорее всего, результат получился бы обескураживающим: налёт имел бы радиоактивный возраст грунтовых вод, но никак не изображения. То есть, археологи по незнанию измеряют возраст не интересующих их артефактов, а посторонних вещей, никак не связанных с живописью. А потом придумывают бредовые сюжеты.

Седьмой сюжет связан с римским медальоном 2-го века из Сербии. После моего чтения надписей на нём оказалось, что он не римский, а русский, и не 2-го, а 9-го века н.э. Опять, в который раз, наследие русской художественной культуры приписывается римлянам.

К этому же сюжету можно отнести и глиняную табличку из Самарии, по происхождению  тоже представителю древнерусской письменной культуры.

Следующий, восьмой сюжет, связан с появлением некоего образования из дыма во время ведического праздника.  Удалось понять, жрецы какого именно храма вызвали это образование типа привидения (жрецы храма Сварога), так что речь идёт об одном из проявлений визуализации тонкого мира. Возможно, что какие-то лики и надписи имелись и в огне костра, однако контраст фотографии были слишком велик, чтобы различать детали внутри огня, так что эта задача оказалась невыполнимой.

Девятый сюжет был связан с определением принадлежности древней церкви, от которой остались только доски каркаса купола и крыши. Оказалось, что следов краски было остаточно, чтобы определить, что когда-то это был храм Мары войска Яра Рюрика из Великого Новгорода где-то на периферии Сергиевого Посада. Удивительно, что деревянный остов сохранился в течение более тысячи лет.

На десятый сюжет пришёлся анализ изображения внутри якобы христианского склепа на горе Кильс-Бурун в Ялте. Мой эпиграфический анализ показал, что в центре изображения находится фигура хараона Яра Рюрика, немного похожая на портрет Льва Толстого в полный рост, обутого то ли в валенки, то ли в унты лётчика. Да и остальные подписи говорили о творчестве военных художников из Великого Новгорода эпохи Рюрика. Атрибуция археологов данного склепа как христианского является следствием не научного анализа изображения, а желания понравиться руководству.

Одиннадцатый сюжет связан с плитой с шуточным изображением военнослужащего, отдающего  честь. Если бы такого типа плита была найдена в исторической России, на неё, возможно, археологи и не обратили бы особого внимания, однако она была найдена в Калининградской области, в бывшей Пруссии, и сочтена за наследие пруссов. Однако эпиграфический анализ показал, что это - произведение военных скульпторов из 35 армии Рюрика, то есть, из Великого Новгорода. Характеристика археологом Владимиром Кулаковым этого рельефа как якобы «пляшущего человечка» древних пруссов в данном случае неуместна.

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.3MB | MySQL:11 | 0.204sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.357 секунд