В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 12, 2021

Шифр на кости из Израиля и другие новости археологии

Автор 18:01. Рубрика Чтения новых текстов

«Михаил Задорнов (и всё! всё! всё!). М.Н. Задорнов попал в этот список - и даже занял в нем почетное последнее место - вовсе не потому, что он какой-нибудь интересный чудак или шарлатан мирового масштаба. Он просто эксплуатирует эстрадный образ чудака, шарлатана и сумасшедшего, но не настолько чудный и оригинальный, чтобы как-то выделить его в толпе ему подобных. Его успешная карьера сатирика и юмориста (а попросту говоря - клоуна, скомороха) также не стала причиной упоминания его в этой статье - то есть, стала, но косвенной». Сатирик и юморист в качестве эстрадного артиста - это вовсе не цирковой клоун, это как бы философ, говорящий с эстрады свой приговор негативным явлениям в обществе, но так, что это вызывает смех. Так что К.Д. Ливанов нарочно принижает образ всенародно любимого эстрадного артиста.

«Все дело в том, что из-за своей известности Задорнов попал в поле зрения телеведущего и журналиста Александра Гордона. И тот пригласил его на свою программу «Гордон Кихот» 19 сентября 2008 г. вместе с большим количеством лингвофриков». - Замечу, что Александр Гордон не удостаивается термина «клоун», хотя пытается играть образ Дон Кихота, но в костюме могильщика. А сторонники Задорнова сразу же объявлены «лингвофриками», то есть людьми с нестандартными лингвистическими взглядами. Нестандартными лишь с точки зрения взглядов некоторых лингвистов. То есть, научный спор, является ли русский язык древнейшим в мире, Гордон захотел решить клоунскими методами.

«И на этой программе было сказано несколько очень, на мой взгляд, важных вещей - причем как нападающей, так и защищающейся стороной. Со стороны Задорнова там присутствовали такие «авторитетные» люди, как упомянутый выше Чудинов, учитель английского языка с «уникальным методом» и тот еще шарлатан Александр Драгункин, «великий русский актер» Никита Джигурда и др. Против Задорнова выступали филолог Виктор Живов, историк Игорь Данилевский, культуролог и режиссер Лев Николаев, дьякон Андрей Кураев и др. Передача получилась крайне интересной, наиболее понравившиеся мне места я расшифровал». - Опять странные слова: обе стороны говорили предельно ясно, без каких-либо шифров. А простую запись этой беседы К.Д. Ливанов посчитал «расшифровкой», ибо для него это - весьма редкое занятие. Он привык просто цитировать абзацами, выдавая чужие мысли (мысли заказчика) за свои.

«Например, вот первые слова Драгункина. А л е к с а н д р Д р а г у н к и н: Я не претендую на доказательность, не буду доказывать, не буду вступать в дискуссии, но дело в том, что в результате своих - ну, вы будете хихикать - изысканий, я пришел к абсолютно однозначному выводу: что именно праязыком все-таки - это мой вариант, я не претендую, я не гуру, - но я пришел к выводу, что праязыком является русский язык. Но, тем не менее, в моих книгах однозначно показана версия, пускай, версия, но очень стройная - я уж тут ни при чем, - которая абсолютно однозначно демонстрирует, что праязыком является тот язык, на котором говорим мы сейчас с вами. Обратите внимание на эти потрясающие формулировки - не буду доказывать, но абсолютно однозначный вывод; версия, пускай, версия, но абсолютно однозначно демонстрирует». И далее следует вывод К.Д. Ливанова, никакими знаками препинания не выделяющий его слова от слов Дрвгункина: «Эта демагогия - отличительная черта очень большого количества шарлатанов всех мастей. Конечно, доказать их однозначность и абсолютность действительно невозможно - но очень уж стройная версия вырисовывается». То есть, когда Драгункин однозначно демонстрирует древность русского языка намного большую, чем древность всех других европейских языков, за что его можно лишь похвалить как добросовестного учёного, то, по мысли Ливанова, он является демагогом. Вот это и есть извращение логики, то есть, подлинная демагогия.

«Следующая цитата, которую очень хочется привести, принадлежит Никите Джигурде. Он, кажется, сам не понял, что затронул очень важную и болезненную тему современной науки. Я уверен, не специально - но все равно заслуживает всяческого уважения. Н и к и т а Д ж и г у р д а: А что, ученые это только те, чьи труды изданы  в определенном издательстве? А н д р е й Ку р а е в: Совершенно верно. Н и к и т а Д ж и г у р д а: А поэты это только те, кто закончил литературный институт? А Иисус Христос нигде не издавался! И его за это распяли! (Бурные аплодисменты.) И распяли такие, как вы! Книжники и фарисеи. А н д р е й К у р а е в: Христос и не претендовал на титул академика. А нам этот бред от имени науки презентуется. Проблема озвучена довольно ясно: люди не совсем понимают разницу между наукой и религией, шаманизмом». Понятно, что мысли Никиты Джигурды вызвали аплодисменты зрителей именно потому, что они отлично сформулированы: не всякий человек является поэтом, если он закончил Литературный институт, и не всякий поэт должен иметь за плечами именно это учебное заведение. И не всякий учёный должен издавать свои труды в издательстве «Наука». А на примере самого Ливанова видно, что его шельмование уважаемых людей издаёт именно журнал РАН, то есть, в академическом журнале может публиковаться в виде анонима настоящий демагог.

Ливанов продолжает: «Это еще более явно показывает следующая цитата:     Н и к и т а Д ж и г у р д а ( Го р д о н у ): У меня вопрос к тебе. Ты не задумываешься о том, что, говорят с точки зрения психологии то, что делал Иисус, он делал совершенно противоположное [тому], что делали жрецы. То есть, вот, есть жрецы, которые владеют информацией, и есть сегодня Задорнов, а когда-то Будда, а когда-то Иисус, и [они] идут и разговаривают с людьми доступным языком. Не языком посвященных, который профаны и не поймут, - и жрецы и не хотят, чтобы профаны понимали, потому что ими легче управлять, им легче быть рабами, - и сейчас, ты сейчас выступаешь на стороне жрецов и иезуитов, и это очень...». - Опять авторская речь Ливанова никак не выделена средствами пунктуации от слов Джигурды (возникает впечатление, что Ливанов их если и знает, то ими не владеет). Кроме того, он обрывает речь Джигурды на полуслове. А де же упомянутая Ливановым «дешифровка»? Ливанов демонстрирует нам просто плохо записанную речь Джигурды.

Ливано пишет: «Оставим в стороне сравнение Задорнова с Иисусом и Буддой, хотя оно, несомненно, вызывает поднятие брови. Гораздо более опасным и неприятным мне кажется сравнение ученых со жрецами и иезуитами. Оно, кстати, перекликается со словами многих шарлатанов: мол, Галилея травили, Джордано Бруно сожгли, а они-то были правы! И нас тоже вот травят, а значит, и мы правы... Это сравнение - науки с религией, с верой и с церковью, а ученых со жрецами и со священниками на самом деле очень страшное. Тема отношений науки и религии вообще крайне щекотлива, а уж когда она преподнесена так явно и прямо - не перейти на крик практически невозможно». Итак, с точки зрения Ливанова, когда кроме Священного писания никаких других глубоких источников информации не было, а наукой занимались монахи в монастырях, считать их учёными нельзя. То есть, монах Николай Коперник, который всеми учёными признан революционером в науке, по Ливанову - вовсе не учёный, ибо он - монах! И назвать его учёным - дело очень страшное! А это пример извращения смысла - разве не демагогия? Вот кто является подлинным шарлатаном от науки - сам К.Д. Ливанов! Он тут переходит на крик!

Продолжу анализировать его логические выверты: «Также Джигурда затронул еще одну важную тему (пишу вот и сам смеюсь) - недоступность науки для «людей», с которыми надо говорить «доступным языком». - А что, каждый из нас владеет терминологией всех наук, и с лёту понимает суть всех научных концепций? - Разумеется, нет. Так что прав Никита Джигурда, и смеяться тут абсолютно не над чем.

«Л е в Н и к о л а е в: Позвольте несколько слов. Вот прозвучала реплика «ваша наука». Нет «нашей науки», «вашей науки», есть наука. В ы к р и к и з з а л а: Тогда читайте и наши книги! В ы к р и к   с  д р у г о й с т о р о н ы  з а л а: Ваши книги - книги жулика! Л е в Н и к о  л а е в: Здесь упоминалось еще несколько раньше имя Дарвина, который 20 лет работал над своей книгой и, написав, издав ее, предварял такой строчкой: каждый пункт этой книги может быть снабжен аргументами, которые полностью опровергнут все то, что я по этому поводу думаю.  Это точка зрения настоящего ученого, который сомневается, который работает и который надеется, что сотоварищи по науке доделают, закончат его труд.  ( А п л о д и с м е н т ы , б л а г о д а р н о с т и .) Я просто думаю, что здесь сошлись как бы два отряда, которые действительно либо могут молча разойтись, либо признать, что есть наука, а есть своя точка зрения, которая может быть, но пусть она будет взвешена, не надо с первым найденным словом выходить на перекресток и вещать, надо как следует все делать, ради бога. А л е к с а н д р Д р а г у н к и н: Вы консервируете статус кво. Этими словами вы закрываете путь открытиям!» - Ну, а как реагирует на это мнение большинства демагог Ливанов? - Вот как: «Эта цитата очень важна для меня. Опять же, оставим в стороне смешной, но случайный каламбур закрывать открытия и сконцентрируемся на словах Льва Николаева. Он верно и просто озвучил очень важную мысль: наука не игра, она не делится на лагеря, на наших и ваших». Что совершенно неверно. Наука всегда открывает не всю истину, а какую-то её часть, и одни учёные могут открыть одну часть, а другие - другую, но неполнота знания может привести к тому, что это будет выглядеть как противоречие. Так, в физике элементарных частиц одни учёные обнаружили их корпускулярные свойства, а другие - волновые, и долгое время существовало противоречие в их понимании между разными группами учёных. Или в антропологии: одни учёные причисляли неандертальцев к обезьянам, другие - к людям. Наука становится согласованной во всех своих частях, только пройдя ряд этапов своего развития.

«А л е к с а н д р Го р д о н: Что с моей точки зрения делает Михаил Николаевич? Михаил Николаевич, адресуясь к аудитории, которой не до того, она занята другим, говорит: «Ребята! Не надо! Не надо изучать. Не надо заканчивать институты, не надо получать хорошие оценки в школе, я вам сейчас все расскажу, и вы быстро поймете, какие мы великие. Я это знаю! Я вам сейчас расскажу. Вот здесь, на концерте». А это уже не демагогия. Это - откровенная ложь. Задорнов никогда не призывал забросить школу, напротив, он всегда высмеивал нынешние нелепые школьные программы, которые ведут к незнанию.

«Н и к и т а Д ж и г у р д а: А в чем дело? [неразборчиво] А л е к с а н д р Го р д о н: А в том, что любой дебил, Никита, любой дебил после этой терапии будет абсолютно убежден, что он величайший историк, и никогда в жизни ни одной книги после этого не откроет. Зачем? Ему Михаил Николаевич все рассказал!» Опять мы понимаем что Джигурде, как зрителю, микрофона не дали, и он был вынужден форсировать громкость, чтобы его реплики были услышаны. Это дало повод Ливанову обрывать его реплики в своих цитатах, или снабжать его аргументацию словом «неразборчиво». Но Задорнов нигде не претендовал на роль величайшего историка, так что А. Гордон это ему приписал совершенно ложно.

Ну, а что Ливанов? Вот что: «Эта цитата более-менее говорит сама за себя. Добавлю только, что это касается любой науки, не только истории. Научный «фастфуд», которым пользуются Задорнов со товарищи, крайне вреден. И это стремление сэкономить, выучить побыстрей, на коленке, а что не понял, самому додумать - оно в каком-то смысле разрушает науку». Теперь уже и Ливанов приписывает Задорнову то, что тот не говорил. Кстати, хотя речь идёт о Задорнове, но ни одно его выражение не цитируется, как если бы он вообще ничего не утверждал. Все выводы делает за него или Гордон, или Ливанов. Но точно так же опущены у Ливанова и все мои реплики в защиту Задорнова. То есть, Ливанов цитирует только то. что подтверждает его взгляды.

«В и к т о р Ж и в о в: Здесь были сказаны очень хорошие слова про историю, про важность ее для духовной жизни поколений и поколений, живущих в этой стране. Мы - русские ученые, историки и филологи - именно этим и занимаемся. Мы, в общем, не жалеем своих трудов на то, чтобы эту историю выкопать, рассказать, донести историю и язык, без которого тоже не может быть нашей национальной жизни. Поэтому, когда вместо того, что мы нашими многовековыми трудами выкапываем, нам выносят какую-то пародию на... пародию на науку». Пока прерву цитирование, чтобы полюбоваться этим выражением: «пародия на пародию», то есть как бы пародию второго порядка, что как раз и возвращает нас в науку. Кстати отмечу, что этот человек, называвший себя «русским учёным», предпочёл провести последние месяцы своей жизни в...городе Беркли, США, где и скончался 17 апреля 2013 г. Сразу возникает вопрос: что делать русскому патриоту в США, если он так любит свою Родину и свой родной русский язык?

Но закончу цитирование этого «русского патриота»:  «и при этом еще говорят, что что-то там ученые доказали, когда это абсолютный бред, нам это кажется... вредоносным». Итак: древность русского языка, с точки зрения «русского патриота», это - абсолютный бред! Вот так патриот!

И вот опять без каких-либо выделений знаками пунктуации вступает К.Д. Ливанов: «Это кощунственно по отношению к традициям российской науки, и это вредоносно для российского населения. На этом можно перевести дух, а также подвести небольшой итог тому, как отличить науку от ненауки, а ученого от обманщика. Ученые очень боятся, что их уличат во лжи. Правда. Это настоящая паранойя». - Переведём дух и мы. Оказывается, по Ливанову, признак настоящей науки - это паранойя. Но в таком случае, если он приписывал её мне, то тем самым он отмечал мои черты настоящего учёного! - Час от часу не легче!

«Потому что репутация в научном мире портится очень быстро, а восстановить ее практически невозможно. Как чувство собственного достоинства. Для шарлатана же обвинение во лжи само по себе - лишь способ привлечь к себе лишнее внимание. Поэтому, если уличенный в мошенничестве человек охотно дает интервью, ругает все и вся, сравнивает себя с Галилеем/Коперником/Джордано Бруно/(свой вариант), кричит о своей гениальности - он, скорее всего, обманщик. Настоящий ученый, у которого обнаружили неверные данные, скорее всего, запрется в лаборатории и будет их перепроверять». - Увы! Сам Ливанов свои мерзкие выводы не перепроверяет.

«Отсюда, кстати, косвенно следует еще одно различие. Ученые почти никогда не скрывают своих методов. В интересах каждого ученого, чтобы его эксперимент смогли повторить как можно больше людей. Поэтому, добившись чего-то экстраординарного, ученый сначала тщательно это перепроверяет, а потом пишет статью (патент, все вместе), и - бегом, рассказывать всему свету. О том, как именно он добился таких замечательных результатов. На то несколько причин, и не последняя из них - боязнь быть уличенным в обмане. Еще одна причина - разработка нового метода в науке зачастую ценится больше замечательных результатов. Например, новая общая реакция, скорее всего, будет оценена коллегами больше, чем просто синтез какого-то редкого и сложного вещества. Поэтому, уж если ученый добился замечательных результатов с помощью уникального, им самим разработанного метода, то о методе он будет кричать в первую очередь. А результаты уже потом - вишенка на торте. Еще одна причина, конечно, - чем больше народу узнает и сумеет использовать новый метод, тем дальше продвинется наука в целом. Это тоже важно. Поэтому, если человек пишет, что добился уникальных результатов суперсекретным, доступным только ему методом, он, скорее всего, будет обманщиком. Ученый же изо всех сил постарается объяснить, что это за метод и как он работает - чтобы в любой лаборатории с нужным оборудованием смогли его повторить». - И тут тоже Ливанов лжёт. Мои выводы относительно русского слоговой письменности руницы я сделал порядка 20 лет назад. И я там изложил свою методику, которая предельно проста: выявление этих знаков на древних артефактах и понимание их смысла из контекста. Каждый, кто захотел бы повторить эту методику в своей лаборатории, пришёл бы к тем же выводам, что и я. Однако желающих не нашлось. И ясно, почему. Потому что процентов 90 современной лингвистики, эпиграфики и исторической науки пришлось бы объявить ложными. То есть, это означало бы научное самоубийство этих отраслей знания. На которые она, разумеется, неспособна.

Далее, отгордившись от конкретики звёздочками, * * *, Ливанов решил дать собсвенное понимание науки. «Логично предположить, что шарлатаны в науке существуют столько же, сколько существует сама наука. Рискну не согласиться с этим. Мне кажется, шарлатаны старше. Наука - в нашем понимании этого слова, т.е. экспериментальная наука - довольно молода. Ей всего-то около 350 лет, не больше. Вся современная наука началась в середине 17-го столетия. До нее были мудрецы, философы, схоласты, мистики, астрологи, алхимики и т.д. Даже само слово ученый (scientist, если быть точнее) появилось не так давно. Впервые его использовал английский философ Уильям Уэвелл в 1840 г. В своей работе «Философия ин- дуктивных наук» он писал: ...нам крайне нужно подобрать название для описания занимающегося наукой вообще. Я склонен называть его ученым. До этого ученые назывались натуральными философами или людьми науки. Экспериментальная наука начала развиваться в середине 17-го столетия силами великих ученых - И.Ньютона, Р.Бойля, Б.Паскаля, Г.В.Лейбница, Х.Гюйгенса, А. ван Левенгука и др., не без помощи сильных мира сего. В 1662 г. король Карл II благословил создание Лондонского королевского общества, первого (или одного из первых) научного общества в мире. Именно тогда и были сделаны важные шаги для отделения науки от философии, метафизики и религии, что и положило начало современной науке. Важнейший инструмент науки - научный метод познания - набор методик, которыми пользуется ученый для получения знаний, определения истины и постановки новых задач. Одна из главных «ловушек» научного метода состоит в том, что невозможно доказать теорию - ее можно только опровергнуть». Это - пересказ концепции фальсификационизма Карла Поппера, а не собственные мысли К.Д. Ливанова. А вот собственная мысль Ливанова - что мудрецы, философы, схоласты, мистики, астрологи, алхимики и т.д. являлись шарлатанами. Это - надругательство над донаучными формами знания. Современная наука о науки, методология науки, называет эти формы знания «преднаукой», а вовсе не шарлатанством. Так что Ливанов незнаком с методологией науки, а я её преподавал в течение порядка 30 лет в различных вузах (преподаю и сегодня).

«Как говорил Эйнштейн: Никакое количество экспериментов не может доказать, что я прав; один эксперимент может доказать, что я ошибаюсь. Это означает, что ни одна из имеющихся научных теорий не может быть абсолютно истинной - а всего лишь неопроверг нутой. Научный метод так глубоко вошел в научное образование и жаргон, что такие вещи кажутся слишком банальными, чтобы их каждый раз проговаривать. Надо запомнить: когда ученый говорит: «Эта теория верна», он имеет в виду: «Эта теория наиболее близка к истине из известных нам». Ученым это кажется естественным. Другим - не всегда. Из этого следует один очень важный вывод: ученый никогда не бывает абсолютно или, точнее, слепо в чем-то уверен. За уверенностью ученых в тех или иных объяснениях природных явлений стоит лишь то, что эти объяснения пока не опровергнуты. А это, согласитесь, зачастую довольно шаткий фундамент. Конечно, опровергнуть сто или двухсотлетние научные законы вряд ли получится - но зато можно их расширить или доказать, что они работают только при определенных условиях. На ум сразу приходят ньютоновская и квантовая механики - вторая не опровергла первую, но показала, что у той существуют границы. Вне этих границ ньютоновской механики не хватает, и наблюдаются квантовые эффекты. Таким образом, наука старые законы не зачеркивает, но расширяет и дополняет. Интересный пример произошел совсем недавно. Ученые из Бристоля нашли новый материал (его назвали пурпурной бронзой), который не подчиняется одному из классических законов электродинамики - закону Видемана-Франца (это физический закон, утверждающий, что для металлов отношение коэффициента тепло проводности (либо тензора теплопроводности) K к удельной электрической проводимости (либо тензору проводимости) σ пропорционально температуре: K/σ = LT)». А тут Ливанов противоречит сам себе. Ибо утверждения о наибольшей древности среди всех индоевропейских языков именно языка русского, является как раз расширением современной лингвистики, основанной на чтении тысяч древних артефактов, которые современные лингвисты  отбрасывают за ненадобностью.

«Шарлатаны привлекательны еще и тем, что обещают сразу и много. И им хочется верить, не правда ли? В конце концов, так - по крайней мере в нашем представлении - и развивалась наука в «старые добрые времена». Оп! - первый закон Ньютона, оп! - явление фотоэффекта, оп! - и в космос полетели. Все это великие открытия, и все они уже совершены. А где же наши великие открытия, спрашивается? Это резонный вопрос, но он может исходить только от человека, который не очень понимает, как работает наука». - Ливанов высасывает из пальца примеры людей, которые не понимают, как работает наука, лишь по нынешней реформе образования. А люди, получившие образование в советской школе, очень хорошо представляли себе работу науки. Ибо даже в школе была масса лабораторных работ по физике и химии, иногда и по биологии.

«Будучи осыпанными, как из рога изобилия, новыми открытиями, люди привыкли думать, что наука им что-то должна, причем немедленно. И чтоб никто не ушел обиженным. На самом деле это не так». Что-то изобилия от современной науки не видно. В космос (кроме околоземных орбит) мы с советских времён не летаем, свою космическую станцию МКС мы благополучно затопили, прорывов ни в физике, ни в химии, ни в биологии не видно. С другой стороны. Если учёный работает только за свой счёт, на голом энтузиазме - он никому ничего не должен. Но если он работает за государственный счёт, то есть, за счёт налогоплательщиков, он обязан выдавать научный результат. Так что тут Ливанов неправ.

«Наука - вложение долгосрочное. Ученому нельзя заплатить много денег и просто «заказать» великое научное открытие. Так же, как писателю нельзя выплатить щедрый аванс и заказать гениальный роман. Максимум, что можно сделать для них обоих - предоставить оптимальные условия для работы. Чаще всего при соответствующих способностях получится хорошая, добротная работа; иногда - полный провал; иногда - шедевр. В науке, как и в искусстве, нужно вдохновение». Тут Ливанов противоречит сам себе, ибо вдохновенно любящий науку человек, как правило, идёт своим путём, а не повторяет общеизвестные истины. Как выяснил ещё Томас Кун, наука представляет собой «парадигму», то есть, некие положения, не подлежащие пересмотру. Наряду с понятием парадигмы, Томас Кун вводит понятие «научного сообщества» и объединяет их так: научное сообщество - это совокупность людей, разделяющих данную парадигму». Парадигма - собрание положений, объединяющих людей в научное сообщество. Если же член научного сообщества не разделяет парадигму, его изгоняют из научного сообщества. Но вначале его взгляды шельмуют, чтобы иметь на то основание. Чем и занимается Ливанов. Он, как можно  понять из его рассуждений,  не читал книги Томаса Куна «Структура научных революций».  А для меня она является настольной.

«Шарлатаны же часто стараются прикрыться громкими именами прошлого, проехать зайцем за счет романтики. Нам не хватает великих открытий? А вот, пожалуйста, новый Леонардо, Галилей, Эйнштейн и Ньютон в одном флаконе! В это верить приятно - в то, что наше поколение способно породить гениев. На самом деле оно и порождает - просто другой формации. Как и времена рыцарства, романтический век науки, к сожалению (или к счастью), прошел. Поэтому почти нет новых Леонардо, новых Ньютонов и новых Эйн штейнов, и, по всей вероятности, их будет все меньше и меньше. Так же нелепо было бы ожидать новых Гераклов, новых Роландов и новых Ланселотов. Настало время научных генералов. Но они, как и положено генералам, сидят в штабах и носа из них не кажут». И опять ложь со стороны Ливанова. Ни Дэникен, ни Задорнов, ни я никогда не называли себя гениями, Леонардо, Галилеем или Ньютоном, а тем более - в одном флаконе. Это - выдумка самого Ливанова. Что же касается «генералов от науки», то пока их функция - это давать время от времени «ценные указания» за хорошую зарплату. Но не более того. Реальной наукой они не занимаются. В этом я убедился в качестве Председателя Комиссии по истории культуры Древней и Средневековой Руси в составе Совета по истории мировой культуры при Президиуме РАН, где его Председатель, получавший приличный оклад, так ни разу и не показался на его заседании. А все заседания и повестки с датами следующих заседаний готовил и проводил его заместитель.

Я полагаю, что приведённого вполне достаточно для того, чтобы понять, что Ливанов - просто цепной пёс Комиссии по лженауки, которому поручено облаивать всех новаторов, не разделяющих господствующую парадигму. Именно поэтому он прячет своё лицо и в прямом смысле (отсутствует его фотография, которая в этом журнале обязательна), и в переносном (вымышленное имя, псевдоним). В методологи науки он, как я показал, не разбирается, а потому не имеет права быть экспертом в чуждой для него области знания. Меня удивляет позиция руководства журнала «Природа», которая предоставила свои страницы этому проходимцу без имени, без научной степени, и  без родины.  Если он израильтянин, то пусть критикует израильскую науку, это был бы логично.

Комментарии недоступны.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.4MB | MySQL:11 | 0.161sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Декабрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

управление:

. ..



20 запросов. 0.323 секунд