В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Май 20, 2013

О защитнике академика Зализняка

Автор 11:22. Рубрика Чудиномания

О защитнике академика Зализняка

Чудинов В.А.

Мнение ЖЖ Чудинология о моей деятельности меня касается всё меньше. То, что там орудуют тролли, сетевые хулиганы, мне было известно и раньше, и я многократно расценивал их труд как Сизифов, что тоже не ново. Единственное, что иногда скрашивает мой досуг, так это попытки понять, чем почерк одного тролля отличается от другого, чтобы в тех случаях, когда сетевой хулиган пишет обычную статью, и используют вроде бы нормальные человеческие имена, вроде школьного учителя Яковлева, понять, какой из них именно пытается меня ошельмовать. Поскольку врага надо знать в лицо.

Не так давно, где-то, возможно год назад, появился очередной сетевой хулиган с ником veikko helminen. От этого псевдонима хочется вспомнить бессмертные строки Пушкина об «избе убого чухонца». Он - якобы лингвист, но свои пристрастия в более узкой области обнажил не сразу. Но теперь, кажется, он выразил своё отношение не только к этимологии, но и к некоторым персоналиям.

Защитник Зализняка. Вроде бы моя перепалка с академиком Зализняком закончилась и я лишь изредка шлю ему приветы, когда обнаруживаю на древних надписях не только слово РИМ в названии «вечного города», но и другое его название, слово МИР. Однако чухонца научное реноме этого академика продолжает волновать до сих пор, и последняя реплика чухонца начинается со слов «Во время подготовки анализа чудо-писульки о Зализняке, я обнаружил два интересных слова на чуглише. Не знаю, обсуждали ли их чудинологи, но я решил написать о них пост, такскать, для позитивчика». Как говорится, «такскать ему не перетакскать» неологизмов, но разберем ситуацию с двух сторон, как в расследовании преступлений: собственно деяния и их мотив.

Итак, чухонец сначала цитирует Зализняка. Зализняк: Другой пример: в русском языке праиндоевропейское начальное p сохранилось, а в английском в некоторый момент его предыстории перешло в f. Поэтому в родственных словах этих двух языков имеет место соответствие «русск. начальное п - англ. f», например: пять - five, плыву - flow, полный - full, пясть - fist, пена - foam, паром - ferry (это иллюстрации только для начальной согласной, остальные части этих слов требуют более сложных объяснений).

Обращаю внимание на последнее замечание: это иллюстрации только для начальной согласной, остальные части этих слов требуют более сложных объяснений. Естественно, что я его понял и принял.

Далее идёт цитата из моей статьи. Чудинов: Но ведь Зализняк, приводя пример соответствия «русск. начальное п - англ. f» категорически возражает против того, что «дилетанты» дают соответствие русскому слову плот английским словом flot. Чем же тогда «дилетанты» отличаются в этом от академика?

И вот тут чухонец, как ему кажется, наносит сокрушительный удар: «А дилетанты (ярчайшим представителем которых является Чудинов) радикальным образом отличаются от академика тем, что последний точно знает, что «флот» по-английски - fleet и никак не иначе (к тому же знает, как правильно произносить слово island, см. ниже). Flot - это не из инглиша, это из чуглиша (то есть, нелепой карикатуры на английский язык). В английском языке, конечно, встречается слово flot (flotn), но (!), во-первых, это слово из профессионального сленга горняков и является сокращением слова flotation "флотация", и, в силу своей внешней латинизированности, имеет лишь отдаленное этимологическое отношение к английскому fleet. Во-вторых, ведь не его же Вы имели в виду, Валерий-ибн-Алекссевич?

Ну что ж, давайте разберемся. В немецком языке слово «флот» имеет форму Flotte, то есть, всё-таки «флот». А в английском языке, как известно, имеется два способа образование множественного числа: за счет окончания -s, и за счет изменения корневой гласной, например, tooth-teeth, foot-feet и т.д. Следовательно, буквально слово fleet могло означать при своём возникновении множественное число от слова floot, «флоты», а не «флот». Но закрепилась именно эта форма. В русском языке тоже существуют имена существительные во множественном числе, где единственное число не только не употребляется, но даже не вполне ясно, как его образовать, например, «ворота». Ибо слово «ворот» имеет совсем другой смысл. А в английском слово gate имеет единственное число. Но тут мы имеем дело даже не столько с лингвистическими, сколько с культурными традициями того или иного этноса, с его предпочтениями.

Еще раз напомню оговорку Зализняка: это иллюстрации только для начальной согласной, остальные части этих слов требуют более сложных объяснений. Но чуть ниже сам же отказывается от этой оговорки: "Любитель из всей этой проблематики усвоил только то, что фонетический состав слова может со временем сильно изменяться. И это вдохновляет его на то, чтобы для любого слова предположить нужную для его идеи замену одного звука на другой. Скажем, предположить, что слово флот - это просто плот с переходом п в ф"».

Но если речь идёт именно о начале слова, то дилетант абсолютно прав. Просто академик Зализняк на ходу меняет правила игры: то учитывать только первый звук и не учитывать остальные, то учитывать все звуки слова. Чухонец решил, что правила игры изменил я, и потому валит с больной головы на здоровую: Походя замечу, чтобы потом не возвращаться, что Чудинов опять совершил подтасовку (вольно или невольно).

Понятно, что если академик Зализняк позволил себе передёрнуть карты, то именно то же самое позволяет себе и чухонец. Получается, что чухонец отождествляет себя с академиком. На каком основании? На первый взгляд потому, что при защите чести и достоинства академика РАН Зализняка годятся все средства, в том числе и обман, а о защите чести и достоинства академика РАЕН Чудинова речь идти не может априорно.

Но почему чухонца так взволновали честь и достоинство академика Зализняка в споре, который возник года четыре назад? Уж ученик ли Зализняк вещает от имени чухонца? Поскольку я его больно задел его учителя. Ибо, как говорил товарищ Саахов, ему «Обидно, ей богу обидно, ведь ничего же не сделал!» Вероятно, обращение к забытому уже спору понадобилось потому, что больше говорить не о чем.  

А далее следует более точное отображение обиды в словах: «Ни для кого не секрет, что для фриков свойственно записывать иностранные слова русскими буквами, но не Зализняку. При адекватной интерпретации высказывания академика следует понимать, что коль скоро он пишет русскими буквами, то имеет в виду русское слово флот (пока неважно, заимствовано оно или нет), или, по крайней мере, цитирует фриков, которым свойственно брать слово отвлеченно от какого-либо языка вообще и записывать его русскими буквами. И Чудинов здесь попадает в ловушку именно как дилетант, увидев в русском написании английское слово (даже не зная, как правильно оно выглядит в английском).  Академик-то, как всегда, безупречно точен. А кто-то берется его критиковать и при этом еще брызгать ядовитыми слюнями. Одним словом, какой-то дилетантишка

Обида закрывает чухонцу глаза. В слепой ярости он не понимает, что когда он пишет два предложения кряду, например, И Чудинов здесь попадает в ловушку..., а затем Академик-то, как всегда, безупречно точен, то, поскольку Чудинов тоже академик (пусть и РАЕН), по правилам русского языка следует понимать, что слово «академик» относится именно к нему. И смысл получается таким: И Чудинов здесь попадает в ловушку...,   Академик-то Чудинов, как всегда, безупречно точен. Иными словами, чухонец сам себе противоречит! - Вот что значит обида!

Ну, и небольшое пояснение. Я пишу слова иных языков русскими буквами не потому, что не умею писать латинскими (заимствованными из русских рун Рода) буквами, а потому, что русские надписи существовали за десятки и сотни тысяч лет и до этих букв, и до этих иноязычных слов. Пишу на родном мне языке-предшественнике.

А теперь мотив: любым троллям научная сторона глубоко безразлична, им важно зацепиться хоть за что-то. А «он украл» или «у него украли» - какая разница? Поэтому, если Зализняк сначала хочет рассматривать только первые звуки, что специально оговаривает, а потом рассматривает, вопреки своей оговорке, все звуки слова, то виноват, разумеется, не он, а Чудинов. Такова логика тролля.

О законе Гримма. Понятно, что с позиций чухонца закон понимается так: «Закон яко дышло - куда повернул, то и вышло». Таков и закон Гримма.

«Замечу также, что приведя 5 примеров начальных консонантных соответствий, Зализняк иллюстрирует Закон Гримма, о котором рассказывает в той же статье параграфом выше. А в контексте про флот - плот академик говорит, во-первых, не про фонетическое развитие, а про необдуманную и не вполне обоснованную замену (к тому вовсе не в контексте с германскими соответствиями, так как, скорее всего, цитируемый им дилетант может иметь в виду «западные» языки вообще) одного звука на другой. А во-вторых, в случае с Законом Гримма имеются в виду равноправно родственные отношения между языками, в то время как фрикам свойственно трактовать их как заимствования и «направлять вектора» от русского в «западные».

Не в бровь, а в глаз! Спасибо, друг чухонец, теперь я понимаю, что Макс Фасмер - это типичный лингвофрик, ибо только фрикам свойственно трактовать равноправно родственные отношения между языками как заимствования. То-то отечественная лингвистика вообще, и академик Зализняк в частности обрадуется такому уточнению!

И далее чухонец вдруг как бы прозревает, и заключает: «Вообще-то, английские слова fleet, float могут оказаться родственными слову плот (*плътъ), но не целиком, а лишь древним корнем (тем же, что рус. плыть, плыву, т. е. без "-т-"), поскольку, по тому же Закону Гримма, славянское [т] должно соответствовать английскому [þ] или [ð] (th); германскому же [t] - славянское [д] [Фасмер, III, 285 - плот II]».

То есть, он, наконец, уразумел, о чём говорил академик Чудинов, пардон, «дилетантишко Чудинов». Иными словами, заимствовали ли англичане слово «плот» в форме единственного числа floot или flooth, или сразу форма множественного числа стала пониматься как единственное число - это как раз те самые остальные части этих слов, которые требуют более сложных объяснений, и от которых вроде бы отказался Зализняк в начале своих рассуждений, за чем и последовал академик Чудинов. Но далее академик РАН Зализняк тут же стал рассматривать остальные части этих слов, поведя себя как карточный шулер. - Да, действительно, чухонцу есть с кого брать пример!

Неологизмы чухонца. Далее обида заставляет чухонца придумывать какие-то странные слова, например, в его фразе «Итак, Чудинов рассуждирует». Если для академика РАЕН Чудинова имеет смысл общее направление фонетического развития (поскольку речь шла не о заимствовании отдельных слов, а о происхождении германских языков от русского), поскольку учёт мелочей затмил бы общую картину, что вначале хотел сделать и академик Зализняк, то для чухонца основное значение имеют именно мелочи. Он мне приписывает создание «чуглиша» и «чудойча». - Я польщён! Чухонец меня ставит на одну доску с варшавским окулистом Лазарем (Людвигом) Марковичем Заменгофом, который после десятилетней работы в 1887 году сочинил новый язык на базе испанского, скромно подписавшись doctor Esperanto. А я вроде бы сочинил новый язык на базе английского и немецкого. Я бы подписался еще скромнее: doctor Profundo.

Что ж, на любезность надо ответить любезностью. Полагаю, что чухонец придумал первое слово сочинённого им нового языка - чухоруса. И что те слова, которые звучат непристойно не только в устах учёных, но даже просто в общественных местах (некоторые из них выделены у чухонца голубым) - это тоже чухорус. А пристрастие к голубому цвету - это нетрадиционная языковая ориентация, отрицание нормального цвета текста. Например: «Какой ужас! лингвисты ничего не знали о заимствованиях, пока Чудинов их не просветил. Позор! - VH». Вся данная фраза чухонца выделена голубым цветом. При такой лингвистической ориентации - кто его знает, чухонца? Может у них, чухонцев, так принято - своё несогласие с Чудиновым выражать голубым? А, может быть, чухонец действительно полагает, что о заимствованиях не отдельных слов, но целых пластов чужих языковых явлений  лингвисты ничего не знали, пока Чудинов их не просветил? - Кто их, чухонцев, разберёт? Ведь если бы это была ирония, ее не следовало выделять особо еще и цветом, она и так понятна. Но выделение цветом - это отрицание. И  ирония - это тоже отрицание. А, согласно диалектике Гегеля, отрицание отрицания приводит к утверждению. Так что я и тут польщён подтверждением моего приоритета. 

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.07MB | MySQL:11 | 0.192sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Январь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

управление:

. ..



20 запросов. 0.337 секунд