В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Март 8, 2007

Памяти Владимира Константиновича Волкова

Автор 11:00. Рубрика Воспоминания и некрологи

Памяти Владимира Константиновича Волкова

В.А. Чудинов

В ноябре 2005 года не стало Владимира Константиновича Волкова, который вплоть до этого года возглавлял Институт славяноведения РАН. К большому сожалению, в последние несколько лет ушли из жизни такие выдающиеся ученые, как археолог академик Б.А. Рыбаков и лингвист академик О.Н. Трубачев. С каждым из них мне довелось общаться в конце 90-х-начале 2000-х годов, когда я по работе в качестве проректора Государственной академии славянской культуры по международным связям встречался с ними, прежде всего, на международных конференциях.

Наиболее яркое впечатление В.К. Волков произвел нам меня на открытии конференции, посвященной 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина, в конце мая 1999 года в Софии. Великолепная эрудиция, блестящее владение словом, сильный темперамент и убежденность – и притом было ясно, что его речь являлась экспромтом, – все это выдавало незаурядную личность и очень крупного ученого. После этого мне очень захотелось сделать что-то в области пушкиноведения – и эта мечта воплотилась в жизнь. Сразу после приезда в Москву я обратился к рисункам А.С. Пушкина и нашел в них тайнопись, сделанную внутри каждого изобразительного шедевра довольно мелким шрифтом и закамуфлированную под детали рисунка. По этому материалу я опубликовал статью. А еще позже была подготовлена монография об изобразительной тайнописи А.С. Пушкина, которая вскоре должна выйти в свет. Таким образом, своим вдохновителем данной работы я считаю В.К. Волкова.

В.К.Волков
Рис. 1. В.К. Волков и В.А. Чудинов как участники конференции в Софии

Что же касается той конференции, то мы нашли на ней много общего, и постоянно садились вместе, рис. 1. Владимир Константинович искренне горевал по поводу разобщенности славян, их устремленности после распада организации стран Варшавского договора на Запад (где их, по убеждению Владимира Константиновича, не ждет ничего хорошего),а также в связи с их постепенной вестернизацией, заметной, в частности, и в стране нашего пребывания, Болгарии. Он искренне стремился к созданию некоторых общеславянских проектов, например, к сотрудничеству ряда вузов России и Болгарии, куда бы постепенно подключались и университеты других стран. Вместе с тем, он остро переживал некомпетентность ряда наших коллег из славянского движения России.

Наше знакомство с ним состоялось за три года до этой встречи, на банкете по поводу 50-летия Институт славяноведения и балканистики РАН. До неофициальной части, на торжественном заседании Ученого совета института, он сделал весьма интересный и содержательный доклад, который частично перекликался с его статьей в юбилейном сборнике. А там он писал: «На протяжении всего ХХ века, в корне изменившего мир, славянские народы неизменно находились в эпицентре исторических событий и играли роль, намного превосходившую их реальный удельный вес и в мировом народонаселении, и в мировой экономике. Три «тектонических» сдвига потрясли до основания каждый их них: первая мировая война, вторая мировая война и события 1989-1991 годов («бархатные революции» в странах Восточной Европы, распад СССР и Югославии). Две первые волны носили, так сказать, глобальный характер. Третья же была вызвана их собственным развитием (крушением коммунистических режимов, сгнивших на корню как «старый режим» во Франции в XVIII веке), но также имела всемирное значение. Эти исторические цезуры стали также крупными вехами в развитии славяноведения, отразились на состоянии науки, воздействовали на ее исследовательские приоритеты и организационные формы» (1, с. 7).

Во время банкета в его директорском кабинете, где присутствовало очень небольшое число людей, В.К. Волков рассказывал, что, к сожалению, финансирование института со стороны РАН велось по остаточному принципу, и чудо, что он вообще смог выжить. Я увидел человека, глубоко преданного своему делу, болезненно переживающего за судьбу не столько своего учреждения, сколько мирового славянства. Позже, во время наших деловых контактов я убедился, что он всегда был человеком слова, умевшим ценить свое и чужое время, прекрасным организатором.

Меня поражала его способность говорить ярко, убедительно и вроде бы без предварительной подготовки. Как лектор с многолетним стажем я-то знаю, что за этим стояло – не только прекрасное владение материалом, но и настоящий ораторский талант, помноженный на вдохновение истинного ученого.

Мы с ним вели интересные разговоры и в Кракове в августе 1998 года на XII Международном конгрессе славистов, где он возглавлял внушительную делегацию сотрудников своего института. Он был энергичен, весел, остроумен. Позже мы неоднократно встречались с ним на съездах ректоров славянских вузов, где он был неизменным желанным гостем. Особенно радостным он мне запомнился на торжествах по поводу его избрания членом-корреспондентом РАН. Он, видимо, совершенно справедливо отмечал, что вероятность быть избранным из среды директоров НИИ была крайне низкой. Иными словами, его избрали не за должность, а за реальные научные заслуги.

Конечно, никто в мире не вечен, однако всегда жаль, когда из жизни уходят прекрасные личности, подлинные профессионалы и люди, страстно преданные идее славянского объединения. Владимир Константинович Волков был одним из таких страстных славистов.

Литература

1. Волков В.К. Российское славяноведение: вчера, сегодня, завтра (К 50-летию Института славяноведения и балканистики РАН) // Институт славяноведения и балканистики.50 лет М., «Индрик», 1996, с. 7-32

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 6.99MB | MySQL:11 | 0.179sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.324 секунд