В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Апрель 22, 2007

Славянские руны в германской интерпретации

Автор 18:01. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Славянские руны в германской интерпретации

Рецензия на работы А.В. Платова

В.А. Чудинов

Антон Валерьевич Платов, сотрудник физического факультета МГУ, специализируется на магических свойствах рун, в том числе славянских. В своей ранней небольшой книжке в 144 с. (ПЛР) целую главу (шестую) назвал "Славянские руны и происхождение футарка". В ней он сначала пишет о единстве происхождения славян и германцев, а поскольку все предыдущие главы были посвящены германским рунам, в данном разделе он переходит к рунам славянским. «Интересно, что в свое время неоднократно выдвигалось мнение о том, что рунической письменностью могли пользоваться и славянские народы. Возможно, что это вызовет у читателя определенное недоумение - так привычно считать славян до христианства и Кирилла с Мефодием неграмотными» (ПЛР, с. 83). Поскольку в данном контексте совершенно неясно, кто выдвигал и какие мнения, и о каком читателе идет речь, то с данной фразой в принципе можно согласиться, хотя в первых разделах нашего очерка совершенно четко видно кто, когда, и о каких славянских рунах говорил. Возможно, однако, что А. Платову это не только не известно, но и не интересно, поскольку его интересует только магическая, а отнюдь не информационная составляющая рун.

Далее он продолжает: «А между тем, существует множество фактов, опровергающих этот догмат. В 1967 году при раскопках у села Войсковое (на Днепре) был обнаружен славянский глиняный сосуд, датируемый черняховским временем (I-IV века от Р.Х.) На его поверхность нанесена надпись, содержащая 12 позиций и использующая 6 знаков (илл. 30). Надпись не поддается ни переводу, ни прочтению, несмотря на то, что попытки дешифровки были предприняты. Так одно время выдвигалось предположение, что, судя по количеству позиций, знаки эти могут быть начальными буквами названий месяцев, а надпись в целом - календарем. Однако, не существует , к сожалению, ни одного славянского языка, ни древнего, ни современного, в котором названия четырех месяцев начинались бы с одной буквы, трех - с другой, двух - с третьей, и оставшихся месяцев - с трех разных букв» (ПЛР, с. 83). Платов тут пересказывает работу Б.А. Рыбакова, а Рыбаков - А.В. Бодянского. Вот что писал Б.А. Рыбаков: «В 1967 году А.В. Бодянский (БОД, с. 172-174) сделал замечательное и еще не вполне оцененное открытие - он нашел в кургане с сожжением у села Войскового (близ Ненасытецкого порога Днепра) сосуд черняховского времени с двумя рядами символических знаков, рис. 167-1. Сосуд имеет вид большого одноручного приземистого кубка (кувшина, ковша?) емкостью около 3 л. Нижний содержит 16 отдельных клейм, которые не могут быть символами 12 месяцев. Здесь мы видим чередование косых крестов (знак солнца) с заштрихованными прямоугольниками, обычно обозначающими землю, пашню. В двух случаях рисунок (диагональ и заштрихованный треугольник) не поддается опознанию. В одном случае косые кресты сдвоены и расположены рядом; на лепесовской чаше такие парные кресты соответствовали месяцу июню. Единичным является и прямоугольник, разделенный на 10 квадратиков с точкой внутри каждого квадратика. Такие квадраты с точкой посередине обычно обозначают засеянное поле, ниву. Верхний ряд содержит 12 четко обозначенных знаков, выполненных по сырой глине линиями, точками и крохотными колечками (тычки торцом соломы?). Знаки разнообразны: ромбы, знаки в виде вписанных друг в друга букв Л, знаки в виде славянской буквы юса малого, в виде косого креста и креста с двумя вертикальными линиями. Автор раскопок принимал их за буквы, и весь набор знаков считал надписью» (РЫБ, с. 171-172). К сожалению, ссылок на работу А.В. Бодянского с буквенной дешифровкой надписи, а также содержания самой дешифровки Б.А. Рыбаков не приводит.

Сосуд IV века из села Войскового с календарными знаками
Рис. 1. Сосуд IV века из села Войскового с календарными знаками

Попытки буквенного чтения А.В. Бодянского. Мне удалось разыскать эту публикацию; она была помещена в одном из украинских сборников. Там А.В. Бодянский рассмотрел надписи на двух сосудах. На первом, уже известном нам, рис. 2-1, он прочитал ОЛОПА ОЛХАЙОЛ, хотя знаки более похожи на текст ОЛОХА ОЛХАОЙЛ, рис. 2-2. Кроме того, остался непрочитанным кусок этого орнамента, находившийся слева от ушка, рис. 2-3. По поводу второго он писал: «Сбереглись следы трех ушек, одно из которых имеет снаружи три ребристых валика, густо покрытых косыми насечками. Так же сильно выделенные три валика расчерчены снаружи на широких бортах вазы. Верхняя часть опоясана широким, чуть углубленным поясом, на котором размещена надпись, разделенная ушками посудины на три части. Надпись сделана до обжига сосуда. Высота букв - 4 см. Главные контуры их нанесены углубленными лощеными выемками с дополнительными тонкими линиями. Буквы снабжены колечками и окантованы очень мелким зубчатым штампом. Часть букв этого наидревнейшего алфавита, найденного, по мысли автора, в III-IV веках, имеет современный вид, другие загадочны. Большинство литер сбереглось фрагментарно, но их можно легко раскрыть, кроме двух, которых осмыслить невозможно. Надпись (рисунок) читается как IЛЯНА p (?) AIIНЯМ. Если же читать ее без разделения на три части, как на посуде Олафа Олайол, то имя владельца посуды будет IЛЯ НАРАН НЯМ (II и III слова имени определены условно и могут быть другими)» (БОН, с. 212).

Если внимательно приглядеться к надписям на сосуде, рис. 2-4, -5 и -6, то действительно можно с большим трудом распознать нечто похожее на надпись ИЛЯ НА РАН НЯМ, что я и постарался показать на рис. 2-7 и 2-8. В этой, с позволения сказать, дешифровке удивляют две вещи: каким образом славяне знали о существовании славянских букв типа юса малого (который почему-то изображали вверх ногами с дополнительными диагоналями и вертикалями) за пятьсот лет до создания кириллицы Кириллом и, главное, какое отношение к славянам имеют выражения ОЛОФ ОЛХАЙОЛ и ИЛЯ НА РАМ НЯМ. В первом выражении с трудом улавливается шведское имя Улаф и монгольская фамилия Олха-Ойл; во втором ­­- нечто индийское НАРАМ НЯМ с искаженным библейским именем Илья. Подобное сочетание имени и фамилии уж слишком экзотично. Так что предположение о том, что таким образом были обозначены имена владельцев сосудов, не выдерживает критики.

Чтение А.В. Бодянским надписи на сосуде
Рис. 3. Чтение А.В. Бодянским надписи на сосуде

Более того, на наш взгляд, тут вообще нет никаких надписей, ни славянских, ни германских, хотя, видимо, действительно имеются какие-то пока непонятные календарные знаки. И не только на сосуде из Войскового, но и на ряде других сосудов. Если бы не пристальное внимание А.В. Платова к этому сосуду, я бы вообще не стал его привлекать для демонстрации в книге по славянской рунице Средних веков. Однако Платов продолжает: «Читатель, возможно, уже отметил определенное сходство графики этой надписи с графикой рунической. Это действительно так. Сходство есть, и не только сходство - половина знаков (три из шести) совпадают с рунами футарка. Это руна Дагаз, Гебо и второстепенный вариант руны Ингуз - ромб, поставленный на вершину » (ПЛР, с. 83). Действительно, графическое сходство есть, однако, как мы отмечали при обсуждении дешифровок Г.С. Гриневича, это ровно ничего не значит, пока не получены осмысленные чтения, а их-то как раз и нет. Так что принять календарный сосуд за носителя славянского письма я не могу.

Надпись на втором Микоржинском камне. С другой стороны, ясно, что А.В. Платов выделяет из всех многочисленных надписей на славянских сосудах только те, которые похожи на германские руны. То же самое можно отметить и для другого примера: «Не менее интересен так называемый "Микоржинский камень" (илл. 32). Надпись, нанесенная на его поверхность, несомненно, руническая (хотя это и не германские руны), и достаточно большая для дешифровки. Так, существует вариант перевода, принадлежащий Г. Гриневичу РОСИЯ. НА НИЗУ БЫЛИ СТЕПИ, РОЩИ И ЛУГА УСТРАШАЮЩИЕ (?) (РОСИЯ здесь название города в Руси Тмутараканской). Неясно, правда, каким образом подобная надпись могла оказаться в балтийском регионе, как неясно и то, какой же смысл Гриневич видит в этом наборе слов» (ПЛР, с. 85). Таким образом, на второй Микоржинский камень Платов смотрит глазами Гриневича, а тот, в свою очередь, не знает, что эту надпись уже читали и Дрошевский (DRO), и Пшиборовский (PRZ), и Лечеевский. И это именно германские руны, найденные на территории Польши. Слова о том, что РОСИЯ принадлежит Руси Тмутараканской, являются трактовкой А.В. Платова, у Г.С. Гриневича их нет. В другом месте А.В. Платов возвращается к этой же надписи уже в связи с определением термина "славянские руны". Он пишет: «Применение славянами рунических знаков как средства прикладной магии не только свидетельствует о наличии у них определенной рунической культуры, но и подтверждает сделанные выше выводы о характере и происхождении праславянской письменности. Нельзя, однако, сказать, что с этими выводами соглашаются все исследователи. Так, Г.С. Гриневич, чей перевод надписи на Микоржинском камне приведен выше, считает славянскую письменность языческого времени слоговой. Но вряд ли с этим можно согласиться, даже оставляя в стороне этнографические и исторические свидетельства. Комбинаторный анализ той же Микоржинской надписи показывает, что использованное здесь письмо гораздо ближе к алфавитному, чем к слоговому. Кроме того, надпись совершенно четко разбита на слова, длина которых (4-6 знаков) опять-таки свидетельствует о том, что употреблены именно буквы. Читая знаки как скандинавские руны, в последнем слове надписи удается различить корень ЛУТ и конечную форму НИ, вызывающую в памяти аналогично завершающееся самоназвание племен (ДРЕВЛЯНЕ, ПОЛЯНЕ и т.д.). Учитывая близость места находки камня к землям лютичей, можно сделать предположение о том, что именно в скандинавских рунах и их предшественниках - северо-италийских алфавитах - следует искать ключ к дешифровке этой надписи» (ПЛР, с. 94-95). Как видим, в данном тексте сделана единственная попытка Платова прочитать надпись как ЛУТ-НЕ. Это очень уступает чтениям П. Дрошевского СБИР, ВОИН, БОГДАН, ИНАВОЙ С (DRO), а также чтениям К. Рогавского С МИР БОГДАН! ВОИН С ЛЮДВОЙ, уже не говоря о том, что Платов запоздал со своими чтениями примерно лет на 120. Вот это-то слово С ЛЮДВОЙ или, как я полагаю, С ЛЮТВОЙ, и пытается прочитать А.В. Платов.

В работе 1998 года он делает шаг вперед, познакомившись с книгой Лечеевского (видимо, через А.А. Бычкова), и приводя ее название в списке литературы, делает всего лишь 5 ошибок: то есть вместо "Руны и руничные памятники славянские" пишет "О рунах и руничных памятниках славянских", вставляя несуществующий предлог и употребляя несуществующий падеж; в слове "славянских" у него отсутствует "л перечеркнутый"; в слово Львов - "буква о с ударением", но на самом деле в оригинале дан еще и второй город, Варшава, отсутствующий у Платова, и уже передает надпись на втором камне СМИР БОГ(О)ДАН ВОИН ЛЮТВОЙ С как "несколько более вразумительную транслитерацию В. Ягича" (без ссылки на К. Рогавского), а затем приводит чтение А.А. Бычкова СМИРЖА ОТЕЦ ЛЮТЕВОЙ ВОИНУ С(ЫНУ). Тут же критикуется чтение Пекосиньского САИР ТОГОТХЛВ ВОИВ С ЛЮТВОЙ (ПЛБ, с. 101). Приводится и надпись на первом камне "с традиционным прочтением СМИР ПРОВЕ КМЕТ", хотя на самом деле это чтение Цыбульского (CIB), затем дается чтение Пекосиньского САИР ЭРДВД ТДАТ (PEK), и Бычкова СМИРЖ ЖЕРТВОЙ ЛЕЖИТ. Таким образом, до некоторой степени А.В. Платов познакомился с историей вопроса и своих чтений уже не предлагал. Зато он повторил ошибку Г.С. Гриневича и тем самым расписался в том, что книгу Яна Лечеевского в руках не держал, поскольку пишет: «на настоящее время Микоржинскими руническими камнями именуется три камня, несущих изображения и рунические надписи» (ПЛБ, с. 98). Я уже писал, что эту ошибку совершил Г.С. Гриневич, когда камень № 2 из коллекции Гагенова спутал с Микоржинскими камнями, приписав ему № 3. Однако А.В. Платов не только публикует и прорись второго камня Гагенова как "Микоржинский камень № 3" (ПЛБ, с. 99), но и путает первый и второй Микоржинский камни! И если на с. 101 своей статьи он пишет совершенно правильные слова "для второго камня (с лошадкой)", то восемью строками ниже, цитируя А.А. Бычкова, он уже первую надпись адресует второму камню, а вторую - первому. Такое сделать нельзя, когда занимаешься собственной дешифровкой; но такие ошибки неизбежны при переписке. Можно лишь предположить, что он что-то переписал у А.А. Бычкова, но, конечно, ему очень помешало незнание польского языка.

Отношение к чужим ошибкам. Казалось бы, что при такой небрежности А.В. Платов будет предельно терпим к чужим ошибкам. Да нет, куда там! Весьма интересна его маленькая заметка с подзаголовком "Опасайтесь непрофессионализма!" В ней есть такой занимательный сюжет: «Довелось мне не так давно взять в руки одну из только что вышедших из печати переводных книг о друидизме. Полистав несколько минут, наткнулся я на такую вот фразу: "кельтский бог Кучулаин". Признаться овладела мною оторопь: неужто пробелы в моих скромных знаниях столь велики, что даже популярная книжка упоминает неизвестных мне кельтских богов? Потом, правда, я сообразил: что-то здесь не так - ведь ни в одном из древнекельтских языков нет звука "ч"! Я попытался представить себе, как это имя могло выглядеть в английском оригинале книги, и тогда разобрал меня смех пополам со слезами - речь шла ... о Кухулине (CuChulain)! Это действительно было бы очень смешно, если бы, как говорится, не было так грустно. Что можно сказать о книге, посвященной религии и магии кельтов, если ни переводчик, ни редактор (!) никогда не слышали имени Кухулин?» (ПЛБ, с. 181). Вполне разделяю эмоции негодования А.В. Платова и совершенно с ним солидарен в этом вопросе. Вместе с тем, хочу заметить, что перевод с английского языка на русский вполне нормальный, а подвох состоял в том, что переводчик кельтские слова, начертанные по-английски, прочитал не по-кельтски, а по-английски. В этом была, конечно, его ошибка, но он все-таки переводчик с английского, а не с одного из кельтских.

Однако теперь я использую тот же самый сюжет, только по отношению к иной книге. Итак, статья А.В. Платова "Культовые изображения из храма Ретры" (ПЛА). Книга Андреаса Готтлиба Маша под длинным названием "Богослужебные древности оботритов из храма в Ретре на Толленценовском озере" является основой данной статьи Платова, поэтому ссылка дается сразу. В оригинале автор - это Andreas Gottlieb Masch, а название книги - Die Gottesdienstlichen Alterthümer der Obotriten aus dem Tempel zu Rhetra am Tollenzer See. Berlin 1771. Тут все понятно. У Платова мы читаем: Andreas Gottlieb. Die Gottdienstlichen der Obotriten. Berlin 1771. Имя стало фамилией, название сократилось до "Богослужебные оботритов". А в статье (ПЛБ) и того хлеще: хотя фамилия дана правильно, A. G. Masch, но зато теперь название исказилось до неузнаваемости: Die Gottesdienftlichen Ulferfhumer der Obotriten aus dem Tempel gu Rhetra. Berlin 1771. Всего лишь 5 орфографических ошибок: слово "служба" (dienst) почему-то написано через Ф, в слове "Древности" (Alterthümer) у Платова неверно написаны первая, третья и шестая буквы, в слове zu он заменил Ц на Г. При этом, заметим, не в руническом чтении немецкого названия, а в обычном готическом начертании! Что же касается рунического чтения, то в работе (ПЛА) можно узреть только три прочитанные им слова: RHETRA, RADEGAST (c. 11) и RESTA. Затем следует что-то невнятное TH ... G GAR... .IGI..AR..IRI.S (с. 12). И это притом, что у Маша читалось более 60 надписей, содержащие свыше сотни слов, которые были начертаны заглавными латинскими (а не руническими) буквами в тексте. Их следовало только воспроизвести! Так что если всего две ошибочно написанных буквы вызвали справедливое негодование А.В. Платова, то как бы он должен был негодовать, если бы кто-нибудь до неузнаваемости исказил и фамилию автора, и название произведения, и всё содержание книги! Как назвать человека, который не в переводе, а при простом копировании делает не менее пяти орфографических ошибок? И этот человек берется читать надписи на древних алфавитах? Серьезно ли это?

Впрочем, «однако, не стоит, конечно, сгущать краски. Книги выходят, и это уже хорошо. А ошибки - что ж, от них не застрахован никто. Мне, например, тоже доводилось, оглядываясь назад, находить досадные "ляпы" в собственных опубликованных работах. Другое дело, что ПРОФЕССИОНАЛ всегда стремится если не избежать ошибок полностью, то хотя бы свести их к минимуму. Только для НЕПРОФЕСИОНАЛА совершенно все равно, что он там напереводил или наредактировал. И потому, следуя древней мудрости (не судите, да не судимы будете), я не берусь никого судить на этих страницах, но лишь хочу еще раз повторить: опасайтесь непрофессионализма» (ПЛД, с. 182). Золотые слова! Однако если по поводу собственных ошибок имеются только сожаления, но не конкретные исправления, то по собственному же критерию А.В. Платова есть смысл говорить о его НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ. Впрочем, кто знает - возможно, он еще выучит и немецкий и польский языки, и научится читать надписи теми самыми германскими рунами, о которых пишет свои статьи и книжки!

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 7.04MB | MySQL:11 | 0.232sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Май 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апрель    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

управление:

. ..



20 запросов. 0.379 секунд