В.А.Чудинов

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Апрель 15, 2007

Г.С. Гриневич как генный лингвист

Автор 12:21. Рубрика Рецензии на чужие публикации

Г.С. Гриневич как генный лингвист

Рецензия на его книгу «Начала генной лингвистики»

В.А. Чудинов

Об этой книге Г.С. Гриневич сам пишет так: «Настоящая книга является логическим продолжением моей первой книги «Праславянская письменность. Результаты дешифровки», в которой было доказано, что у славян, задолго до Кирилла и Мефодия, создавших в 863 году славянскую азбуку, которой мы пользуемся и по сей день, на протяжении 5 тысячи лет была своя оригинальная слоговая письменность. Древние славяне употребляли при письме устойчивый набор слоговых знаков. При этом все знаки передавали только слоги одного типа, а именно открытые, состоящие из сочетаний «согласный плюс гласный» и «чистый гласный» - СГ и Г» (ГРВ, с. 3).

Этот пассаж вызывает массу ассоциаций. Во-первых, если первая книга содержала ложные дешифровки, то ее «логическое продолжение» обещает выделение не менее ложных слоговых значений. Во-вторых, славянская протокирилловская письменность, то есть, руны Роды, была не менее древняя и не менее оригинальная, чем слоговая руница или руны Макоши. В третьих, не  5 тысяч лет, а не менее 250 тысяч лет. В-четвертых, хотя Г.С. Гриневич подтвердил слоговой характер этой письменности, ему удалось установить только часть руничного силлабария.

И сразу же начинаются выделение автором первых слогов, которые он каким-то ему ведомым способом ухитрился разбить на несколько частей речи.  «1. Имена существительные: РА - солнце; Бог (радуга - дуга солнца). БА - баба, замужняя женщина, как основатель рода Человеческого. МА - мама - как сущность рода Человеческого. Бо - Бог» (ГРВ, с. 5). Как обычно, никаких пояснений того, каким образом были получены эти исходные значения, нет. Остается только догадываться. Впрочем, догадки наши вполне предсказуемы: делить слова на произвольные слоги первым начал П.П. Орешкин. Например: «СИБИРЬ - СИ БИ ИРИ - «СТРАНА ИРИ»; на это, среди прочего, указывает название реки ИРТЫШ - ИРА ТИ ЖИЕ и города ИРКУТСК - ИРА КУТА СИЕ» (ОРЕ, с. 143). Таким образом, Г.С. Гриневичем создается некий универсальный словарь, из которого можно получать значения: например, РАБА = РА + БА, то есть, БОГА БАБА или СОЛНЕЧНАЯ БАБА; БАРАН = БА + РА + НЪ, то есть, БАБЬЕГО СОЛНЦА МНОЖЕСТВЕННОСТЬ (значение НЪ - см. ГРВ, с. 33).  Далее следуют местоимения (среди личных нет только местоимения ОНИ, остальные представляют собой искаженные местоимения русского языка, например, ТИ (ТЫ), Т' А - ТЕБЯ и т.д., единственное прилагательное БЕ со значением «нехороший, дурной», числа БИ (два), ДИ (опять же два) и ПИ (как в геометрии, 3, 14...) (ГРВ, с. 5). Иными словами, наши предки как бы не знали числа ТРИ как первичного, но зато знали число ПИ. Вот такая замечательная логика - не знать простых чисел, но зато прекрасно знать числа иррациональные. Ну, и, наконец, глаголы  Е - быть в настоящем времени, БЕ или БЫ в прошедшем, и междометие НА считается глаголом. Любопытно, что слог ЩИ означает ЗАЩИЩАТЬ. Так что когда мы едим ЩИ, мы кого-то ЗАЩИЩАЕМ. Вполне в духе лозунга из книги Ильфа и Петрова: «Пережевывая пищу, вы помогаете государству».

Интересно, а что означает фамилия Гриневич с точки зрения это универсального словаря? Попробуем понять: ГРИНЕВИЧ = ГЪ + РИ + НЕ + ВИ + Ч, то есть ПРЕВОСХОДСТВО (Г) РИСКА (РИ) НЕ ЕСТЬ (НЕ) ЗРЕНИЯ (ВИ) ЭТАЛОН (ЧЪ). Характеристика, что называется, не в бровь, а в глаз. Немного переставив слова, поймем, что у Гриневича его РИСК, выдвинутый на ПЕРЕДНИЙ ПЛАН, вовсе НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЭТАЛОНОМ научного ВИДЕНИЯ. Тогда как фамилия ЧУДИНОВ = ЧУ + ДИ + НО + ВЪ, есть ЕСТЕСТВЕННОСТЬ (ЧУ, с. 82) ДВОЙНАЯ (ДИ, с. 65), ОГРАНИЧЕННО (НО, с. 33) ВНЕДРЕННАЯ (ВЪ, с. 76). Иными словами, пока моя ДВОЙНАЯ ЕСТЕСТВЕННОСТЬ ВНЕДРЕНА ОГРАНИЧЕННО. Тоже можно согласиться и предположить, что со временем эта естественность будет внедрена в полной мере.

Разумеется, я использую слоги Гриневича как строительный материал только в шутку. Никакого реального смысла за произвольно семантизированными слогами (то есть, наделенными произвольным смыслом) нет.

Далее Г.С. Гриневич непонятным образом генерирует некие генные тексты, например, ЛИЩИ ГИМЫ ТИХИ ЙИЖИ ДИНИ ПИВИ ЩИЦИ ЗИКИ РИБИ ЧИСИ ЩИЛИ МИГИ ХИТИ ЖИЙИ НИДИ ВИПИ ЦИШИ КИЗИ БЫ (ГРВ, с. 108). Так расшифровывается им слово РЫСИЧИ. Честно говоря, такого слова в русском языке нет, оно якобы вычитано Гриневичем из надписи на Фестском диске; не правда ли, как образно оно обыграно! Читаешь, и думаешь - насколько же этот исследователь не любит русский язык, когда приписывает ему такие вот ЦИШИ! А далее следует якобы «перевод» этой галиматьи: ЛИШЕННЫЕ КРИВЛЯНИЯ, СКРОМНЫЕ ПЕРЕЖИВАЛИ ПОДЛЕ НАС ПО-ДОМАШНЕМУ, ОЩУЩАЯ ГОЛОСА РЫБЬИ; СВОБОДЫ ЗАЩИЩАЛИ МГНОВЕНЬЯ; БЕДЫ ПЕРЕЖИВАЛИ ОНИ; В ПОТЕ ЛИЦА РАСЧИЩАЛИ ЗАВАЛЫ БЫЛЫЕ (ГРВ, с. 109).  Честно говоря, я не знаю ни одного человека, который бы ОЩУЩАЛ РЫБЬИ ГОЛОСА; если РЫСИЧИ считаются народом, ЛИШЕННЫМ КРИВЛЯНИЯ, то, стало быть, все остальные народы - кривляки. Ведь каждому русскому ясно, что ГИМЫ - это ГРИМЫ, а ГРИМЫ - это не слово ГРИМ во множественном числе, а ГРИМАСЫ, а ГРИМАСЫ - это КРИВЛЯНИЯ. Таким образом, через цепь из 4 звеньев Г.С. Гриневич подводит читателя к нужному значению слова.

Понятно, что и «генные тексты», и их «переводы» - это не что иное, как игра воображения Геннадия Станиславовича. Причем игра привычная: сначала составление по каким-то им придуманным правилам абракадабры, а затем ее «перевод» на русский язык.

Оказывается, «генная структура» слов, возникших в отдаленные времена, способна даже разобраться в современных событиях, например, ВИНОВАТА ЛИ ТАМАРА РОХЛИНА В СМЕРТИ МУЖА. Я не хочу травмировать читателя демонстрацией жуткого тарабарского набора слогов, дам только «перевод» Гриневича с «генного тарабарского» на современный русский язык: ЖЕЛАЛА ПРИНЕСТИ В ЖЕРТВУ ЯГНЕНКУ, ПРОХОДЯЩЕМУ ЛЕЧЕНИЕ, ЧТО ОСНОВА ЖЕЛАНИЯ, ЖЕРТВУ СБОРИЩУ ЛЮДЕЙ, ЧТО МАСКИ ИМЕЛИ. ПРИГЛУШЕННЫЕ ВЫСТРЕЛЫ, ОСНОВАНИЕ К СКАЗАННОМУ, ПРИГЛУШАЕМЫЕ В ЗДАНИИ, БЫЛИ ГРОМКИМИ. ЖЕЛАНИЮ ЦЕНА ОДНАКО МУЧИТЕЛЬНА, ЧТО НАГОВОРЕННОЕ, ВЫЗЫВАЮЩЕЕ УЖАС, ПРИ ЭТОМ ВЫРВАННОЕ СИЛОЙ ЖЕСТОЧАЙШЕЙ... (ГРВ, с. 234). Итак, не ягненка приносят в жертву, но больному ягненку (возможно, он лежит в больнице, где его лечат) поскольку это - основа желания. Но цена желания была не высока, а мучительна. А наговоренное было вырвано силой и вызывало ужас. Словом, перед нами - якобы не протокол параноидального бреда, а доведенный до совершенства «перевод» генного текста.

Поэтому не имеет ни малейшего смысла рассматривать конкретные «дешифровки» Геннадия Станиславовича. Следует лишь прокомментировать его заключение, где он подводит итоги своим открытиям. «Прежде всего, разработано положение о том, что Слова, подобно химическим соединениям, состоят из элементов - слого-слов, которые являются элементами генетического кода» (ГРВ, с. 273). Положение это неверное. Слова, как известно в лингвистике, делятся на морфемы, обладающие семантикой. Если же понятие «слого-слова» Гриневича совпадает с понятием морфемы, то данное положение можно будет считать правильным. Однако тогда отпадает какая-либо новизна, ибо данное положение является одним из краеугольных положений лингвистики, раздела словообразования. Но если, как это видно из всего изложенного, слог в качестве акустической единицы слова, наделяется произвольным значением (неважно, придуманного Г.С. Гриневичем или кем-то еще), то приведенное им положение неверно.

Столь же произволен и придуманный Г.С. Гриневичем «генетический код». Вместо 8 групп периодической систем Менделеева у него имеется 20 согласных (куда входит и Й), а вместо 7 периодов  он насчитывает 11 гласных (среди которых опять-таки Й, но также ИЕ, отличное от Е и ЕН, О и ОН, хотя и нет ранее выделенного им звука УО, У и А, Ъ и Ь, наконец, И=Ы). Правда, далеко не все сочетания звуков в его таблице возможны; например, существует только ЦЬ, и нет комбинации Ц с другими гласными. Якобы Гриневич создал эту таблицу по результатам чтения праславянской письменности. Но раньше он в своей таблице линейных знаков письменности типа «черт и резов» (ГРК, с. 273, лист 11) допускал наличие ЦЕ и ЦО.

«Установлена семантика лингвистических элементов генетического кода, подчиненная Периодическому закону, открытому Д.И. Менделеевым» (ГРВ, с. 273). Здесь по сути дела два утверждения: наличие периодичности любого силлабария и установление семантики силлабария русской руницы. Периодичность любого силлабария, то есть, составление таблицы, где знаки находятся на пересечении столбцов и строк с согласными и гласными звуками, известно лингвистике задолго до создания Периодической системы Д.И. Менделеевым. Никого вклада Г.С. Гриневича в такую форму организации лингвистического материала в данном случае нет. Что же касается наличия последовательности согласных и гласных звуков, например, Л, К, Н, М, Р, П, Т, С, Ц, Ж, Щ, З, Д, Г, Б, Х, Ч, Ш, Й, то она совершенно произвольна и не передает какой-либо закономерности, в отличие от Периодической системы Менделеева, где химические элементы расставлены в порядке возрастания их атомного веса. Иными словами, согласные звуки расставлены здесь не в порядке усиления или ослабления артикуляции, или изменения места образования звуков, или по противопоставлению их звонкости-глухости, или мягкости-твердости. Нет закономерного порядка и в расположении гласных звуков, что опять-таки не соответствует закономерности в усилении щелочных и ослаблении галогенных свойств химических элементов по мере увеличения номера периода. Можно было бы представить эту таблицу не как таблицу звуков, а как таблицу графем, однако и тут не просматривается какой-либо закономерности, например, монотонного перехода от графем из одного элемента к графемам из 2, 3 и 4 элементов. Еще меньше оснований для рассмотрения данной таблицы как таблицы семантики слоговых знаков, ибо она называется «таблицей слоговых знаков», то есть, таблицей их формы, но не содержания. Как обычно, Г.С. Гриневич довольствуется внешним сходством, не только не понимая, но даже не замечая сути периодичности таблицы Менделеева. Таким образом, мы опять видим некий муляж закономерности, а не саму закономерность, хотя периодичность действительно присуща всем силлабариям.

Повторение той же таблицы, но с заполнением всех клеточек значениями слоговых знаков (ГРВ, с. 95, рис. 5) абсолютно ничего не меняет по существу. Это всё равно, как в таблице Менделеева заменить символы химических элементов их названиями и писать, например, вместо О название Oxigenium. Поэтому ничего нового я не усматриваю и в следующем пункте якобы открытия Г.С. Гриневича: «Лингвистические элементы и элементы (химические) сведены в одну общую таблицу Периодической системы лингвистических элементов генетического кода, совмещенную с Периодической системой элементов Д.И. Менделеева» (ГРВ, с. 273).

«Установлена тесная связь Времени и Слова, в частности показано, что числительные значения букв славянских азбук есть «протяженности» времени. Доказано, что время, являясь предматериальной субстанцией, обладает плотностью. Предложена форма для определения времени Pt = 1 / t2» (ГРВ, с. 273). Выяснение природы времени - уже не лингвистика, а философия. Замечу, однако, что задолго до Г.С. Гриневича существовали работы в области так называемой глоттохронологии, где в основу клались модели распада слова, так что никакой новизны Г.С. Гриневича в данном случае совершенно нет. Кроме того, любые процессы распада обычно описываются убывающей экспонентой, а не обратной параболой (гиперболой второго порядка), так что обратно квадратичная зависимость, предлагаемая данным исследователем, оказывается наиболее грубым приближением к математическому описанию распадных явлений. Из этого следует, что Г.С. Гриневич не знаком с данными процессами по курсу ядерной физики.

«Выявлен ряд особенностей плотностного времени, среди которых - способность образовывать нелинейные системы «спираль-ось» и способность к квантованию в пределах указанной системы, приводящей к установлению стоячих волн - первичного импульса Движения - первичной Энергии, формирующей энергоинформационное поле ДНК шарообразной формы» (ГРВ, с. 273). Как известно из курса акустики, генерация стоячих волн обусловлена суперпозицией (наложением) двух бегущих волн, движущихся в противоположных направлениях. Например, когда одна бегущая волна отражается от препятствия и движется навстречу бегущей волне. Можно, конечно, метафорически представить и «плотность времени» как бегущую волну, однако для получения такого рода стоячей волны необходимо придумать столь же метафорическое препятствие, от которого данная волна могла бы отражаться. Однако такой параметр, как «время» невозможно обратить вспять; иными словами, оно «ни от чего не отражается». Поэтому по аналогии с «мнимой геометрией» здесь можно предположить, что Г.С. Гриневич изобретает некую новую «мнимую акустику времени», самой существенной частью которой являются некие «зеркала времени», способные отражать время вспять. Опять мы вступаем на зыбкую почву фантазии, теперь уже не лингвистической, а акустической.

Дальше - вообще рассуждения за гранью известного науке. Имеет ли ДНК энергоинформационное поле, что это за поле и какова его конфигурация, как воздействует на него некий придуманный Г.С. Гриневичем параметр, «плотность времени» - всё это на сегодня не имеет под собой никакой экспериментальной базы и может рассматриваться как «умные разговоры», сродни тем, что в средние века вели по поводу количества ангелов на острие иголки.

«Но несмотря на всю значимость полученных результатов, перечисленных выше, главным достижением своей работы я считаю создание лингвистической модели двойной спирали ДНК, точнее, ее плоскостного выражения в виде Информационной таблицы Периодической системы лингвистических элементов генетического кода, имеющей общую матрицу с таблицей Периодической системы элементов Д.И. Менделеева» (ГРВ, с. 273-274). Шесть родительных падежей кряду вряд ли делают название таблицы понятным. Единственное, что можно сказать, так это то, что если столбцы и строки любой периодической системы (любых элементов - лингвистических, строительных, физических, логических и т.д.) составлены произвольно, как хотелось бы их составителю, а не в соответствии с какими-то естественными свойствами элементов, то как ни называй эту таблицу, она никакой закономерности не отразит. Тем более, что в данной книге не обсуждается ни строение ДНК, ни понятие «плоскостной проекции ДНК», ни механизм перехода от пространственной к плоскостной модели.

«Информационная таблица позволяет считывать генные тексты после введения в ее поле ключевого слова или ключевой фразы любого тематического содержания, любого периода Нашей цивилизации, в плане получения первичной информации в самых различных сферах человеческой деятельности» (ГРВ, с. 274). А вот с этим я полностью согласен - позволяет. То есть, произвольно составленная таблица со случайными параметрами позволяет разбить упорядоченный смыслом текст на некие фрагменты, в соответствие с которыми выдает новые фрагменты, уже чисто случайные, которые и генерируют некий беспорядочный генный текст типа  ЛИЩИ ГИМЫ ТИХИ ЙИЖИ. А потом благодаря искусству «переводчика» эта галиматья «дотягивается» до внутренне противоречивого, но внешне приглаженного «перевода».

«Язык генных текстов по своему грамматическому строю и словарному составу чрезвычайно близок к живому (разговорному) великорусскому языку, и потому

Учите русский язык!» (ГРВ, с. 274). - Последняя фраза замечательна, особенно применительно к самому Лищи Гимы, Тихи Геннадию Станиславовичу. Учите русский язык, дорогой Геннадий Станиславович, и он спасет Вас и от Авети Ени, и от генных текстов, и от прочих Ваших фантазий воспаленного лингвистического ума.

Литература

ГРВ: Гриневич Г.С. Начала генной лингвистики. М., «Летопись», 2001, 320 с.

Написать отзыв

Вы должны быть зарегистрированны ввойти чтобы иметь возможность комментировать.






[сайт работает на WordPress.]

WordPress: 6.97MB | MySQL:11 | 0.459sec

. ...

информация:

рубрики:

поиск:

архивы:

Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

управление:

. ..



20 запросов. 0.640 секунд